Крымское Эхо
Новороссия

Ракеты и время

Ракеты и время

Отражение 14 апреля ракетного удара по Сирии, когда оружие еще советского производства с «возрастом» в 30-40 лет сбило 71 из 103 ракет, выпущенных коалицией США, Англии и Франции, как будто подтвердило, что Россия с однажды взятых позиций уходить не собирается.

Поэтому «Бой ракет» прибавил и хоть слабо уловимую но все же дозу оптимизма и жителям Донбасса. Конечно, Донбассу в истории опять выпало защищать себя, опираясь прежде всего на собственные силы и независимо от того, есть ли у этой защиты внешняя поддержка или ее нет. Хотя помощь, если она не для отвода глаз, никогда не помешает.

Но также правильно замечено и то, что с некоторых пор сходство между Донецком и Дамаском состоит не только в одинаковом количестве букв в их названиях. Весь мир уже понимает вопрос так, что падение Донецка или столицы Сирии явилось бы болевым ударом по России, отразить который стало бы необычайно трудно, если вообще возможно.

На ракетное нападение своей страны и ее союзников на Сирию по-своему уже на следующий день после боя ракет с противоракетами, 15 апреля, отозвался и cпециальный представитель США по бывшей Украине Курт Волкер.

Заявив для проформы, что война на Донбассе и Сирии — это «разные вещи», американский представитель дальше продолжил в своем традиционном духе: «Россия уже четыре года поддерживает конфликт на востоке Украины: танками, минометами, пехотой, радиоэлектронным оружием, всем, что можно себе представить. Поэтому это вопрос постоянной ротации техники и людей. Я не думаю, что сейчас движения на российско-украинской границе заметно отличаются от тех, что мы видели последние три с половиной года».

Заявление, услышанное от порученца сенатора Джона Маккейна, а по совместительству и спецпредставителя Госдепа США следует оценивать так, как оно того заслуживает. Стоит только развернуть «стрелку» так, чтобы ничего не валилось с больной головы на здоровую. Тогда сразу и видно, что для Америки война на Донбассе и война в Сирии — лишь разные участки одного фронта. И тут, и там США стараются ликвидировать всех, кто им мешает, чтобы посадить «смотрящими» таких, которые готовы продаваться им за мелкие деньги, а если что, то и задаром.

Между тем в военном деле обстрелы и бомбардировки с воздуха, если они не сопровождаются действиями сухопутных сил, выполняют тревожащую функцию и также являются разновидность разведки боем.

Но президент Трамп — бизнесмен, сделавший состояние и карьеру на шоу-бизнесе. Поэтому политические и военные соображения при отдаче вооруженным силам США команды «Огонь!» для такого верховного главнокомандующего не суть важны. Как, впрочем, и результаты огневого налета. Хотя, безусловно, были бы на седьмом небе, если бы большая часть впущенных ракет нашли свои цели на сирийской земле.

Однако в действительности «фейерверк», запущенный по приказу Трампа, был еще в воздухе перехвачен встречным огнем, из-за чего взорвался и сгорел с оглушительным треском и грохотом. От этого, конечно, было ничуть не легче трем сирийцам, которые получили ранения осколками от ракет, все-таки достигших земной поверхности, зато президент Америки, действуя в традициях, присущих привычному для него бизнесу, все прогоревшее представление уже днем 14 апреля объявил грандиозным успехом.

И тут, оглядываясь на огонь в сирийском небе, на Донбассе вновь принялась «зажигать» армия бывшей Украины.

Утром и днем 16 апреля из разных видов оружия был обстрелян небольшой городок Докучаевск, находящийся в 25 километрах к югу от Донецка. В населенном пункте повреждения получили восемь жилых домов и автозаправочная станция.

Также вечером 16 апреля, с 18 до 19 часов, с позиций украинской армии были выпущены почти 60 мин калибра 82 и 120 миллиметров по северной окраине города Горловка — там, где находится поселок Зайцево.

А уже ночью 17 апреля с украинской стороны заговорила тяжелая артиллерия, орудия калибра 152 миллиметра. Под обстрел попал центр Луганска, территория высшего военного авиационного училища штурманов, где как раз сейчас размещена боевая техника, которую готовят для участия в параде Победы 9 Мая. Разорвавшиеся снаряды крупного калибра повредили четыре машины, в том числе «ветерана» еще прошлой войны — танк Т-34.

Утро 17 апреля опять оказалось огнестрельным на донецком фонте. Под огонь противника снова попал поселок Зайцево под Горловкой. По поселку и по контрольно-пропускному пункту (КПП) Майорск, находящемуся по соседству, было выпущено свыше 50 боеприпасов крупных калибров.

Обстрелы вроде того, что обрушился на объект, где находится техника, подготавливаемая к параду в честь Дня Победы, носят преднамеренный, заранее спланированный характер. В таких случаях огонь исполняет роль идеологического маркера. Киевская власть словно расписывается в том, по каким символам, смыслам, идеям она ведет огонь на поражение. Идеология украинского национализма сама демонстрирует, память о чем она хочет уничтожить и сжечь, чтобы потом определять и контролировать будущее тех, кто попадет под его власть. За это, собственно, и идет война.

Боевые действия на войне, к которой в информационном пространстве уже успели притерпеться, ведутся позиционно. Пользуясь этим, украинское воинство не упускает случая испробовать в ходе боевых действий разные тактические приемы.

Например, 18 апреля, среди дня был открыт сильный огонь в сторону поселка Зайцево, находящегося на северной окраине Горловки. Когда стрельба достигла наибольшей частоты, к делу подключились украинские снайперы. Они принялись прицельно стрелять по бойцам армии ДНР, который были вынуждены открывать ответный огонь. В такой ситуации огневые точки невольно обнаруживают места своего расположения, чего, конечно, не упускает противник. В бою под Зайцево 19 апреля были ранены два солдата армии республики.

Без раненых на территории ДНР не обошлось и утром 19 апреля, только на этот раз пострадали не военные, а гражданские люди. К юго-западу от Донецка, с позиций ВСУ был открыт огонь по контрольно-пропускному пункту (КПП) «Александровка». Пули зацепили трех человек — двух женщин и одного мужчину, подходивших к КПП со стороны, подконтрольной армии бывшей Украины. Немногим позже выяснилось, что все трое были ранены выстрелами из снайперской винтовки. Причем, одна из женщин получила огнестрельный перелом бедра.

По причине непрекращающихся обстрелов к утру 19 апреля прекратила работу и была законсервирована Донецкая фильтровальная станция питьевой воды, где еще 17 апреля от огня с позиций ВСУ получили ранения пять работников этого объекта жизнеобеспечения миллионного город. Теперь Донецк снабжается водой из других источников.

За несколько дней, прошедших после 14 апреля, о бое ракет над Сирией было сказано и написано много. Мнения разные, нередко диаметрально противоположные. Одни эксперты считают это победой России, когда ни одна из занимаемых позиций не утрачена, а дело сделано руками ближайшего союзника. Другие аналитики, наоборот, называют отсутствие ответного огня по американским и британским кораблям и самолета чуть ли не капитуляцией. Этаким современным «Мюнхеном», открывающим путь к большой войне.

В чем, однако, сомневаться не следует, так в том, что и на американской стороне проводят свой «разбор полетов» и прикидывают, как поступать дальше.

Время на разборы и прикидки есть. Эскадра американского флота во главе с авианосцем «Гарри Трумэн» в Средиземное море доберется только в начале мая. А Россия никаких слишком резких движений не будет предпринимать до конца весны, потому что на Санкт-Петербургском экономическом форуме ждут президента Франции Эммануэля Макрона, которому составить компанию обещал еще и премьер-министр Японии Синдзо Абэ.

А проведение форума назначено аж на 24-26 мая. За такой срок можно придумать, куда и как запускать ракеты в следующий раз.

На войне время измеряется полетным временем ракет, как, впрочем, и всех остальных боеприпасов. А раз это так, то в условиях войны, время — не только деньги, но и человеческая жизнь или смерть.

Война на Донбассе как шла, так и идет. И если время, остающееся хотя бы до прихода в Средиземное море «Гарри Трумэна» и до приезда в Санкт-Петербург Эммануэля Макрона и Синдзо Абэ, соотносить со скоростью полета боеприпасов, то можно не сомневаться, что на Донбассе за обозначенный срок что-нибудь, точно, свалится кому-нибудь на крышу или на голову.

Но, как говорят в таких случаях, — перехитрите врага, чтобы у него осталось минимум шансов.

г.Донецк

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Будет ли момент знаковым?

Игорь СЫЧЁВ

Политико-ботанический опыт

Игорь СЫЧЁВ

Знаем «что»

Алексей НЕЖИВОЙ