Крымское Эхо
Новороссия

Перемирие с хорватской приправой

Перемирие с хорватской приправой

Знатоки говорят, что вся средиземноморская кухня строится на соединении приправ противоположных вкусов, где пряное соединено с кислым, сладкое с горьким, острое с терпким, пресное — с соленым. Как вариант кулинарии Средиземноморья — кухня Хорватии, так как эта страна выходит длинным берегом на Адриатику, которая также часть системы Средиземного моря.

Но в августе 1995 года, почти 25 лет назад, кухня хорватской политики вспыхнула жгучим пламенем, и оттуда повалил удушливый угар порохового дыма. Таким образом начались военные операции «Блискавица» и «Олуя» — «Молния» и «Буря». Они были проведены для того, чтобы уничтожить государство сербов, оказавшихся после развала Югославии вместе со своей территорией в пределах Хорватии — Сербскую Крайну.

Через пару недель все было кончено. Сербское государство перестало существовать. Вся его территория была занята вооруженными силами Хорватии.

Этому концу предшествовало продолжавшееся также несколько лет, точнее, четыре года, вооруженное противостояние воинских формирований так и оставшейся «самопровозглашенной» республики Сербская Крайна с регулярной хорватской армией. Там также была своя линия разграничения, и много раз заключались договоренности о прекращении огня.

Но, дождавшись подходящего момента, укрепив свои вооруженные силы и заручившись поддержкой Запада, в первую очередь со стороны США и Германии, армия Хорватии двинулась в наступление, и цели, которые планировалось достичь в ходе двух последовательно проведенных военных операций, были вскоре достигнуты.

***

Обстановка, когда еще 22 июля на переговорах по видеосвязи Трехсторонней Контактной группы вдруг получилось прийти к соглашению о введении на Донбассе «общего и всеобъемлющего прекращения огня» и потом, после 27 июля, с момента вступления этого соглашения в действие, также похожа на сочетание ингредиентов разных вкусов.

Присутствует, видимо, своя истина в том, что в Европе понимают, зачем ее заокеанскому союзнику нужны различные вялые, но не затухающие конфликты на восточной половине Земного шара. Такие зоны напряженности в той или иной мере создают неудобства главным конкурентам Америки — Китаю и России. А заодно не прибавляют спокойствия и европейцам — их Штаты также держат в списке конкурентов, во всяком случае, экономических.

Поэтому, глядя с беспокойством на то, как США в последнее время ополчились на Поднебесную, и желая внести в общую ситуацию хоть какое-то выгодное для них успокоение, из стран Европы могли дать понять киевской власти, что свои проблемы она должна решать самостоятельно. Сделали это негласно, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Потом, на самой бывшей Украине, уже внутри существующей там власти, одна из ее веток — Верховная Рада — разогналась не на шутку: еще 15 июля своим постановлением фактически упразднила Минские соглашения.

Другой «ветке» — президенту Зеленскому и его свите — после такого осталось мало: или плакать, или идти воевать. Они выбрали третье. Вспомнили снова про Минские соглашения — несмотря на то, что законодательство государства, которое они представляют, признало эти договоренности и сам переговорный процесс беспредметными и потому ничтожными.

Зеленский стал говорить о том, кто бы ему «расшифровал» пункты Минских соглашений, однако в уме держал другое. Решил, что «Минск-2» надо срочно реанимировать хотя бы в его первом условии — прекращении огня. Что делать дальше и делать ли вообще, вопрос следующий. А пока для подстраховки сгодится, пусть даже и самое короткое, затишье на фронте.

Из этого, между прочим, видно, что «ветки» киевской власти в любой ситуации, когда иначе не получается, действуют вразнобой. Каждая из них варит свое варево и заправляет его приправами, которые считает нужными.

***

Получилось чем-то похоже на то, что недавно происходило в Азербайджане. Вслед за резким обострением обстановки на азербайджано-армянской границе по всему этому постсоветскому государству прокатилась волна митингов, где их участники требовали немедленно объявить войну Армении. Но реально воинственный пыл охватил лишь горстку людей: записываться в армию Азербайджана добровольцами пришли всего полторы сотни человек.

Президент Зеленский также по-своему здраво рассудил, что украинский парламент, хоть и денонсировал Минские договоренности, но на фронт в случае чего не выставит ни одного человека. И с другими добровольно желающими повевать выйдет большой напряг. И тут, в самом деле, ничего не приходило в голову, кроме как прикрыться за очередным показным прекращением огня, что можно выдать и за успех.

Но и для республик Донбасса достигнутое соглашение снова выступает клубком противоречий. Оно только глубже погружает конфликт если в не замороженное или консервированное состояние, то в подвешенное и застрявшее.

***

Стрельба в первые сутки после объявления перемирия поутихла. Хотя командование так называемой Операции объединенных сил (ООС) по итогам 27 июля успели обвинить «незаконные вооруженные формирования», что они нарушили режим прекращения огня три раза. Такое будто бы произошло у сел Водяное, Пивденное и Новомихайловка.

Но, допустим, стало тише. Что, однако, дальше? А дальше — стратегический пат. Поскольку киевская власть все остальные пункты Минских соглашений толкует в духе, совершено противоположном букве и смыслу реально зафиксированных договоренностей. По Киеву, сначала — вывод из Донбасса всех «оккупантов», затем передача ему контроля над всей границей и только когда-нибудь, впоследствии — проведение на Донбассе выборов исключительно по украинским законам.

Заключение соглашений о прекращении огня и в России вносит оживление в среду различных доброхотов, явных и срытых симпатизаторов киевской власти. Они начинают твердить, что снова «есть шанс договориться с Киевом», а если весь процесс идет медленно, то ничего — как известно, вода и камень точит.

Поговорка о воде и камне верна, но — с точки зрения законов природы, где многое тянется веками, тысячелетиями и даже миллионами лет. Но применительно к политике и истории не мешало бы, чтобы сроки достижения различных целей были привязаны к протяженности человеческой жизни.

Киевская власть и после 27 июля сознательно будет вести игру на затягивание ситуации. И в этом Киев не без оснований рассчитывает на поддержку Запада — тот в принципиальном плане, в долгосрочной перспективе продолжает играть на стороне Киева.

Это видно хотя бы из того, что, стоило кому-то заикнуться о том, не вернуть ли Россию в «Большую Семерку», чтоб вновь вышла «Восьмерка», так первым, кто возразил, стал министр иностранных дел Германии Хайко Маас. Глава внешнеполитического ведомства Федеративной Республики заявил, что, если возращение России в «Восьмерку» когда-нибудь и станет возможным, то это произойдет не раньше, чем она прекратит «аннексию» Крыма и «интервенцию» на Донбассе.

Но в текущем плане с оглядкой на известные шаги Соединенных Штатов на мировой арене и с беспокойством за собственный комфорт европейцам, конечно, выгодно, чтобы на Донбассе стало тише, а весь конфликт глухо застрял бы в переговорах ни о чем. Притом восстановление бывшей Украиной своей территориальной целостности, включая и Крым, и Донбасс, для Европы обсуждению не полежит.

И потому все это вместе взятое укрепляет киевскую власть в той уверенности, что стратегический тыл у нее есть и никуда не денется. А если так, значит, остается смысл держать на столе для Донбасса папку с надписью «Хорватский сценарий».

Тем более, что и в случае с Сербской Крайной не все сводилось к боевым действиям. Операции «Молния» и «Буря» выступили лишь заключительной частью куда более широкого процесса. А там были задействованы политика, дипломатия, информационное обеспечение общего замысла. Так ведь и киевская власть не устает повторять, что рассчитывает вернуть Крым и Донбасс в первую очередь политическими и дипломатическими способами!

***

Не просто так буквально на следующий день после объявления на Донбассе «тишины» в польском Люблине встретились представители бывшей Украины, Польши и Литвы. Встреча произошла на уровне министров иностранных дел. Они по итогам переговоров сообщили, что создана новая международная структура «Люблинский треугольник». Как прокомментировал принятое решение министр иностранных дел киевской власти Дмитрий Кулеба, это «формат, который станет важным элементом укрепления и развития Центральной Европы и также укрепит Украину как члена европейской и евроатлантической семьи». Предусмотрено даже создание совместной войсковой бригады — ЛитПолУкрБриг.

«Люблинский треугольник» в чем-то напоминает даже о Люблинской унии 1569 года. Она, в отличие от Кревской унии, заключенной Польшей и Литвой в 1385 году и направленной против крестоносцев Тевтонского ордена, была организационным оформлением политики «Drang nach Osten», но уже в польско-литовском исполнении.

Новоиспеченный «треугольник», как видно, продолжает в современном виде так называемую концепцию ULB, Ежи Гедройца — Юлиуша Мерошевского. Аббревиатура ULB расшифровывается как альянс Украины, Литвы и Белоруссии, но непременно — под эгидой Польши. И это объединение создается также как противовес и средство противодействия в отношении России. Белоруссия только вот сейчас из этих раскладов выпала. Но «треугольник», соединенный в Люблине, может быть направлен и против нее. Так предполагалось раньше, то же самое происходит и сейчас.

Словом, тут рыбу заворачиваем, а там, наоборот, разворачиваем.

На одном фланге своей политики киевская власть по той причине, что определенные вещи поджимают, пошла на перемирие, хотя и видно, что оно густо приперчено хорватскими приправами — а на другом конце в это же время тянет к рубежам России «евроатлантическую семью». Того, что упомянутая «семейка» и без этого движется в сторону России в виде размещения дополнительных войск и вооружений НАТО в странах Восточной Европы, Киеву мало.

Но куда же после этого возвращаться Донбассу? На какую еще Украину, даже если на фоне нестойкого затишья придется разговаривать по остальным пунктам Минских договоренностей? Они же, в целом, признают Донбасс частью какой-то Украины. И это не меняется, несмотря на то, что в том числе и по причине заключения Киевом известных международных соглашений бывшая Украина образца даже 2015 года престала существовать.

В общем, политическая кухня с несовместимыми приправами.

***

Но из такой стряпни видно, что киевской власти июльское соглашение о прекращении огня необходимо не только как подстраховка от возникшего неудовольствия европейцев и от других ситуативных уколов, но и как более долговременное прикрытие ее общего, не меняющегося курса.

Есть и предположение, что киевская власть пошла на заключение договоренностей о прекращении огня на Донбассе потому, что это входит в план ее «дипломатического наступления», где за пример, помимо прочих вещей, взят и «хорватский вариант».

Официально, во всяком случае, по состоянию на утро 29 июля, перемирие на Донбассе соблюдалось обеими сторонами конфликта. Однако, по сведениям источников, называющих себя независимыми, огонь из стрелкового оружия велся на Горловском направлении еще в ночь с 27 на 28 июля.

Следом за этим, также 28 июля, пришло сообщение из Киева, будто бы огнем боевиков был ранен житель контролируемого украинскими войсками ближайшего западного соседа Донецка — городка Марьинка. Это — все та же линия киевской власти: стреляют кто угодно, только не мы, и поэтому вооруженные силы бывшей Украины «автоматом» получают право на «ответку».

И уже вечером 28 июля люди, проживающие вблизи линии разграничения на Южном крыле Донецкого фронта, также разослали сообщение, что украинская сторона вновь проявляет огневую активность на Мариупольском направлении.

На переговорах, продолжающихся на разных уровнях, украинская сторона также включила знакомую волынку.

Представители ДНР в Совместном Центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) под вечер 28 июля сообщили, что украинские военные отказались утверждать перечень участков разминирования. Вместо 20 таких локаций удалось согласовать только полтора десятка. Эти переговоры проходили также в режиме видеоконференции.

По видеосвязи 28 июля, причем по пожеланию украинской стороны, пообщались и переговорщики, входящие в состав Трехсторонней Контактной группы. Но на этих переговорах представители киевской власти стали фактически отказываться от обязательств, взятых на себя 22 июля, в день заключения соглашения об «общем и всеобъемлющем прекращении огня».

Украинскую сторону вдруг перестал устраивать способ контроля над прекращением стрельбы посредством СЦКК. Функции этого комитета представители Киева попытались переложить на Специальную мониторинговую миссию (СММ) ОБСЕ. Хотя самой киевской власти должно быть известно, что в круг полномочий международных наблюдателей такая деятельность не входит.

Но и это — все тот же узнаваемый курс Киева на «интернационализацию» конфликта, который развязал он сам.

***

Зато теперь становится ясней, как киевская власть собирается придерживаться «общего и всеобъемлющего» перемирия в действительности.

Прекращение огня, если не считать нескольких официально неподтвержденных случаев его нарушений, продержалось 57 часов 40 минут. Это на 44 часа больше, чем «абсолютное» перемирие, введенное с 21 июля 2019 года.

После 3.00 утра 29 июля представители ДНР в СЦКК официально зафиксировали применение вооруженными формированиями бывшей Украины стрелкового оружия по направлению контролируемая ВСУ Авдеевка — село Яковлевка Ясиноватского района республики. Произошло это в 9 часов 40 минут среды. Правда, очевидцы, проживающие поблизости от этого участка фронта, рассказывают, что огонь из стрелковых видов оружия с украинской стороны там не прекращался на протяжении всех двух суток, минувших с момента наступления режима «тишины». Стреляли постоянно.

А киевская власть в это же время, чтобы составить для себя лишний повод если не для вступления, то «пристегивания» к НАТО, снова выставляет Россию воюющей на Донбассе стороной. Президент Зеленский заявил 29 июля: «Мы будем делать все для соблюдения перемирия. Остальное будет зависеть от Российской Федерации, ее приверженности достигнутым договоренностям и желании прекратить войну».

Перемирие — перемирием, но как-то вышло, что 29 июля поступило известие о гибели на фронте еще одного ополченца. Он родился в 1986 году, уроженец города Стаханов Луганской Народной Республики.

Приступ перемирия, постигший киевскую власть, не следует оценивать и в отрыве от того же «Люблинского треугольника». Две его стороны — Польша и Литва — члены НАТО и Европейского Союза. Наверняка, задумав встречу в Люблине, они предварительно проконсультировались со штаб-квартирами обеих организаций в Брюсселе насчет того, уместным ли станет создание такой трехсторонней конструкции с участием бывшей Украины. И, видимо, получили «добро». Почему бы и нет? Североатлантический альянс и Евросоюз всегда заинтересованы, хоть и не обязательно по одинаковым причинам, в формировании международных структур, однозначно ориентированных на них.

Потом такие примыкающие формирования также сгодится выставлять в виде основ безопасности и стабильности на всем Земном шаре. Киевская власть свое согласие на прекращение огня провела и от этого.

На самом же деле режим тишины не соблюдается украинской стороной еще и на Мариупольском направлении на Светлодарской дуге. Там, не прекращаясь, происходят боестолкновения. Такую информацию представил вновь прибывший на Донбасс корреспондент российской телерадиокомпании ВГТРК Александр Сладков.

На луганском фронте за сутки 29 июля из гранатометов — ручного противотанкового (РПГ) и автоматического (АГС) — снова было обстреляно село Голубовское.

***

В общем, в политике наступает сезон, когда стрельбы, может, будет и меньше. Но именно это киевской власти понадобилось пока для того, чтобы ухищряться, как угодно, по части притворного миролюбия.

Разведкой Народной милиции ДНР установлено, что на протяжении суток 29 июля украинские войска концентрировали свою боевую технику вблизи не менее девяти населенных пунктов, расположенных в прифронтовой полосе. Одновременно с этим украинские подразделения радиоэлектронной борьбы (РЭБ) усилили противодействие сбору информации с бортов беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) ОБСЕ.

Перспективная же цель киевской власти остается такой, какой и была: вернуть под свой контроль и Донбасс, и Крым. Естественно, что рецепты хорватской кухни со всеми ее приправами в Киеве остаются самым популярным чтивом.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поле боя не отдыхает

Игорь СЫЧЁВ

Интердвижение и уроки Донбасса

Игорь СЫЧЁВ

Драка в тылу войне не помеха

Игорь СЫЧЁВ