Крымское Эхо
Архив

Вагит-бей, он же аграрный министр

Вагит-бей, он же аграрный министр

Во всех программах развития Крыма — и текущих, и долгосрочных — аграрный сектор экономики указан как приоритетный. На предновогодней сессии Верховного Совета Крыма была принята программа его развития на два ближайших года.<br />
На наши вопросы, касающиеся ключевых моментов программы, ближайших перспектив села ответил министр агрополитики и продовольствия Крыма <b>Валерий Кравец</b>.

Валерий Кравец

Вагит-бей, он же аграрный министр
— Между вашим докладом о Программе развития аграрного сектора АРК на 2012-2013 годы в Совмине и ее принятием в парламенте автономии прошло два дня. За это время в документ были внесены какие-то изменения — в соответствии с высказанными вслух пожеланиями Анатолия Могилева, главы крымского правительства?

— Оказалось, что мы не имеем права на финансирование безвирусного питомника (это посадочный материал для садоводства), еще убрали деньги, предусмотренные на достройку рыбопитомника, подкорректировали сумму по возврату акциза Крымской водочной компании и тем предприятиям, которые еще попадут в эту программу. Вот и все изменения.

— Но каким-то образом будете стимулировать сельхозпроизводителей?

— Конечно! Предусмотрена компенсация процентной ставки по кредитам — тем, кто будет покупать и восстанавливать холодильники для хранения своей продукции. Почти 7 млн грн направляется на сохранение поголовья молочного стада.

— Новую коровку купил — получил денежку?..

— Да, на ту, что сохранил, плюс еще на новую. Мы посчитали тех коров, что есть, зафиксировали количество на 1 января, теперь будем доплачивать.

— Для реализации Программы, на два года, пишете вы, нужно 801 млн грн из госбюджета и 483 млн из бюджета автономии. А почему вы не хотите опереться на частного инвестора, показав ему, что здесь можно заработать?

— Кто не хочет?! — Кравец искренне возмущен. — Покажите мне частного инвестора!

— Производитель коньяка «Магарач»! — Показываем на стеллаж в кабинете министра, плотно уставленный образцами крымской винодельческой продукции.

— Таких мало! Мы их всеми силами поддерживаем! Вот будет принят Закон о земле, пойдет сюда инвестор. Есть госпредприятия-банкроты. Их исключат из списка тех, что не подлежат приватизации, у них будут развязаны руки — у них есть основные фонды: земля, инженерные сооружения. Ведь теперь инвестор приходит не с одним миллионом долларов, а с десятками! У нас есть инвестор, готовый вложить 250 млн долларов, поставить ферму на 1200 дойных коров, а нам нечего сейчас ему предложить, нет земли!

175 тыс га в государственной собственности, но нет процедуры ее передачи в аренду. Кто это лоббирует — непонятно! Многое зависит не от Крыма, а от чиновничьего произвола.

— Но вы же один из этих чиновников — с произволом.

— Нет! Некоторые вопросы мы можем решать здесь, на месте, но это — мизер, оперативное руководство. А все остальное принимается в Украине. В Киеве — не у нас. Всё, то в наших силах — делаем. Всё! Но как мы можем переплюнуть закон или постановление Кабмина Украины? Скажите — как?

— Для этого в Верховном Совете Крыма и создали Центр законодательных инициатив, — предполагаем мы.

— Подаем! Но вот где находится президент (показывает на столе), а вот до него — целая цепочка, прослойка чиновников… Играет роль и человеческий фактор: мелкий чиновник — вот кто тормозит. Дернул его за ухо — он сделал, дело пошло дальше.

— Каждый новый министр приходит со своими идеями. Вы хотите выращивать «южные» культуры — персики, абрикосы, груши, миндаль, грецкий орех, кизил. Вспомнили о почти уничтоженных эфиромасличных. А предыдущих хозяев этого кабинета интересовали только зерновые, их валовой сбор…

— Я отвечаю только за себя. Но первый маленький-маленький результат моей работы будет виден через два года. Значительный результат увидим через 5-7 лет. Чтобы получить от коровы товарное молоко, нужно пять лет. Одно стойло-место для коровы стоит сейчас 100 тыс грн, это немалые деньги, их нужно где-то найти. А народ боится — кто знает, какая завтра придет власть?

— Да, сегодня посажу розу, которая завтра никому не будет нужна!

— Меня бьют за это, но мое мнение: не может Крым быть житницей! Крым должен быть садом. Мои приоритеты — виноградарство, садоводство, овощеводство. Мы должны выращивать и перерабатывать все это.

— Отлично! Вырастим огурцы, замаринуем, Но кому мы их продадим? Рынок-то сложился! Я покупаю кетчуп «Чумак», как вы заставите меня перейти на кетчуп «Крымский помидор»?

— Нужен грамотный менеджмент. Не можем сами — нужно нанимать молодых, дерзких, желающих делать карьеру. Чтобы они думали, как заслужить и получить свои бонусы. Таких, как я, и старше — что-то как-то устраивает… Есть наука о маркетинге, делается анализ рынка. Я не буду заставлять покупать наш фундук вместо турецкого, я предложу лучшие условия, меньшую цену. У нас громадный потенциал, но не нужно идти в технические сорта винограда. Нужны столовые сорта, нужен виноградный сок. Нужно выращивать плоды и ягоды для производства детского питания — ниши имеются! Есть ниши по эфиромасличным культурам, по лекарственным травам. Нужно выращивать зерновые культуры — но не товарное зерно, а семена. Выращивать твердые сорта пшеницы и заниматься их переработкой. Весь мир кушает макароны и хлеб из твердых сортов пшеницы!

— Кстати, о пшенице. Бюджетом Крыма предусмотрено финансирование проектных работ по предприятию «Крымский элеватор». Расскажите, что это будет.

— В Симферопольском районе, рядом с Гвардейским, уже есть место под «Крымский элеватор». Первый этап — 40 тыс тонн зерна, но инженерная инфраструктура рассчитана на 80 тыс т. Строится комбикормовый завод — сегодня его нет — туда на переработку идет фуражное зерно. В этом же комплексе будет строиться птичник — птица на мясо, чтобы обеспечить им мясокомбинаты и продавать не курицу, а готовый продукт. Тут же будет храниться зерно мелких производителей, по минимальным ценам — не 160 грн за тонну платить, а копейки, скажем, себестоимость плюс 10% рентабельности, чтобы можно было развиваться. Под тот проект нужно будет выделить 13-15 тыс га земли, чтобы они завели сюда технику, сами выращивали зерновые. На втором этапе планируем строительство мелькомбината по переработке твердой пшеницы и производство хлебо-булочных изделий. Чтобы была альтернатива всему частному бизнесу, чтобы мы могли регулировать цены.

— Сколько денег нужно на все это?

— Около 135 млн гривен. Окупаемость, по нашим подсчетам, 4-6,5 лет. Какая-то погрешность, безусловно, есть. Когда просчитаем точнее, предложим частно-государственное партнерство, на определенных долях. Лучше, если у частника будет 51% — для оперативного управления, чтобы избежать этих тендеров-шнендеров.

— Что будет дальше с торговыми марками «Магарач» и «Массандра», которые проданы или переданы кому-то?

— «Массандра» — нет. А что касается «Магарача», идут суды, стараемся вернуть. Анатолий Авидзба, который руководил им много лет, уволен. В декабре, когда институт принимал Анатолий Зотов, его общая задолженность составляла более 12 млн грн. Прибалтам, якобы бесплатно, была передана торговая марка.

— У вас на столе Русско-крымскотатарский словарь. Пользуетесь?

— Пользуюсь, учу, читаю. А как же? Это подарок Эдема Дудакова (главы Рескомнаца — ред.), вот надпись: «Кравец Вагит-бею…». Нет времени, чтобы учиться. Времени, как и денег, никогда не хватает. Чем больше в них потребности, тем больше их не хватает…

— А говорили, что Валерий Кравец — богатый человек…

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лежишь на песочке — а тут тебе бомба натовская…

В ожидании чуда

.

Повторение севастопольского сценария по-симферопольски

.