Крымское Эхо
Знать и помнить

Украинец подался к русичу: Забинтуй меня, братик, выручи

Украинец подался к русичу: Забинтуй меня, братик, выручи

Тяжко, ох, тяжко приходится нашим ребятам на линии фронта. И снаряды к стволам подтаскивать нелегко, и от «птичек» уворачиваться не менее трудно. Хотя, как признаются бойцы, труднее всего терять товарищей в бою. Ну, а если против тебя воюет еще вчера бывший товарищем, а сегодня поставленный с автоматом против тебя?

Нет, речь не о «свидомых» — их судьба известна, их в плен не берут. Но их и в окопах, как сейчас понятно, особо не найдешь: нацистская Украина сражается с нами очень часто теми, кого схватили помимо воли и отправили на фронт из наших же, русских, новоросских территорий. Кстати, сейчас в Телеграме вспомнили о настоящем гражданском подвиге десятилетней давности 300 запорожцев[1] (фото вверху) — парни под дождем крепко стояли плечом к плечу, готовые сражаться за свою жизнь, а не за идеи тех, кто захватил власть в Киеве.

А недавно вся Россия с радостью в сердце читала сообщение о том, как человек, сражавшийся на украинской стороне, спас раненого русского, получившего ранение в том же бою. А сам умер от полученных ран. Почему пишу «с радостью»? Да потому что это великий знак того, что душа у этого умершего осталась жива, он сумел ее сохранить. Значит, будет жить вечно.

Пусть это совсем уж единичные случаи, но ведь они есть! Значит, есть еще надежда на выздоровление у тех, кто с той стороны «ленточки»…

Поэты берутся за перо, когда они не могут не писать. Вот и Виктор Воинков, известный курганский поэт, прислал свое «прочтение» этой поистине былинной истории из фронтовой жизни. Не смог молчать…

Братики

(былина)

Ничего не меняется исстари,
Возвратилась война по памяти.
Переврут, перескажут писари.
Согласитесь – себя обманете.

Разгорелась вражда знакомая,
Назовëм то междоусобицей,
Украина, собой искомая,
Получила за подлость сторицей.

Разожгли сей пожар «союзники»,
Потекла река – кровь горячая;
Оказались во своре – узники,
Поголовно – рабы незрячие.

Натравило всех зло заморское,
Возжелало славян погибели.
Размечталось вновь «царство» польское
Дорогих краëв выждать прибыли.

Завязался бой нескончаемый,
Затянуло сознанье мороком –
Пробудился люд, люд отчаянный,
Обернулся брат лютым ворогом.

Разглядела Русь тьму бездонную,
Подняла́сь за свет Божьей милости,
Превратив в мольбу поимëнную
Пожелание миру мирности.

В неустанно кипящей ярости
Развернулся фронт лентой длинною.
Приходи, воюй, хоть до старости…
Но настал тот день, став былиною.
И случилась не ложь, а истина:
Оказались судьбой единою
Перепутаны двое – выстрелом,
Разорвавшейся рядом миною.
Окровавлены – жизнь на краешке –
Схоронились, нашли укрытие.
Прилетел снаряд в цель играючи,
Зазвучали слова забытые,
Зашептали на русском «Отче наш»
Обречëнные быть убитыми.
Вознесли хвалу за кривой блиндаж,
Распрощавшись на век с обидами…
Украинец подался к русичу:
– Забинтуй меня, братик, выручи.
– Отыскались бинты, знать, выручу,
Медицину не зря я выучил…
Бинтовались, как бились, слаженно:
Относились к раненьям бережно.
Получалось, чудно́: свой – нашему
Помогал, как в заветах велено…
Откопались в потëмках братики.
Потащил москвича друг киевский.
Добрались, доползли солдатики,
Приняла их Русь по-родительски.
Сухпайки разделили поровну,
В блиндаже, под арто́ю плотною,
Добровольца два, два не ворога,
Обагривших землицу ро́дную.

Ничего отродясь не меняется:
Происходит вражда от зависти.
Безграничною волей маемся
В злодеяньях без срока давности…


[1] 13 апреля 2014 г. в Запорожье, у памятника Ленину начался митинг местного «Антимайдана». Акция была согласована. Многие участники пришли сюда прямо из церкви – в тот день было Вербное воскресенье, среди них было много женщин и детей.

К обеду митинг завершился, и люди стали расходиться. Они уже знали, что к ним движутся националисты. Их направил из Днепропетровска Игорь Коломойский.

Между митингующими и сторонниками Майдана начались стычки. Запорожские милиционеры в конечном итоге стали живым кольцом вокруг митингующих.

С трудом удалось договориться о том, чтобы женщины и дети смогли покинуть место столкновения. Стариков «правосеки» (запрещенное в РФ движение) не выпустили. Противостояние продолжалось 6 часов. Все это время оставшихся участников акции забрасывали яйцами, мукой, пакетами с молоком, булыжниками, дымовыми шашками и файерами, забрызгивали слезоточивым газом.

А они стояли, окруженные врагами-бандеровцами, и пели в ответ «Вставай, страна огромная»!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.1 / 5. Людей оценило: 23

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Дружественная» и «добрая» к России Финляндия

Евгений ПОПОВ

У победы много отцов, поражение всегда сирота

Евгений ПОПОВ

Чему Джозеф Байден мог бы поучиться у Джона Кеннеди

Оставить комментарий