Крымское Эхо
Архив

Смысловая недостаточность интеграционных проектов на постсоветском пространстве

Смысловая недостаточность интеграционных проектов на постсоветском пространстве

ВСЕГО ЛИШЬ ГОД НАЗАД*

Анализируя проблемы реализации интеграционных процессов на постсоветском пространстве, неминуемо сталкиваешься с вопросом: а зачем все эти проекты, какую глобальную цель, реализуемую не в годы, а десятилетия, они преследуют, что может быть достигнуто в результате реализации этих процессов? <br />
Ответы на эти вопросы, как правило, даются в виде экономических выкладок: насколько вырастет ВВП, как увеличатся объемы торговли. Однако закономерен вопрос: способны ли такие стимулы сформировать массовую активность, направленную на реализацию интеграционных процессов?

Как показывают расчеты Института экономики и прогнозирования НАНУ, потери Украины от создания зоны свободной торговли с Евросоюзом ежегодно будут составлять до 1,5% ВВП. Вступление Украины в Таможенный союз даст, наоборот, прибавку в 1,5%.

Это, конечно существенно. Однако кто у нас купится на 1,5%? Сторонники евроинтеграции согласятся с такими потерями ради приближения к святой для них «европейскости». Сторонники интеграции с Россией останутся ими, даже если это будет вести к экономическим потерям, потому что для них это более высокая ценность, чем экономические приоритеты.

Есть такое понятие — евроскептики, касающееся европейской интеграции. Я выступаю с позиции скептика по отношению к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, по крайней мере, по отношению к тому, как они сейчас осуществляются.

Для аргументации этого скептицизма необходимо обратиться к общей теории. Реализация любого значительного проекта должна осуществляться на трех уровнях, имеющих иерархический характер. Это уровни смысла проектной деятельности, целеполагания и инструментальный уровень.

Высшим из них является смысловой уровень. Именно он определяет ответ на главный вопрос: «Зачем осуществляется этот проект?». На втором уровне определяется на каком этапе, чего конкретно нужно или желательно достичь. С моей точки зрения, Таможенный союз, Зона свободной торговли и т. д. — это именно цели, а не смысл интеграционной деятельности. Третий уровень определяет то, как будет осуществляться реализация поставленных целей конкретными способами и инструментами.

Иерархичность этих уровней в том, что без ответа на смысловой вопрос не возникает полноценной мотивации для достижения целей. Конечно, некоторые цели могут быть поставлены и реализованы и без смыслового уровня. Возможна и деятельность по достижению этих целей. Однако, без ответа на вопрос: «Зачем реализуется этот проект?», будет отсутствовать полноценный мотив для достижения целей.

Третий уровень также зависит от первого. Именно смысл проекта определяет, в том числе и то, какие средства можно использовать для достижения поставленных целей. Именно смысл проекта дает ответ на вопрос: «Оправдывает ли цель средства?». Ведь иногда, для реализации целей требуются очень жесткие средства. Так, нормальным родителям не нравится строго наказывать своих детей, но они понимают смысл того, что они делают.

В масштабных проектах, с большим количеством автономно действующих субъектов, именно смысловая наполненность проекта определяет осмысленную низовую активность, дает возможность для осуществления автономных микропроектов, работающих на реализацию изначального смысла. Когда же имеется дефицит смысла, автономные субъекты оказываются скованными поставленными «сверху» целями, теряют инициативу, а проект в целом – энергетическую подпитку «снизу».

То есть, смысловой уровень задает энергию деятельности, которая находит свое воплощение в реализации множества микропроектов, работающих в общем направлении и создающих условия для достижения целей, вырабатывающих строительный материал для проекта в целом. Таким образом, смысловой уровень не просто наиболее высокий в иерархии. Он является энергетическим центром, движителем реализации проекта.

Эти три уровня охватывают всю полноту человеческой деятельности. Смысловой уровень – это энергия, это высокие эмоции, такие как любовь, надежда, которые именно и создают энергию человеческой деятельности. Уровень целей – это рассудок, а уровень средств – это волевая деятельность.

Для понимания смысла проекта необходим осязаемый образ, того, чего планируется достичь. Что конкретно, как должна обустроена быть наша жизнь в результате успешной реализации всех интреграционных проектов Евразийского союза? Что будет за жизнь у людей? Нет ответа на эти вопросы.

Евроинтеграция, несмотря на всю ущербность этого проекта, имеет такой образ, в результате чего ее даже называют новой религией для части населения Украины, в том числе и значительной части элиты. Это образ стран, где вежливые полицейские, хорошие дороги, качественный уровень жизни, стеснительная власть. Это образ определенного качества жизни.

Возникает вопрос: а существует ли такой образ для интеграции постсоветских государств? Чего мы хотим достичь, какого качества жизни, какого статуса в мировых процессах, каких гарантий будущего?

Именно смысловая недостаточность деятельности, направленной на развитие интеграционных процессов постсоветских государств, вызывает гипертрофию целей: отсутствие общего смысла интеграционной деятельности подменяется постоянным формировнием новых целей: ЕврАзЭС, ЕЭП, Таможенный союз, Евразийский Союз. Цели сыплются как из рога изобилия. Причем ни одна из них полноценно не реализована.

И не может быть реализована, поскольку за ними нет достаточной энергии, четко направленных эмоций. Прикажите, что ли, всем сердцем полюбить Таможенный союз? Не дают эти проекты и образа будущего. Ну, станем чуть лучше жить в ближайшей перспективе, а дальняя все равно в тумане.

Для сравнения необходимо вновь обратиться к евроинтеграционным процессам, результатом которых стало формирование современного Евросоюза. В основе проекта европейской интеграции лежал, прежде всего, смысл создания общего европейского дома как альтернативы Европе враждующих коалиций, приведшей к самым разрушительным войнам в истории человечества. Этот смысл имел в своей основе как мировоззренческий, идеологический консенсус, так и понятные простым людям картины будущего.

Еще один смысл создания Евросоюза – это стремление вернуть ведущим европейским странам высокий статус в мировых процессах, утраченный после Второй мировой войны.

Этот набор смыслов оставался неизменным от создания в 1948 г. Организации европейского экономического сотрудничества до Лиссабонского договора. Он помогал преодолевать все трудности, разрешать все противоречия евроинтеграции. Единая Европа стала общим мифом, объектом веры, надежды и любви. Сейчас для многих наступает разочарование, однако проект уже реализован.

Цели, как уже говорилось, рациональны, поэтому по их поводу легко спорить, технологично дискредитировать их. Смыслы же, опирающиеся на глубокие эмоции, неоспоримы в принципе. Поэтому, смысловая составляющая особенно важна для Украины, поскольку здесь идет борьба интеграционных альтернатив. Хотя смысловой образ евроинтеграции стремительно тускнеет, альтернативы ему пока нет. Евросоюз теряет образ «светлого будущего» для Украины, значит, появляется то, что называют «окном возможностей», для формирования нового смысла.

Смысловая ненаполненность порождает и пассивность в реализации частных проектов, направленных на развитие взаимодействия, сотрудничества. Поскольку общего смысла явный дефицит, то низовым акторам остается только ждать указаний от тех, кто формирует цели и определяет средства их достижения.

Деятельность по развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве лишена мифологической составляющей. Только лишь ностальгии по СССР недостаточно, поскольку миф о возвращении прошлого по своей природе ограничен. Необходим миф о будущем. Поэтому в настоящее время интеграционные процессы — это проект элит, поддерживаемый массами лишь постольку, поскольку он соответствует определенным ностальгическим переживаниям, и, может быть, слабой надеждой немного повысить уровень жизни. Поскольку это чисто элитный проект, то всегда возможно эти процессы заморозить или даже повернуть вспять. Это в современном мире чисто технологический вопрос.

Без формирования общего смысла постсоветской интеграции, без конструирования понимания того, что будет построено в результате этой интеграции, какие качественные характеристики приобретет жизнь людей невозможно пробудить энергию, которая будет сохранять эти процессы независимо от элитных настроений или манипуляций внешних игроков.

* Доклад прочитан на [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8286]общественном
украино-российском форуме «Взаимодействие-2012» [/url]
Ялта, июнь 2012г.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. 28 марта

.

В НАТО через АТО

Игорь СЫЧЁВ

40 лет без воды

.