Крымское Эхо
Главное Мир

10 лет, которые потрясли

КАК И ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ В МИРЕ ПОСЛЕ КРЫМСКОЙ ВЕСНЫ

10 лет – это много, по крайней мере, для того, чтобы возникло представление о том, что так, как сейчас, было всегда. Особенно в нашу эпоху короткой памяти. Чтобы оживить воспоминания, давайте припомним, как жил мир в годы, предшествующие Крымской весне.

На Ближнем Востоке догорала «Арабская весна». В Египте военные изгнали «Братьев мусульман» (признана в России террористической организацией), пришедших к власти двумя годами ранее. В Сирии Асад продолжал сопротивляться исламистам, Россия оказывала ему поддержку, но в тот момент ещё скромную. В Турции власти подавили протесты на площади в Стамбуле и не сильно громко высказали претензии Западу за их поддержку.

США бодались с исламистами в Афганистане и Ираке, а из последнего даже начали потихоньку выводить войска. Но в целом их союзники в этом регионе им верно служили, а противникам было нехорошо.

Ничего не предвещало нынешний бунт против влияния Вашингтона.

Об ИГИЛ (признана в России террористической организацией) тогда знали только узкие специалисты. С Ираном готовилась «ядерная сделка», которая предусматривала отказ Ирана от военной ядерной программы и отмену санкций как Совбеза ООН, так и США и ЕС. Сделка состоялась в 2015 году, но уже мало что могла изменить в изменившемся мире и была расторгнута Трампом.

Сами же США потихоньку сползали в очередной цикл изоляционизма (смена этих циклов описана ещё в 50-е годы ХХ века), но тогда на это никто не обращал внимания. Обама выглядел таким себе ленивым президентом, который больше всего опасался, что его во что-то втянут стоявшие за ним неоконы. Да и зачем ему было суетиться — ведь всё у него хорошо, а что нехорошо, то несущественно. Такой себе дзен президента мирового гегемона на второй каденции.

В Китае только прошёл транзит власти: в 2012 году генсеком КПК стал Си Цзиньпин, а в 2013 он был избран председателем КНР. В тот момент это рассматривалось как обычная ротация власти в рамках консенсуса элитных групп. Экономически Китай успешно развивался, но все его успехи были связаны с интеграцией в глобальную экономику и работе на западных рынках по западным же правилам.

Китай к тому времени отринул обамовскую идею Чимерики, но ещё ничего в ответ не предложил. Идея воссоздания «шёлковых путей» за счёт китайских инвестиций в инфраструктуру впервые прозвучала во время визитов Си Цзиньпиня в Казахстан и Индонезию осенью 2013 года. Но это была только идея. Реализация же началась в 2015 году, тогда же к инициативе Китая присоединилась Россия. Ну а первый форум «Один пояс и один путь» прошёл только в 2017.

Глобальная экономика в 2013 году во многом отошла от кризиса 2008-09 годов.

Панические ожидания экономического краха сменились уверенностью в том, что всё идёт к лучшему в этом лучшем из глобальных миров, что глобальные элиты открыли «философский камень» бесконечного экономического роста и нужно лишь соответствовать их правилам, чтобы всё было хорошо.

В России в 2012 году удалось переломить некоторые негативные тенденции. Президентом вновь избран Путин, но его «майские указы» были направлены на внутреннее социально-экономическое развитие. В августе этого года Россия стала членом Всемирной торговой организации. Страна ждала Сочинскую олимпиаду и начала готовиться к проведению чемпионата мира по футболу.

Всё в рамках пресловутого «конца истории». Некая антизападная риторика руководства России рассматривалась именно как риторика, вызванная поддержкой Западом протестов зимой 2011-12 годов.

Верить в то, что скоро Россия бросит вызов Западному доминированию не было никаких оснований.

Трансформация Таможенного союза в Евразийский экономический союз и попытки приобщить к нему Украину выглядели как действия вполне в соответствии с тенденциями тогдашнего мира – стандартное дополнение глобализации региональными экономическими объединениями.

Евросоюз отходил от экономического кризиса хуже, чем остальной мир, и искал новые территории для своей экономической экспансии. И здесь его желания совпали с устремлениями украинских элит обоих политических лагерей.

Дело в том, что эти элиты, независимо от того, какую партию они представляли или финансировали, к тому времени уже давно евроинтегрировались и готовы были принести в жертву этому и украинскую экономику, и культурно-политические предпочтения большинства жителей Украины. Да и сам Евросоюз к тому времени для значительной части населения стал неким манящим красивым мифом, а России в тот момент нечего было этому мифу противопоставить.

Пожалуй, хватит описания этого дивного, но уже ушедшего мира почти победившего «конца истории». Нужно только добавить, что силы, желающие его остановить, в мире вызревали и у некоторого числа элит, противостоящих западной глобализации, и у части населения мира, негативно воспринимавшего торжество Запада. Но им нечего было противопоставить этому торжеству.

Как часто бывает в реализации исторических тенденций, откат начался на пике. Как у Сизифа из греческого мифа — камень скатывался вниз в момент, когда он уже почти достиг вершины.

Казалось бы, Запад сделал практически всё, что мог.

Переворот в Киеве ознаменовывал не только полное включение Украины в орбиту влияния Запада, но и «посрамление России».

Результатом не только потери Украины, но и разгрома в ней всех пророссийских сил должна была стать утрата авторитета российской власти как у себя в стране, так и в мире. А кульминацией этого процесса как раз и должен был стать Крым.

Но именно в этой временной и пространственной точке всё пошло иначе. Дальнейшее читателям не только хорошо известно, но и пережито лично. Все эти десять удивительных лет.

Посмотрим же на мир спустя десятилетие.

Арабские страны Ближнего Востока сейчас смотрят на США с презрением и делают то, что считают нужным. Конечно, с давлением Вашингтона им приходится считаться, но на этих счётах всё больше костяшек на стороне как их собственных интересов, так и представлений о перспективах влияния США в регионе. А эти представления сейчас стали весьма негативными для Вашингтона.

Примечательно поведение Турции. Имея очень серьёзные собственные интересы на Украине, демонстративно не признавая Крым российским, Анкара выстраивает свою собственную модель отношений с Россией. Только после начала СВО товарооборот между нашими странами вырос в два раза. Несмотря на очень серьёзное давление со стороны США, Турция ставит во главу собственные интересы. Они часто не совпадают и с нашими, но это нормально для международных отношений. Главное, что получается выстроить сотрудничество.

За эти 10 лет Ближний Восток научился посылать США куда подальше.

У этого много причин, дело не только в действиях России, но и в том, что происходит в США.

Описывать рост самостоятельности Китая, степени его конфронтации с США нет особой нужды – это очевидно. Как очевидно и формирование фронта холодной войны на Дальнем Востоке, который грозит перерасти в горячую. Невозможно было представить 10 лет назад, что в 2023 году мир будет гадать, начнет ли Китай военную операцию по возвращению Тайваня. Теперь же это один из возможных сценариев.

Интересна в этом контексте политика Индии. Западом она рассматривалась и рассматривается как противовес Китаю. Другое государство с радостью приняло бы на себя эту роль за небольшой прайс. Но Индии удалось реализовать иную политику: получать от Запада много и давать ему мало. Не становиться младшим партнёром, а действовать, когда нужно, по своему усмотрению и одновременно получать все преимущества от сотрудничества со всеми.

Этого даже Китаю не удавалось: он платил за переход в западный экономической лагерь прямой конфронтацией с СССР, когда обмен ядерными ударами не выглядел невероятным сценарием. Причем платил по предоплате.

Как у Индии это получилось? Это, конечно, результат мудрого руководства страны. Но нельзя не признать, что это стало возможно потому, что мир за эти 10 лет стал другим.

10 лет назад БРИКС рассматривался только как вполне рациональное экономическое сообщество крупных экономик «второго эшелона», которые объединились, чтобы лучше отстаивать свои экономические интересы в конкуренции с «первым эшелоном». Сейчас же это не только крупнейшее экономическое объединение в мире. Оно представляет альтернативный Западному проект глобализации, основанный на справедливом учёте интересов всех.

Как и что изменилось в российской внешней и внутренней политике, думаю, описывать не стоит, всё это происходит на наших глазах и в нескольких предложениях это зафиксировать сложно.

Но радикальное изменение роли России в мировых процессах не признать невозможно.

Для Запада и его сателлитов эта роль выглядит демонической — ведь Россия рушит столь милый им мир. Отсюда и дикий всплеск русофобии. А для «мирового большинства» Россия стала «передовым отрядом человечества», извините за этот трюизм из риторики советского периода.

В марте 2014, в дни Крымской весны, на одном круглом столе мне довелось высказать тезис: в Крыму произошёл конец конца истории. Тогда это было скорее «красным словцом»: ведь понятно, что такой «конец конца» – это не факт, а процесс. Но теперь, спустя 10 лет, уже точно можно утверждать, что этот процесс начался тогда.

Да, были тенденции к такому «концу конца» и ранее, но в явном виде он выразился как раз в феврале – марте 2014 года.

 Как и любой перелом исторических тенденций, начало нового мира сопровождалось и продолжает сопровождаться политическими потрясениями.

Когда ещё в мире проходили такие изменения за столь короткий промежуток времени? Немного можно вспомнить. В первую очередь, на память приходят десятилетия вокруг Первой и Второй Мировых войн. Если сравнивать миры в 1911 и 1921 или в 1937 и 1947 годах, то там изменения были ещё значительней. Но для этого в обоих случаях потребовались десятки миллионов жертв, не только мировых, но и локальных и гражданских войн и связанных с ними голодом и эпидемиями.

Можно вспомнить ещё и десятилетие вокруг подъёма Наполеона: 1799 – 1809. Пусть Наполеон потом и проиграл, взяв на себя слишком много (часто в истории «слишком много» – это война с Россией). Но весьма значительные изменения, связанные с деятельностью Наполеона, в том числе и на политической карте мира, остались. Но это очень далёкая от нас история, сильно непохожая на наш мир.

Сейчас же мы проходим такие трансформации с гораздо меньшими потерями и разрушениями, чем были в ХХ веке. Но и темп не тот.

Поэтому второе десятилетие после Крымской весны должно привести к дальнейшей трансформации мира при активной роли России.

Мир продолжит меняться, и эти изменения должны совпадать с интересами России. Пока всё идёт в этом направлении.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 23

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что ждет Украину: «аргентинский сценарий» или «сомалийский»?

Троянский Крым: версия 2022 года

Мантра для умников

Альберт ФЕТТЕР

Оставить комментарий