Крымское Эхо
Мир

А была ли Украина?

А была ли Украина?

О ДЫМОВОЙ ЗАВЕСЕ ВОКРУГ ПЕРЕГОВОРОВ ПУТИНА С БАЙДЕНОМ

Прошедшие переговоры президентов России и США подавались в СМИ в контексте нагнетавшейся больше месяца информационной истерии вокруг объявленного в западных медиа нападения России на Украину. Поэтому массового потребителя информации в этих переговорах интересовало одно: отговорит ли Байден Путина от вторжения на Украину. Имела ли такая интерпретация хоть какое-то отношение к действительности, попробуем разобраться.

Накачка информационной истерии по поводу того, что Путин вот-вот нападет, началась еще в конце октября (с хроникой этой информационной кампании подробнее можно ознакомиться тут). Причины и источники поначалу были малопонятны, даже украинская сторона не сразу к ней присоединилась. Пришлось американцам задействовать «тяжелую информационную артиллерию» и даже некоторые пряники в виде Хартии о стратегическом партнерстве между США и Украиной.

Где-то со средины ноября информационная волна превратилась в цунами. Сообщения о том, что вот-вот бронированная орда с востока бросится и загрызёт молодую демократию, появлялись иногда по нескольку раз в день. Даже на российских ток-шоу начали обсуждать, как будут нападать. А что? Раз есть волна, то почему бы ее не оседлать? Ведь отрицание или молчание по-любому будет расценено как коварство и военная хитрость. А так есть, о чем поговорить и занять досуг интересующих мировой политикой после трудового дня.

О причинах и источниках этой информационной атаки писалось много. Осведомленные источники называли цены платного размещения в агентстве Bloomberg, которое было одним из главных провайдеров этой кампании: одним из первых сообщило о концентрации российских войск и дальше активно продвигало информацию, что российские войска наготове и вот-вот нападут.

Это, кстати, весьма солидное СМИ. Цена таких публикаций называлась в 200-250 тыс. долларов (все СМИ вынуждены как-то зарабатывать на свое существование). Деньги для продвижения геополитических интересов небольшие. Только оставалось непонятным, кто это проплатил.

Накачка информационного пространства пророчествами о вторжении была экспортным товаром. Внутренняя информационная повестка США подавляюще экономическая; Европа больше озабочена экономикой и внутренней политикой (создание коалиции в Германии, начинающаяся предвыборная кампания во Франции, беженцы и т.д.). Причем этот экспортный товар был ориентирован только на один из рынков – Восточной Европы.

Одним из результатов такой информационной атаки стало то, что на Украине предстоящие переговоры и их итоги обсуждали, пожалуй, более интенсивно, чем в России, а тем более США. Вопрос: а почему на Украине так волнуются по поводу переговоров двух других суверенных стран? Это их межгосударственное дело. А суверенная Украина должна обсуждать, будет ли с ней кто-то разговаривать, нужно ли ей с кем-то договариваться. Или я что-то путаю по поводу суверенности Украины?

Версия, что информационная военная тревога – это подъем ставок в игре перед переговорами, в этот период звучала часто, но сам информационный фон вокруг переговоров непосредственно эту версию не подтвердил и не опроверг. Так и осталось непонятным, зачем было столько шума? Высказывалась и версия, что это нагнетание напряженности имело цель создания нужного информационного фона перед так называемым «Саммитом за демократию», который проходит 9–10 декабря в виде онлайн-конференции.

Только закончились переговоры — как российские новостные агентства сообщили, что из проекта оборонного бюджета США убрали положения о санкциях по «Северному потоку – 2» и о запрете на приобретение и продажу лицами из США российских суверенных долговых обязательств. Казалось бы, вот он, результат налицо: Байден грозно убедил Путина не нападать и милостиво убрал санкции.

Но не всё так просто.

Для того чтобы эта новость попала в ленты российских агентств она должна была сначала появиться в американских, ведь источник новости – сенат США. На перевод и новую публикацию нужно пусть немного, но время. Получается, информация появилась еще когда переговоры велись. Но это очень поверхностная арифметика, годная только тем, кто считает, что булки растут на деревьях, а новости — в газетах.

Для того чтобы изменить законопроект, нужно время. Это процедура работы законодательного органа, в нем ничего не делается по мановению волшебной палочки. Есть цепочка: принятие решения – отдача распоряжения – исполнение. Стандартная процедура займет не меньше одного дня и то в условиях чрезвычайной срочности, реальнее — 2-3 дня. Так что решение убрать санкции было принято за несколько дней до переговоров, и, возможно, они состоялись по причине принятия этого решения.

Да и уже очевидно, что вопрос «Северного потока – 2» — это предмет отношений США с Германией, а в последней существует консенсус по поводу важности этого проекта для немецкой экономики. Германию же администрация Байдена объявила своим основным союзником в Европе и обижать не намерена. Российские ценные бумаги неплохо продвигаются на западных биржах и в условиях нестабильности фондовых рынков трогать то, что работает, весьма опасно. Так что исчезновение из проекта закона этих санкций было предрешено и не могло быть предметом переговоров.

И здесь возникает вопрос: а в какой степени Украина вообще обсуждалась на переговорах Путина с Байденом? Скорее всего все болезненные темы по поводу этой территории были согласованы раньше: ну не будут же президенты тратить время на переругивание по поводу того, о чем сейчас окончательно почти невозможно договориться.

Если исходить из того, что Украина была в центре внимания на переговорах, то их итоги можно представить в формуле: высокие договаривающиеся стороны договорились продолжать договариваться, а пока оставили за собой право продолжить портить нервы друг другу. Однако общая атмосфера после переговоров показывает, что стороны скорее удовлетворены результатом. Не было завышенных ожиданий, нет разочарований, никто никого ни в чем не обвиняет, контакты будут продолжаться.

И снова возникает вопрос: обсуждалась ли Украина на этих переговорах? Позиции сторон известны, путей разрешения конфликта по поводу геополитической черной дыры пока не просматривается. Так о чем говорить? Понятно, что на уровне экспертных групп обсуждение продолжится, и его эхо мы будем видеть в информационном пространстве, но — потом.

Предметов для переговоров между Россией и США немало. Последние не оставляют попыток перетянуть Россию на свою сторону в нарастающем напряжении с Китаем. Есть о чем поговорить и по поводу ситуации в Сирии. Одна из важных тем для США и России как ядерных держав и членов Совбеза ООН — ядерная программа Ирана. Афганистан остается общей проблемой. Этот список можно продолжить.

Но ни одну из этих международных проблем в контексте предстоящих переговоров западные СМИ горячо не обсуждали. В повестке была только Украина.

 О чем это говорит? Скорее всего о том, что информационный разгон был своеобразным отвлекающим маневром.

Инициатором переговоров были США. Именно из Америки в Россию накануне приезжали высокопоставленные переговорщики (Нуланд в октябре, глава ЦРУ Уильям Бернс в ноябре). США же запустили информационную волну по поводу готовых вторгнуться российских войск.

Что же прикрывали Украиной, мы узнаем нескоро, если вообще узнаем. Зависеть будет от того, получится достигнуть результатов или нет и какие вообще будут результаты. Косвенным признаком отсутствия темы Украины на переговорах служит и то, что Байден решил не общаться с Зеленским сразу после онлайн-встречи с Путиным. Причем сначала заявлялось, что разговор с Зеленским будет сразу после переговоров, потом его отложили сначала на день, потом на два.

Это красноречиво говорит о том, что ничего нового и экстраординарного Байден Зеленскому не сообщит. Просто после такой интенсивной информационной операции отказаться от разговора означает «спалить контору» – прямо показать, что Украина на переговорах не обсуждалась. И так Украина в очередной раз оказалась инструментом реализации американской политики.

Но уже используется не как орудие создания чего-то нужного американцам в определенный момент времени, а как средство предохранения или способ прикрытия, причем в совместных с Россией интересах.

В заключение хочется сказать о своем, о крымском. Шумиха вокруг мифического вторжения, конструирование обострения на Донбассе, раскручивание темы размещения на украинской территории натовских военных баз имели одно интересное следствие.

Из повестки полностью выпал Крым.

Сколько сил и средств было затрачено Зеленским на выведение «крымского вопроса» в международную информационную повестку (вспомним «крымскую платформу»), но все пошло прахом. Прозвучал Крым в эти дни только как новое слово украинской философии. Зеленский как истинный мыслитель и любомудр объявил «возвращение Крыма» философией.

Заниматься этим теперь, видимо, будет Институт философии имени Сковороды. Достойное некогда было заведение. Ему недавно 75 лет исполнилось, возраст более чем почтенный по сравнению с украинским государством. Пусть ему денег дадут на разработку «философии возвращения» — все ж безвредней, чем на американское оружие. Перефразируя, философам нужно помогать, политики пробьются сами.

А Крыму от исчезновения из повестки напряженности только польза.

Курорты и прочая экономика любят тишину не меньше, чем большие деньги. Так что будем из тихой провинции у моря наблюдать, как проносятся мимо нас информационные волны.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.9 / 5. Людей оценило: 20

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Слабоумие и отвага

Денис БАТУРИН

Армия Евросоюза: почему бы и нет?

Сергей КЛЁНОВ

Из американского яйца монстр о трех головах все-таки вылупился

Оставить комментарий