Крымское Эхо
Архив

«ЗаГРАНичная жизнь»: Керченская исправительная колония №126

«ЗаГРАНичная жизнь»: Керченская исправительная колония №126

Юлия ЛЫКОВА

В прошлом материале мы рассказывали о том, как живут заключенные в Симферопольской исправительной колонии № 102. На этот раз речь пойдет об исправительной колонии №126 в Керчи.
Подъем в шесть утра, гигиенические процедуры и завтрак. На прием пищи с утра у осужденных 20 минут. Для того, чтобы все было вовремя приготовлено, в колонии есть ночная смена поваров.

С питанием проблем нет
Осужденный Алексей, работающий на кухне, говорит, что мясо сидельцы едят каждый день, дают в основном курятину. Впрочем, на дополнительное питание за территорией колонии подрастает около 50 голов свиней.

 

Фотофильм. Керченская исправительная колония №126

«ЗаГРАНичная жизнь»: Керченская исправительная колония №126
— Всегда готовим свеженькое, — добавляет осужденный Валентин. — На кухне трудимся сутки через двое, но работа не тяжелая, да и спокойнее здесь.

Парень говорит, что не имеет специального поварского образования, готовить научился в колонии и, улыбаясь, признается, что, возможно, выйдя на свободу, займется кулинарией профессионально.

Продуктов в колонии хватает, дают заключенным и мясо, и рыбу. Больше всего сидельцы разбирают суп, а вот каши любят не особенно, зато радуются, когда в меню появляется рагу или картофельное пюре.

На кухню, как и на все виды труда, осужденные назначаются по желанию. Сами выпекают хлеб, выращивают овощи и зелень.

При приготовлении пищи учитывается и то, что больным необходимо более витаминизированное, диетическое питание, поэтому для них предусмотрена отдельная пища.

В день, когда нам довелось побывать в колонии, на обед были перловый и ячневый супы. На второе здоровым осужденным — ячневая каша, больным — макароны, все это с мясом и подливой. Плюс салаты из капусты или свеклы.

Быт осужденных
— Во вверенном мне отделении находятся 12 заключенных, которые совершили разного рода преступления: кражи, убийства, изнасилования. Но, несмотря на такую разнородность контингента, все они уживаются под одной крышей, — говорит капитан внутренней службы Андрей Кудаченко.

Каждый из осужденных следит за своим спальным местом, помимо этого, они убирают в отделении по графику. Вещи сдают стирать в прачечную или делают это сами в банный день, который проводится по четвергам.

Свободного времени у сидельцев хватает. В такие моменты каждый может заполнить досуг по выбору: игрой в настольный теннис, почитать книгу или просто пообщаться. Иногда проводятся спортивные мероприятия между отрядами по подтягиванию, теннису, шахматам или шашкам. В общем, спорт в колонии гораздо более любим, чем книжки.

— Как и везде, бывают первоначальные трения, но все это улаживается, — отмечает Андрей Кудаченко.

Что касается здоровья, то начальник медицинской части колонии Евгений Коновалов рассказывает, что в подразделении на данный момент шесть врачей и пять человек среднего медицинского персонала.

— Лечим в основном терапевтические заболевания, при любой хирургической патологии немедленно отправляем осужденного на лечение в город.

Бывают у сидельцев колонии и инфекционные заболевания, не много, но случаются. Сейчас в тубизоляторе находятся два человека, а в стационаре медицинской части — десять, с различными соматическими заболеваниями.

По словам Коновалова, медикаментов в колонии хватает, конечно, это не клиника, сложно ожидать от тюремной медчасти полной оснащенности, как, например, в институте Яновского в Киеве, но тут не жалуются.

В год в стационаре медицинской части колонии лечатся 80–90 человек. В стенах исправительного учреждения медобслуживание бесплатное, но если осужденный попадает в хирургическое отделение керченской больницы, врачи, которые его ведут, выписывают необходимые медицинские препараты, которые покупают родственники.

Раз в год каждый осужденный проходит обязательный медицинский осмотр с флюорографией и анализами.

Колония вместо ЛТП
Керченская колония довольно молодая и существует с 1999 года.

Начальник Керченской исправительной колонии №126 капитан внутренней службы Эльдар Муждабаев рассказывает, что на сегодняшний день в учреждении содержатся 858 заключенных. Это шесть отрядов и участок временного следственного изолятора, где находятся люди, еще не имеющие приговора и ожидающие решения суда.

Колония, на месте которой прежде был лечебно-трудовой профилакторий, рассчитана на людей, которые осуждены в первый раз за тяжкие и особо тяжкие преступления: кражи, мошенничество, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и прочие.

— Одна из наших основных проблем — заказ для производства. Люди хотят работать, главное — найти заказ, чтобы их трудоустроить, и не на неделю или на месяц, а хотя бы на несколько лет.

На сегодняшний день в колонии трудятся около 150 человек внутри зоны, на участке социальной реабилитации — 30 человек. Минимальная зарплата осужденного 341 гривна 50 копеек, а на участке социальной реабилитации (туда переводятся осужденные, которые становятся на путь исправления, после фактического отбытия срока) — уже 1500–1800 гривен.

— Заработанные деньги люди могут потратить в магазине, который работает четыре раза в месяц. Там более 140 наименований товаров: это и продукты питания, и средства личной гигиены, — говорит Эльдар Муждабаев.

К слову, в колонии довольно широкий ассортимент продукции. Осужденные производят тяговую цепь для сельского хозяйства, мусорные баки, контейнеры, пенопласт, сэндвич-панели, сетку рабицу, колючую проволоку. Когда есть заказ — детские площадки.

— Наша сегодняшняя цель — показать, что люди, которые отбывают у нас наказание, не полностью изолированы от жизни, у них тоже есть права и возможности. В исправительном учреждении их жизнь не заканчивается!

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Улавливающий тупик

.

С праздником, учитель!

.

Симферополец Олег Котов через неделю — снова в космосе!

.