Крымское Эхо
Общество

Миклухо-Маклай и папуасы

Миклухо-Маклай и папуасы

На состоявшемся 18 марта в столице нашей Родины Москве, в Совете Федераций, «круглом столе» «Геополитическое и цивилизационное значение Крыма и сопредельных земель в истории России» и.о. директора Института этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая РАН Алексей Загребин сделал ряд резонансных (особенно для сведущих специалистов-демографов, лингвистов) заявлений.

Указанное мероприятие было проведено, по всей видимости, в ознаменование 10-летия «возвращения Крымского корабля-полуострова в родную гавань», поэтому носило отчасти медийно-праздничный характер. Однако собрало два десятка сенаторов (с полуострова были все, как положено, включая севастопольцев; также по собственной инициативе присутствовал депутат Госдумы по Керченскому округу К. Бахарев), около полусотни видных государственных чиновников кабинета министров и ведущих сотрудников федеральных ведомств, а также иных знаковых специалистов (включая упомянутого профессора А.Е. Загребина, самого в недавнем прошлом – депутата Госдумы), известных историков и достаточно много прессы.

Участники под председательством члена Совфеда, москвички Инны Святенко, как сказано в релизе, «рассмотрели вопросы исторической значимости окончательного вхождения Крыма и сопредельных территорий в состав Российской империи, образования Новороссийской губернии и Таврической области, а также способы защиты исторической правды и сохранения памяти».

Согласно повестки, слушателям достался достаточно широкий спектр тем. В данной публикации хотелось коснуться лишь одной.

Так вот. Основанием для «выхода в свет» на площадку Федерального Собрания России Алексея Егоровича стали «полевые исследования», проведенные накануне его подчиненными, как сказано с трибуны уважаемым доктором исторических наук, «…в пяти районах республики: Симферопольском, Белогорском, Евпаторийском[1], Судакском и Бахчисарайском».

Новый и.о. из института Миклухо-Маклая бодро доложил госслужащим высшего ранга «обстановку на югах», сделав вначале формально-юбилейное заявление. Согласно стенограмме, оказывается, «языковой и межэтнической проблемы в настоящее время в Крыму не существует…». Звучит прекрасной музыкой для ушей «государевых мужей».

Слушаем далее:

 «100% опрошенных владеют русским языком, и, что важно, 50% респондентов всех национальностей владеют украинским языком. Это очень хороший ответ разным инсинуациям…», — сформировал свое видение современного общества полуострова руководитель профильного НИИ.

Здесь можно добавить общеизвестный факт: согласно новой Конституции нашей республики, принятой в 2014 году, крымско-татарский, русский и украинский языки являются в РК государственными.

Далее докладчик выдал сенаторам и иным участникам «круглого стола», включая высших руководителей страны, данные касательно владения крымско-татарским языком, которые в настоящее время живо обсуждают эксперты Республики Крым, подвергая их «критическим сомнениям»:

«Более 90% крымских татар и 16% представителей иных этнических групп владеют крымско-татарским языком», – отметил ученый.

Вот здесь и хотелось бы порассуждать-поспорить с уважаемым мэтром. Вернее, с теми из его подчиненных, кто собрал эту «полевку» и обработал сведения руководству института для доклада в Федеральном Собрании полуторастамиллионной страны России (пусть и в неофициальном порядке, в режиме «круглого стола»).

В общем, так. Исходя из результатов Всероссийской переписи населения 2020/21 (а этот документ, как говорится, краеугольный), в Республике Крым проживало осенью 2021 года 1 934,6 тыс.чел., из них указало свою национальность 1 777,4 тыс. Из указавших свою национальность в РК владели русским языком 1 759,3 тыс. крымчан (не 100%, «увы и ах»). Как видим, небольшой отряд «отказников от русского языка» в регионе есть: 18 тысяч человек (почти 1% крымчан).

Или вот, например, в России проживало, согласно той же переписи, 257,6 тыс. крымских татар. Из них 250,6 тыс. — в Республике Крым и 2,9 тыс. — в Севастополе.

Заявили же, что владеют русским языком из них 2,8 тыс. крымских татар в городе-герое и 242,1 тыс. их соплеменников из Республики Крым (при этом сообщили об использовании русского языка в повседневной жизни— очевидно как инструмента межнационального общения, например, по РК — 238,0 тыс. из этих опрашиваемых).

Таким образом оглашенный 18 марта сего года в Москве постулат и.о. руководителя профильного института о «100% владении», формально опровергается чисто арифметически: 8,5 тыс. крымских татар, или около 3% данного этноса, сообщили властям обратное (повторюсь, согласно официальной переписи в регионе осенью 2021 года).

Представить же, что за прошедшие 2,5 года в Тавриде все незнающие выучили русский язык вполне возможно. Впрочем, так же, как и изначально подвергнуть сомнениям их «чистосердечные» персонализированные заявления от 2021 года, данные переписчикам из Крымстата о якобы незнании русского языка (указанная Всероссийская перепись проводилась в свободной форме, все ответы традиционно принимались на веру).

Однако, как представляется, Институт в лице докладчика-руководителя, должен был указать сенаторам и чиновникам на это, пусть небольшое, но всё же расхождение данных «старой переписи-21» и «новых 100%-ных исследований миклухо-маклайцев-24». Однако этого сделано не было…

Ну, понятно, на улице – весна, некогда!..

Далее. Согласно всё той же переписи, популярность крымско-татарского языка такова.

► Во-первых, родным для себя этот язык называют всего 207,8 тыс. граждан России.
► Во-вторых, владеющих крымско-татарским языком в РФ еще меньше — 149,8 тыс. россиян.
►В-третьих, из них используют его в повседневной жизни 134,0 тыс.
То есть, представляется, что родным языком владеют всего около половины этноса крымских татар («где, Зин» эти самые 90% из «достопочтенного» доклада?).

Еще момент. О владении крымско-татарским языком в целом по России сообщили в 2021-м переписчикам (здесь автором собраны данные выборочно, лишь наибольшие массивы и по нисходящей, но тенденция налицо):

►крымские татары — 145 671 чел.,
►русские — 1 303,
►татары — 675,
►узбеки — 406,
►украинцы — 164,
►турки — 123,
►азербайджанцы — 87,
►кумыки — 37,
►казахи — 23,
►корейцы — 17.

Для сведения: конкретно в Севастополе владеют крымско-татарским языком 1524 чел., в РК — 147 063 чел. (из них крымских татар — 143 205).

Таким образом, просто просуммировав данные, можно определенно сказать, что в Крыму (включая РК и Севастополь) владеют крымско-татарским языком из числа граждан, не являющихся этническими крымскими татарами, всего около 4-х тыс. чел.

В общем, если делать чисто арифметические выводы, никаких «16-ти миклухо-маклаевских процентов» тут тоже нет (16% для РК, даже без Севастополя – это, однако, более 300 тысяч жителей; а с Севастополем – почти 400 тысяч)!..

Пускаться же в споры с уважаемым докладчиком-доктором или, наоборот, спасать его данные — мол, исследования проводились выборочно, лишь в пяти муниципалитетах РК из 25 (как будто лингвистическая ситуация в нашем регионе кардинально отличается по районам), бессмысленно! Все, по крайнем мере, в Крыму, понимают, что языковая ситуация по нашему региону вполне равномерная.

Повторюсь, в РК проживало осенью 2021 года, согласно переписи, 1 934,6 тыс.чел., из них указало свою национальность 1 777,4 тыс. То есть, 157,3 тыс. крымчан не поторопились этого сделать.

Почему, это отдельный вопрос. Скорее всего, не определились, являясь представителями так называемых этнически-смешанных браков.

В поликультурном обществе такая ситуация в общем-то норма! Тем более сам «процент» таких семей в Крыму выше общероссийского в два раза! И даже — в полтора раза выше, чем в «столичном Вавилоне» — граде Москве[2]

В Севастополе проживали в 2021-м 547,8 тыс. Указали свою национальность всего 455,3 тыс. (большинство не указавших, как и по РК — это, скорее всего, бывшие «украинцы», вполне возможно, ставшие таковыми с рубежа распада СССР и до 2014 года, находясь, как говорят этно-демографы, в «перманентно погранично-конформистском состоянии»). Владело русским языком в городе-герое осенью 2021 года (из указавших свою этнопринадлежность) 445,8 тыс.чел. (вот и здесь, господа из Института, почти 10 тысяч «незнаек», 2% горожан).

В общем, большинство крымских специалистов, с которыми пришлось пообщаться в ходе написания статьи — в первую очередь этносоциологов, лингвистов, расценивают эту «подачу», как, мягко говоря, не вполне добротную.

Ну, возможно, это даже резковато.

Но было бы, разумеется, больше пользы, если бы уважаемому А.Е. Загребину его подчиненные дали бы перед докладом (а лучше — прямо в текст) полную или хотя бы более обширную и оттого не столь «100%-ую» картину. Лучше уж, пусть даже  дискуссионную, а не лишь «свою победную» информацию «академического характера»!..

Глядишь, и доверия к ней было бы больше…

П.С.

Желающее глубже изучить материалы проведенного «на полях» Федерального Собрания указанного форума, касающегося истории и современности нашей родной Тавриды — вот ссылки:

— на программу и рекомендации упомянутого «круглого стола» (официальный сайт Совета Федераций Федерального Собрания России);
— на работу «круглого стола» (фоторепортаж).

Фото из открытых источников

[1] Евпаторийского района в Крыму не существует. Вокруг города расположен Сакский район. Детская здравница Евпатория и грязелечебный город-курорт Саки исторически и органично взаимосвязаны (очевидно, данный историко-географический факт стал «основополагающим», чтобы обозвать Евпаторию и окрестности Евпаторийским районом);

[2] это тоже данные Всероссийской переписи 2020/21. По личному мнению автора, межнациональные браки — это и есть главная «подушка безопасности» Республики Крым, перманентно не дающая создать на полуострове «горячую точку».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Людей оценило: 45

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Встречаем гостей из Испании

Как меджлис Севастополь потерял

Нури СЕФЕРОВ

Уникальный «Атлас пещер России» ждёт второе издание

.

Оставить комментарий