Крымское Эхо
Главное Руина

Ликвидируют ли УПЦ?

Ликвидируют ли УПЦ?

ПРОДОЛЖАЕТСЯ ДАВЛЕНИЕ КИЕВСКОГО РЕЖИМА НА ПРАВОСЛАВИЕ

На прошлой неделе резко усилилась угроза запрета Украинской православной церкви и изъятия ее святынь. От давления киевский режим перешел к прямым угрозам и санкциям.

Сначала по порядку. С средины ноября СБУ регулярно устраивала обыски в разных епархиях и монастырях УПЦ, в прошлой статье я подробно описывал это процессы. В день, когда она была опубликована (25 ноября), СБУ пришла в Черновицко-Буковинскую епархию. Именно ее возглавлял митрополит Онуфрий, прежде чем стать главным иерархом УПЦ. То есть киевский режим решил нанести удар лично по предстоятелю канонической православной церкви (пока будем называть УПЦ канонической, учитывая сложность ее положения, несмотря на решения по разрыву с РПЦ).

Дальше рейды украинского гестапо шли по нарастающей.

26 ноября СБУ провела обыск у епископа Тернопольской епархии УПЦ Иова, которого она заподозрила «в антиукраинской агитации и пропаганде ценностей России». Обыски проходили по статье о нарушении равноправия граждан в зависимости от их религиозных убеждений. Обвинять православного иерарха на Галичине в нарушение такого равноправия – это, как говорится, действия с особым цинизмом.

27 ноября СБУ обыскала храм Рождества Христова УПЦ в Ивано-Франковске. Здесь нужно понимать, что работа в православных епархиях Галиции требует и убежденности в правоте Православия, и личной духовной стойкости, и умения противостоять провокациям и давлению властей.

30 ноября был обыскан Кирилло-Мефодиевский женский монастырь под Мукачево. Поскольку сочетание «СБУ» и «женский монастырь» вызывало определенный диссонанс, украинское гестапо решило отчитаться, зачем оно это сделало. Цели обысков в женском монастыре были объявлены следующие:

► Проверка данных о его использовании как очага Русского мира
► и недопущение укрывательства в нем граждан России.

Поскольку новости об обысках и арестах вызывали все больше вопросов, появились попытки оправдать такую активность СБУ. Свое людоедско-креативное объяснение дал представитель ГУР Минобороны Андрей Юсов, который предложил обменять задержанных священников на пленных украинских военных. Стоит воспроизвести этот «креатив» полностью — это хорошая демонстрация террористического лица киевского режима:

«На примере большого обмена и судьбы Виктора Медведчука Украина показала, что готова демонстрировать наиболее креативные подходы, чтобы возвращать своих граждан домой».

29 ноября прошла новость, что 25 тысяч голосов набрала размещенная на сайте президента петиция о запрете УПЦ и передаче в собственность государства Киево-Печерской, Почаевской и Святогорской лавр. Парадоксы имитации демократии: после достижения уровня поддержки приблизительно в 0,1% граждан Украины, Зеленский должен ее рассмотреть.

Это не заставило себя ждать. 1 декабря в своей ежевечерней телепередаче «спокойной ночи украинцы» Зеленский рассказал о планах в отношении УПЦ. Как-то слишком оперативно. Он отчитался о прошедшем в этот день заседании СНБО, где были прияты следующие решения.

Украинскому кабмину дано указание подготовить законопроект о невозможности деятельности на Украине религиозных организаций, аффилированных с центрами влияния в Российской Федерации. Сам термин «аффилированный» подразумевает не прямое подчинение, а некие «связи».

Госслужба по этнополитике и свободе совести должна провести религиоведческую экспертизу Устава УПЦ, найти в нем связи с РПЦ и принять меры, предусмотренные будущим законом. Полномочия этой госслужбы должны быть усилены, то есть из нее создадут очередной квазисиловой орган, вроде пресловутого Института национальной памяти.

Проведут проверку аренды УПЦ Киево-Печерской лавры. Кстати, при Порошенко ее тоже пытались лишить права аренды земли и зданий Лавры, но тогда не получилось.

Теперь собираются «активизировать меры по выявлению и противодействию деятельности российских спецслужб в религиозной среде Украины, для этого применить персональные санкции».

По сути, это были обещания усилить давление на каноническое православие. Последствия не замедлили себя ждать. Уже на следующий день СБУ отчиталось об обысках сразу в трех регионах. Под ударом на этот раз оказались:

— Свято-Николаевский мужской монастырь Хустской епархии УПЦ в Закарпатье;
— Свято-Анастасиевский женский монастырь в Житомире и два его скита за городом;
— Ровенско-Острожская епархия, где обыски прошли в одном монастыре и трех храмах Ровенской области.

Обращает внимание, что все эти действия происходят в основном на западной Украине. После СБУ отчиталась, что «на территории епархий обнаружены склады с прокремлевской литературой, нацистская символика, «учение о сатанизме» и тексты молитв о московском патриархе Кирилле».

В предъявленных СБУ фото есть книги под названиями «Исторические повести о русских победах», «Молодым сердца Русской земли», «Число зверя», «Россия будь такой, какой ты нужна Христу». По сути, СБУ объявила войну церковным библиотекам. Достойное продолжение наследия гитлеровской Германии с кострами из неугодных книг.

В тот же день СБУ объявила о том, что подозрение получил митрополит Иоасаф – бывший глава Кировоградской епархии УПЦ. Его обвинили в том, что он «входил в близкое окружение патриарха Кирилла» и «оправдывал захват Крыма». Также СБУ сообщила, что в храмах епархии людям раздавали литературу, отпечатанную в России.

В тот же день Зеленский подписал указ, которым вводились персональные санкции в отношении православных иерархов и Вадима Новинского – украинского олигарха, который является крупнейшим спонсором УПЦ.

Практически все оказавшиеся под санкциями иерархи – это главы епархий и викарные епископы на освобожденных российскими войсками землях, которые уже перешли из УПЦ в Русскую православную церковь. Такие действия вполне закономерны для киевской власти. Но есть в этом списке и представитель УПЦ – наместник Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры митрополит Павел, единственный, до кого режиму Зеленского легко дотянуться.

Почему именно он? Санкции в отношении митрополита Павла, скорее всего, объявлены, чтобы затруднить юридическую защиту Киево-Печерской Лавры. А она является, пожалуй, главным символом в борьбе за собственность и ресурсы УПЦ.

2 декабря представитель ПЦУ Евстратий Зоря объявил, что Киево-Печерская Лавра перерегистрирована на поддерживаемую властями Украины ПЦУ.

Как известно, «отцом лжи» является дьявол, и ПЦУ в очередной раз продемонстрировала, кому она служит. Это громкое заявление пришлось опровергать представителям киевского режима, уж слишком оно было далеко от реальности. В действительности ПЦУ зарегистрировала в минюсте устав Лавры как своего монастыря, причем по другому адресу.

Киево-Печерская Лавра является историко-архитектурным памятником, находящемся сейчас в собственности украинского государства. Часть Лавры (так называемая Нижняя Лавра) – в аренде у УПЦ. Для лишения УПЦ права аренды нужно решение украинского кабмина, а для этого нужны основания в виде разных экспертиз, которые в два-три дня не появятся. Эксперты говорят, что для принятия такого решения нужно два месяца.

Поэтому даже известный враг УПЦ, министр культуры Александр Ткаченко заявил, что сейчас речь о передаче Лавры ПЦУ не идет. Опроверг заявление ПЦУ и секретарь СНБО Алексей Данилов. Все-таки для клики Зеленского ПЦУ остается порошенковским проектом, и просто так идти ей навстречу они не собираются.

Изучение всей этой свистопляски вокруг УПЦ позволяет сделать некоторые выводы. С одной стороны, вроде бы эта церковь в этом году делала все, чтобы удовлетворить киевский режим. Но тому, видимо, мало.

С другой стороны, прямые государственные гонения в отношении УПЦ могут вызвать негативную реакцию даже в разогретом русофобией украинском обществе. Оно достаточно религиозно и всерьез относится к принципам каноничности церкви. ПЦУ так и осталось маргинальной организацией.

Так, экс-чемпион мира по боксу Василий Ломаченко, который щеголял в форме теробороны, опубликовал в соцсетях фото, где он как послушник Киево-Печерской Лавры помогает печь просфоры. Правда, свои фото он никак не прокомментировал, но намек понятен. Да и украинским солдатам эти вопросы могут быть небезразличны, как говорится, в окопе атеистов не бывает.

Запрет УПЦ может вызвать и негативную реакцию в среде сторонников республиканцев США, для которых религиозная свобода – очень серьезная ценность. Ранее мне уже приходилось обращать внимание читателей «Крымского Эха» на определенные аспекты политики Трампа в сфере религии.

Сын экс-президента – Дональд Трамп-младший – опубликовал твит, где весьма критически высказался в отношении гонений на УПЦ:

«Зеленский запрещает Украинскую православную церковь. Его правительство также отбирает храмы Украинской православной церкви и арестовывает священников (возможно, поэтому для демократов он – суперзвезда). Он – это всецело о свободе, ребята. Давайте отправим ему еще 100 миллиардов долларов безо всякой отчетности».

Тогда зачем все это нужно киевскому режиму? Можно вспомнить, когда и при каких условиях возник порошенковский проект ПЦУ с томосом от константинопольского патриарха. Это было осенью 2018 г., а весной следующего года должны были пройти очередные президентские выборы. Всю предвыборную кампанию Порошенко использовал этот томос в качестве писанной торбы. У тогдашнего украинского президента просто не было других аргументов, которые он мог бы предъявить в качестве своих достижений.

В условиях, когда киевский режим ничего не может сделать для того, чтобы обеспечить своих граждан светом и теплом, можно попытаться предъявить другие достижения, найдя «мальчиков для битья».

Украинские президенты различаются только в начале своего правления — ближе к концу все становятся на одно лицо.

Зеленский поначалу был весьма индифферентен к религиозной теме. Причины этого и в том, что ее избрал своим коньком Порошенко, и в продвижении имиджа Зеленского как передового президента, и, наконец, в его национальной принадлежности – не с руки ему лезть в межправославные конфликты.

Теперь же у него другой имидж, апеллирующий скорее к традиционному сознанию. Теперь он грозный отец всех украинцев, небритый и одетый в хаки. В этом стиле ему захотелось стать владыкой и всех православных, чтобы УПЦ на каждом шагу пела ему осанну и проклинала всех его врагов.

Полный контроль над УПЦ – вот настоящая цель этих действий. Получится ли? Что будет предпринято дальше? Насколько УПЦ сможет противостоять давлению? Нам остается лишь наблюдать и радоваться тому, что живем в стране, уважающей свободу совести и поддерживающей традиционные конфессии.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 24

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как Киев давал наказы Байдену перед саммитом с Путиным

Зеленский не контролирует своих рыцарей плаща и кинжала

Гибридный украинский тоталитаризм XXI века

Николай КУЗЬМИН

Оставить комментарий