Крымское Эхо
Мир

Между Россией и Украиной

Между Россией и Украиной

В декабре главной горячей темой в политических танцах вокруг Украины были отношения России с США и НАТО. Это и продолжение информатаки по поводу того, что Россия вот-вот нападет на несчастную молодую демократию, и обсуждение переговоров Путина с Байденом, и демарш российского МИДа, передавшего США и НАТО проекты договоров, призванных решить проблему противостояния в Восточной Европе.

В тени этих событий остались действия еще одного игрока, который по формальным признакам является стороной НАТО, но реально уже давно проводит самостоятельную политику. Это Турция.

Еще 29 ноября Эрдоган заявил, что готов стать посредником в переговорах между Россией и Украиной. Однако это не было официальным заявлением по линии турецкого МИДа, Эрдоган сказал это во время общения с журналистами в самолете, возвращаясь из Туркмении. Причем президент Турции сослался на более ранние переговоры с президентом России: «Мы много раз обсуждали эти вопросы с дружественной Россией и особенно с господином Путиным».

1 декабря представитель МИД России Мария Захарова заявила, что ни о какой посреднической роли Турции между Россией и Украиной по урегулированию внутриукраинского конфликта не может быть и речи. Правда, глава российского МИДа Сергей Лавров дополнительно заявил, что возможность посредничества Турции может стать темой телефонного разговора Путина и Эрдогана.

3 декабря некое обсуждение с Путиным произошло. Турецкие СМИ сообщили, что президенты Турции и России провели телефонный разговор. Среди прочего лидеры двух стран обсудили ситуацию в Украине, правда, в ряду событий в Сирии, Ливии, Закавказье и в целом двусторонних отношений.

4 декабря представитель президента Турции Ибрагим Калын заявил, что Эрдоган готов стать посредником в переговорах между Зеленским и Путиным.

8 декабря вновь появилось сообщение, что Эрдоган опять предложил свое посредничество в переговорах между Украиной и Россией. По возвращении из Катара он заявил:

«Мы внимательно следим за развитием событий в Украине и ее окрестностях. Мы готовы оказать максимальную поддержку для установления канала диалога. С согласия обеих сторон мы можем выступить как посредники в любом желаемом формате».

Заметим, что по поводу Украины Эрдоган делает заявления походя, одновременно с важными визитами в другие страны. В целом на фоне обсуждения итогов переговоров Путина с Байденом это заявление Эрдогана осталось практически незамеченным.

Такую активность турецкого руководства можно бы списать на попытку Эрдогана заявить о себе в условиях повышенного внимания к нагнетанию напряженности вокруг Украины и переговорам российского и американского президентов. Но во второй половине декабря последовали новые демарши со стороны Турции.

24 декабря МИД Турции выступил уже не с предложением посредничества на переговорах, а с заявлением, содержащим, так сказать, оценочные суждения. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу объявил, что соперничество между Россией и Украиной, а также между Россией и НАТО достигло опасных уровней. Далее он продемонстрировал позицию Турции остаться «и умной и красивой», но в целях обеспечения собственных интересов:

 «То, что у нас с Россией всеобъемлющие отношения, не означает, что мы будем игнорировать наши принципы и близкие отношения с Украиной. В решении подобных сложных уравнений мы делаем все, что нужно для нашей национальной безопасности. Это сложная работа, но именно для этого и нужна дипломатия».

Дипломатия дипломатией, но Чавушоглу не забыл при этом напомнить, что Турция обладает вторым по величине военным контингентом в НАТО.

За день до этого в турецкой газете Habertürk вышла статья, в которой колумнист Четинер Четин обратил внимание на то, что Турция в 2021 г. командует Объединенной оперативной группой повышенной готовности НАТО и в случае конфликта НАТО с Россией из-за Украины возникнет ситуация «для Турции весьма неоднозначная и щекотливая».

Возникают вопросы: зачем это было делать за неделю до Нового года, когда закончатся эти полномочия Турции (перейдут к Франции) и как это связано с весьма неоднозначным заявлением турецкого МИДа на следующий день?

Для того, чтобы ответить на них, нужно разобраться с той ролью, которую играет для Турции нынешняя Украина. Современная Турция – это развивающееся индустриальное государство, член так называемой «большой двадцатки». Но у нее нет значительных природных ресурсов, чтобы финансировать индустриализацию и обеспечить сырьем свою промышленность. Такие государства относят к так называемой полупериферии, они балансируют между попытками прорваться в центр мировой экономики и не свалиться в периферию мирового развития.

Первое сделать очень сложно, второй путь прошли многие, в том числе и Украина.

Турция отчаянно пытается вырваться из полупериферийной ловушки. Собственных ресурсов у нее немного. Поэтому она пытается использовать ресурсы соседей. Проект «нового османизма» как раз это и предусматривал: стать геополитическим, экономическим и даже в чем-то технологическим центром для целого ряда соседних государств (Египет, Сирия, Азербайджан, Ливия, Болгария). Арабская весна открыла для этого возможности. Но вышел, извините за вульгарность, «облом». Вместо новых рынков Турция получила кризис пограничной торговли с Сирией и Ираком, проблемы транзита и т.п.

Однако майдан-2014 и дальнейшие проблемы Украины открыли новые возможности для Турции. До 2014 г. Турция была одним из немногих государств, с которым у Украины был позитивный баланс по торговле товарами и услугами. При этом Украина в основном экспортировала в Турцию сырье и продукцию первичной переработки металлов и сельхозпродукции. На чугун, зерно и семечки подсолнечника приходилось почти 70% поставок. В импорте же была обратная ситуация: в поставках со стороны Турции доминировала готовая продукция легкой промышленности и машиностроения. Тем не менее баланс был в пользу Украины.

К 2020 г. объем торговли с Турцией, по сравнению с пиковыми значениями 2007-08 гг., сократился вдвое, но в первую очередь за счет падения украинского экспорта. В 2013 г. Украина поставила в Турцию товаров почти на два миллиарда долларов больше, чем купила. В 2020 г. баланс торговли с Турцией впервые стал негативным для Украины. Произошло это за счет как потери Украиной экспортного потенциала Донбасса, так и в результате снижения покупательской способности украинцев. Но не только.

Воспользовавшись слабостью экономики и политики Украины, Турция начала активную экспансию на украинский рынок. Например, пишут о захвате украинского рынка цемента Турцией: его импорт вырос за 2017-20 гг. в 2,5 раза. А ведь Украина до последних лет обладала собственной неплохой цементной промышленностью.

Подробный анализ таких торговых дисбалансов оставим экономистам, напомним только о пресловутых «Байрактарах»: Турция стала поставлять на Украину дорогое высокотехнологическое вооружение. При этом такие поставки никакой позитивной роли для экономики Украины не сыграют.

В условиях разворачивающего кризиса мировой торговли Украина стала для Турции очень важным и одновременно неравноправным партнером. Интерес Турции в том, чтобы ослабленная Украина продолжила свое существование в тех формах, которые сложились на сегодня. Это означает продолжение превращения Украины в периферию индустриальной Турции: поставка сырья с Украины и покупка украинцами готовых турецких товаров и услуг.

Для оценки нынешних отношений между Украиной и Турцией полезно вспомнить историю. Сейчас во многом повторяется сюжет Руины XVII столетия. Разорвавшись между умной и красивой (Европой – Польшей и Россией), тогдашняя Малороссия решила обратиться к Османской империи. Привело это только к росту набегов со стороны Крымского ханства и разорению Правобережной Украины в результате русско-турецкой войны.

Напомню ход событий: в 1669 году гетман Правобережной Украины Петр Дорошенко объявил себя вассалом Османской империи, что привело к Польско-турецкой войне 1672-76 гг. и Русско-турецкой войне 1672-81 гг. Их итогом стал захват турками Подолии, резня христиан. Правобережье Днепра превратилось в опустошенную буферную зону между владениями Османской империи, Польши и России, население просто вынуждено было уйти за Днепр.

Возможно, именно таким путем собирался пойти украинский президент, отличающийся от Петра Дорошенко только одной буквой фамилии, но мир несколько изменился и теперь нужно еще побеждать на выборах. Выборы он проиграл, но в политике Украины ничего не изменилось, ведь очевидно, что президентов на Украине не переизбирают, а переименовывают.

Перефразируя известной изречение про утку, скажем: если ты выглядишь как ресурс, ведешь себя как ресурс, то и относиться к тебе будут как ресурсу.

Использовать как ресурс Украину хотят все, кому это доступно.

Почему бы Эрдогану не включиться в этот аукцион? Он это и делает в интересах своей страны.

Уход же Украины в сферу влияния России означает то, что такого лакомого ресурса турецкая экономика во многом лишится. «Байрактары» уж точно покупать не будет. Поэтому для Турции, при всех позитивах ее отношений с Россией, такой исход украинского кризиса выглядит как шаг к экономическому падению, учитывая проблемы, которые испытывает турецкая экономика последние годы.

Именно этими факторами – ресурсность Украины и угроза лишиться такого лакомого кусочка – и определяются попытки Турции навязать себя в качестве посредника. Ведь любой посредник в международных конфликтах посредничает в первую очередь ради своих собственных интересов.

Осуждать Турцию за это глупо. Турция делает то, что она должна делать.

Действия Турции в мировой политике – это отдельный интересный сюжет и поучительный урок, как, обладая ограниченными возможностями, добиваться многого.

Для понимания ее роли в современном мире, потенциала ее руководства нужно просто сравнить реализацию Турецкого и Северного потока. Эти две непохожие истории хорошо иллюстрируют, чем отличается Эрдоган как политический лидер и государственный деятель от Меркель и ей подобных руководителей государств Европы. Они не способны проводить собственную суверенную политику, а Эрдоган способен.

Позитивная роль в современном мире эрдогановской Турции состоит в том, что она показывает пределы возможностей тех же США влиять на политику государств, желающих быть суверенными. А также на то, что гегемон уже не тот, что можно позволить себе реально независимую политику в обеспечение своих интересов. Примером этого как раз и является попытка Турции как члена НАТО провести свою собственную линию в конфликте НАТО и России.

Украина же вместо того, чтобы действовать в соответствии со своими интересами, задешево торгует своими ресурсами и потенциалом ради сохранения у власти нынешней политической клики.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 27

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Когда остановится американский велосипед?

Каждый второй житель России следит за выборами в США

Глубокое возмущение

Георгий МУРАДОВ

Оставить комментарий