Крымское Эхо
Керчь Поле дискуссии

У закона есть не только буква, но и дух

У закона есть не только буква, но и дух

А ВОТ ПРО НЕГО МЕСТНЫЕ ЗАКОННИКИ ИНОГДА ЗАБЫВАЮТ

«Юристы — единственные люди,
которых не карают за незнание законов».
Джереми Бентам

В некотором царстве, в некотором государстве, в некотором городе на берегу моря-окияна жили себе поживали люди хорошие. И всё-то у них было, да вот только что ни начнут полезное делать, как тут как тут появляются шустрые такие помощнички, называющие себя юристами, сильно озабоченные тем, чтобы, дескать, было всё по праву да по закону. Ну а граждане, в том городе добропорядочные да законопослушные соглашаются сразу с этими радетелями — ну, а куда ж тут денешься: закон. Дура лекс сэд лекс (dura lex, sed lex)! Что означает по-иностранному «закон суров, но это закон»!

И вот запала мысль одному въедливому мужичонке: неужели закон настолько «дура», что всё как-то не так заставляет делать, что совсем не пО сердцу и не по разумению гражданам города? И давай вспоминать да в голове перебирать по памяти. Понятно, что племя юристов серьёзное, за ними закон, но, может, они чуток не так его понимают да не эдак применяют? Почесал себе, как водится, мужик маковку да начал кумекать по-простому, но со здравомыслием.

Стал он все деяния, называемые юридическими, в голове своей упрямой по полочкам раскладывать. Вот, помню, стоял на главной горе города памятник правильный, посвящённый воинам, одолевшим врага лютого, вечным огнём венчаемый. И тут, откуда ни возьмись, появились юристы, сиречь правоведы хитромудрые.

И записали они в кондуитах соответствующих, что памятник-то и не «Вечным огнём» именуется, а по-ихнему — объектом с табличкой «Огонь вечной славы». Ну, казалось бы, почти то же самое. Ан нет! Попадает в том случае «Вечный огонь» из списка первого, государством охраняемого, в список второй, где огонь уже и не вечный и потушить его по-тихому можно будет вполне законно.

Да, чудны дела Твои, Господи! Перекрестил свой лоб оторопевший мужичонка. Ибо бесовское это дело, а не юридическое. Хорошо, что граждане города скумекали, разглядели сию каверзу и заставили юристов от своих слов откреститься и назад всё вернуть. Как деды нам завещали, когда памятник славный ставили.

Тут и иное мужичонке в голову втемяшилось. А пошто это главный праздник, Праздником Победы величаемый, совсем в городе нашем не праздновался? Ни тебе заседаний торжественных, с речами пламенными, с уважением к дедам победителям. Ни те концерта душевного для народишка — праздник ведь на душе у каждого.

Ан нет, говорит племя юристов вредное. Не положено: жёлтый уровень опасности. Стал тут думу думать дотошный мужичонка. Это как же так получается? Приезжают артисты пришлые, песни поют весёлые, вроде как жёлтого уровня и отродясь никто не видывал, а как праздник святой — так опасность жёлтая! Непорядок это, мужичонка думает. Ить, как это получается: то так, так, а то сразу раз и эдак!

Ладно, решил ещё он в своей башке упёртой покопаться. И выплыло. Попросили граждане вместе с воинами с фронта пришедшими руководителя города главного: а давайте на высокой горе Знамя Победы поднимем! Потому как идут бои лютые, гибнут герои наши славные, а мы символ победы у нас установим. Пусть враги, да ждуны нехорошие видят, что победа за нами обязательно будет!

Главный руководитель прислушался к гласу народа да на гору ту мастеров отправил, чтобы флагшток для дела славного учинили! Скоро дело делалось — и вот уже при всём честном народе подняли над городом Знамя Победы легендарное, дедами нам завещанное! И речи говорили задушевные, и цветы возлагали к Знамени, и воины бравые трёхкратно салютовали!

Только радость была преждевременна. Потому как племя юристов, о нас неустанно заботящееся, нашло закавыку в указе самим президентом писаном. Нельзя-де и строго запрещается это Знамя каждодневно вывешивать. В слёзы мужичонка ударился. Да неужто президент, надёжа наша, написать мог таковое? Взял он сей указ, благо грамотный, и давай читать да по многу раз.

И понял мужичонка: лукавят юристы зело хитромудрые, не говорил такового надёжа государь. А писано там в пункте 2: «В День Победы копии Знамени Победы могут вывешиваться на зданиях (либо подниматься на мачтах, флагштоках) наряду с Государственным флагом Российской Федерации».

И какой такой запрет на поднятие святого Знамени юристы тут узрели, тайна есть, мраком покрытая! Ведь сказал государь ясно и вразумительно, что поднимать Знамя вы можете и в Победы День, и в любой другой!

И эх, юристы, люди вы учёные, а саму суть законов вы вовсе не видите. Как могли вы до такого додуматься, что де на Родине нашей, сегодня с полмиром за правду тяжко сражающейся, вдруг запрет введён какой-то на символ Победы народной и всеми нами желаемой!

Сел мужичонка на завалинку, достал кисет вышитый, закурил самосаду, да и закончил свою думушку. А потому у них в голове такая бестолочь деется, что буквы-то юристы читают, а смыслу не улавливают, чрез сердце и чрез совесть свою слова казённые не пропускают!

P.S. В разумную жизнь среди юристов верю!

Автор — Валерий Плотников,
председатель Керченской организации
Русской общины Крыма

Рисунок из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 24

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В чём богатство Крыма?

Инфекция COVID-19 — кара Небес?

Почему крымчане на референдуме 2014 года были столь единодушны?

1 коммент.

Аватар
Всеволод 20.12.2023 в 14:55

Оно, конечно, профессия юриста нужная и важная, но… из песни слова не выкинешь. Керенский — юрист, Горбачёв — юрист, иудушка Илюша Новиков — юрист… Даже автор эпохальной фразы «Денег нет, но вы держитесь» — и тот юрист!

Ответить

Оставить комментарий