Крымское Эхо
Главное Поле дискуссии

Противоречие глубже, чем между обороной и наступлением

Противоречие глубже, чем между обороной и наступлением

Военное дело не зря называют искусством: его законы, может, и просты, но каждый раз применяются к принципиально новому материалу. И нет возможности гарантированно получить результат, всё просчитать, вычислить до третьего знака.

При этом военные всегда пытаются обобщить опыт разнообразных кампаний в разных условиях и вывести те самые простые законы. Чтобы в следующий раз попытаться их применить с наибольшей пользой в следующем акте этого самого страшного искусства Человечества — войны.

Одна из лучших таких попыток — книга русского генерала Свечина «Стратегия».

Ключевая суть книги — принципиальное противоречие между двумя главными стратегиями пути к Победе. Сокрушение и измор, в его терминах. Цитату из книги я поставил в заголовок статьи — стратегическое искусство многими понимается неверно.

Сокрушение — стратегия цепочки последовательных побед с целью полного разгрома армии противника. Свечин в основном приводит пример из истории гения сокрушения Наполеона — но если бы книга писалась в наши дни, там однозначно была бы «Буря в Пустыне» как эталонный пример. Навалиться всеми силами, разбить армии, выставить условия.

Свечин делает простой вывод: в войне равных сил стратегия сокрушения почти всегда ведёт к поражению.

Пример того же Наполеона об этом просто кричит. Да и Гитлера тоже. Мы же нынче можем добавить туда и Объединённый Комитет Начальников Штабов США. Заявления вида «у нас нет дальнейшего плана по Украине» звучат всё чаще. Наполеону в своё время понадобилось пять недель, чтобы осознать эту истину. Он был один, ему просто было.

Война равных сил, по Свечину, всегда выигрывается методом измора — уничтожением ключевых сил противника не цепочкой разгромов, а соотношением потерь.

Таким, при котором шанс на победу у противника никогда даже не возникает. Вообще.

И это самое противоречие действительно радикально. В одном случае вам надо в самом начале собрать максимально мощную армию и стремиться к решительным боям. Генеральным сражениям, что должны быть выиграны исходной, отправленной на дело армией. В другом — вам надо обеспечить приток подготовленных бойцов в армию и добиться нужного соотношения потерь. То же самое и с вооружением: в первом случае важно наличие, во втором — производство.

В первом случае мобилизация должна быть ещё до войны. И уж на самый крайний случай — в первый её день. И быть тотальной, разовой. Во втором — мобилизация должна быть перманентной, но исключительно деликатной, так как она подрывает тылы и разрушает промышленный потенциал, выбивая рабочих с заводов. И может принести больше вреда, чем пользы.

В первом случае все удары вашего дальнобойного оружия должны идти по логистике — чтобы в ключевой цепочке сражений противник был недовооружён и их проиграл. Во втором — по самим войскам, по складам в ближнем тылу. Уничтожая само вооружение с гораздо большим темпом, чем противник его производит. Поддерживая свой темп производства максимально высоким. А логистика менее важна: всё нужное доедет, пускай и позже.

Свечин делает печальный вывод: стратегия сокрушения красива, эффектна и эффективна. Но ведёт к победе при изначальном решительном перевесе или грубейших ошибках противника. Например, если бы русская армия дала решительное приграничное сражение в 1812 году.

В бою равных сил или против превосходящей силы, исполняющей стратегию сокрушения, побеждает стратегия измора. Сокрушительная армия просто стачивается, истаивает, заканчивается.

Её кадровый уровень, материально-техническое снабжение ухудшается стремительно — в то время как армия, изначально взявшая курс на измор противника тратит свои силы на поддержание и спокойное, методичное увеличение своей военной силы.

Некто Валерий Герасимов десятки раз цитировал Свечина в своих программных статьях. И это самое противоречие многое объясняет. Да чего я — вообще всё оно объясняет.

Целые мосты через Днепр — и удары по заводам и складам. Вынужденную частичную мобилизацию, что так и осталась частичной. Принципиальную добровольность набора бойцов на СВО. Русскую неторопливость в продвижении вперёд. Полное отсутствие даже попыток организовать «встречу» при формально начатом «освободительном походе» — пытавшиеся это сделать неизбежно погибали бы.

Год в чистой обороне с отправкой в наступление одного Оркестра, с карт-бланшем на набор заключённых. Приказы армии «первого этапа СВО» — выдвинуть дальше от границы будущую линию «измора». Раздёргать ВСУ по всем направлениям.

Не дать им осуществить единое генеральное сражение, заставив драться сразу везде, и в обороне.

Нанесение ударов «первого дня» по военно-техническом объектам, а не казармам. Сознательный и решительный отвод войск с отработавших своё направлений, когда ударный потенциал ВСУ перестал позволять само это генеральное сражение. «Линия Суровикина», что спокойно строилась в тылу сокращённой линии фронта и удержалась благодаря плотности артиллерийского огня — её невозможно было создать по всей границе.

Нынешний приоритет развития экономики над продвижением вперёд любой ценой. Ярость и непонимание людей на фронте, что видят сознательную неторопливость Генштаба. Заложенные в трёхлетний бюджетный план суммы на продолжение СВО. Принципиальный отказ менять глав генштаба и МО с постоянным подтверждением: они выполняют исходный план.

Выставление «договоров о гарантиях безопасности» блоку НАТО без попыток что-то обсуждать с гауляйтерами будущего поля боя с блоком НАТО. Заявления с первого дня — мы всегда готовы к переговорам. Конечно, с признанием «реалий на земле» и денацификацией с демилитаризацией как необсуждаемыми условиями. Активное обвинение украинских гауляйтеров и их хозяев в трагедии гибели сотен тысяч согнанных на убой.

Это противоречие объясняет весь ход СВО.

Годы войны… С самого начала. Продолжая всё это время развивать страну, перестраивать её на будущий мир без Гегемона. Ликвидировать колониальную зависимость. Перестраивать мировую дипломатию и экономику. Естественно, без объяснения этой стратегии публично населению в самом начале.

Самая подлая война во всей русской истории.

Война против самого страшного врага на Планете. Против самих США, что ни одной крупной войны за всю историю не проигрывали, лишь малые — и именно измором. Контролируют мировые финансы, «международные» структуры, технологические цепочки, мировую торговлю, мировой Океан. Неслыханно богаты, принципиально недоговороспособны, вооружены до зубов и недосягаемы военной силой. И имеют очень мало слабых мест — слабую промышленность и разобщённое население на фоне структурных экономических проблем. Гарантированно проигрывая на измор.

Естественно, США поставили на сокрушение и лишь по прошествии года войны начали что-то подозревать. А поняли только после оглушительного краха «наступа» — впереди поражение и конец Империи Лжи.

Национально-освободительная война против Гегемона Человечества в принципе, в теории, не может быть выиграна методом сокрушения.

А Украина в этой стратегии лишь добровольное поле боя. Те самые русские земли, что попали под оккупацию.

И они будут освобождены, возвращены на Русь. Отстроены заново. Заставлены памятниками русским героям.

А 24 февраля мы будем — после Победы — праздновать как страшный и печальный день Независимости.

Слишком многое принесено в жертву…

Источник

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.4 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нужно ли похоронить Ленина?

Игорь НОСКОВ

Довоевались до хорошо вооруженного миротворца

Алексей НЕЖИВОЙ

Каждой аудитории — своя дипломатия

Оставить комментарий