Крымское Эхо
Библиотека Главное

Примирить историю в строках

Примирить историю в строках

Накануне десятилетия Крымской весны МИД России представил книгу «Крым в развитии России: история, политика, дипломатия. Документы архивов МИД России». Она посвящена не только событиям десятилетней давности, но охватывает гораздо более широкую историческую перспективу – о периоде до присоединения полуострова, о Екатерининской эпохе, Крымской войне и далее.

Исторические события поданы через крымскую перспективу: что дал полуостров стране, а страна – полуострову. Книга собрана по материалам архива МИД России и подготовлена группой исследователей. Редколлегию возглавил первый замминистра иностранных дел Владимир Титов.

«Этот опыт небесполезен нам и сегодня. Развитие инфраструктуры Крыма, интеграция в социальную жизнь – это то, что мы проходили за 10 лет, но проходили это и тогда, может быть, в более сложных даже условиях, поскольку Крым был территорией, за которую боролись и Османская империя, которая была в фокусе внимания всей Европы. Екатерина Вторая предприняла очень важные дипломатические усилия, чтобы Крым был признан частью России, это ей удалось», — рассказал на пресс-конференции вице-премьер — постпред Крыма при президенте Георгий Мурадов.

Это уже второе издание книги — первое представили в 2018 году. Как бы кто из наших недругов ни пытался назвать все это «юбилейной пропагандой» или чем-то еще подобным – книга представляет собой результат труда группы профильных специалистов, основанный на документах и фактах с минимумом интерпретаций. Нового издания еще нет в открытом доступе, но первое — без особого труда можно найти в цифровом варианте (не говоря уже о библиотеках).

Издание такого труда в контексте нынешних исторических событий наводит, впрочем, на размышление о необходимости системного подхода к истории. Долгие годы после развала СССР единственно верным путем рассказа об истории России была публикация каких-то чудовищных мифов о нашей стране. Но и в советские годы, особенно на первом этапе развития, с историей обращались вольно, выпячивая недостатки и принижая достоинства.

Два краха государственности на нашей территории породили в массовом сознании такую историческую кашу, такое месиво из мифов, домыслов и фактов, что по итогу большинство наших сограждан скорее тему истории брезгливо обходит стороной. Нетривиальная, в общем-то, задача — найти какую-то научно-популярную книгу по связанной с историей России тематике, чтобы автор не проталкивал нужную ему повестку, а спокойно рассказывал о событиях, не привирая и не приукрашивая.

Для школьников уже сделали единый учебник истории – пускай, далекий от идеала, но это шаг в правильном направлении. Теперь нужны и единые пособия для взрослых.

Смысл же книг вроде выпущенной МИД России по Крыму — не столько предоставить занимательное чтиво для всех возрастных групп, сколько сформировать базис, пользуясь которым можно и писать научно-популярные книги, и исторические романы, и кино снимать, и сериалы, и видеоигры делать – все это замечательный способ увлечения людей историей своей страны.

Россия во многих сферах проделала большой путь для избавления от наследия 90-х: в экономике мы видим наращивание промышленного производства, видим обновление и строительство инфраструктуры, но вот в социальной сфере работы еще очень много.

И начать ее приводить в порядок с системного подхода к истории, к ее примирению, унификации на основе фактов, а не мифов и вымыслов, было бы наиболее логичным вариантом.

История в целом в общественных отношениях служит фундаментом, как мы видим по последним событиям. Даже то, что произошло сотни лет назад, оказывает влияние на то, что происходит сейчас: как и двести лет назад, на слуху Новороссия и Таврия; как и четыреста лет назад, гремит Слобожанщина; как и триста лет назад, по Полтаве бродят шведы.

Да и от попыток формирования новых исторических общностей мы тоже отходим все дальше. «Советский человек» канул в Лету с советским государством, а вместо «россиянин» все чаще звучит просто «русский», как это было, опять-таки, столетия назад. Даже наш термин Крымская весна справедливо отодвинут в сторонку в пользу более точного определения Русская весна.

«Крымская весна … переросла в Русскую весну: Крымская весна касалась Крыма и Севастополя, а Русская весна – это когда в состав России, домой на историческую Родину вернулись еще целый ряд субъектов России: Донецкая и Луганская республики, наша Северная Таврия – Херсонщина и Запорожье. Поэтому и наш президент стал использовать термин «Русская весна», — отметил на той же пресс-конференции Мурадов.

Для процессов 2014 года уточнение и закрепление «русского» термина крайне важно. Это не попытка выпячивания одной национальности во время событий десятилетних событий, это просто точное определение цивилизационной принадлежности. Множество представителей разных национальностей, что в Крыму, что на Донбассе, подняли именно цивилизационный бунт, отказавшись отринуть русский язык и русскую культуру. «Крымская» весна отображает лишь одну географическую область, на которой проходили исторические процессы тех дней 2014 года.

Если бы придумали использовать термин «Российская весна» как индикацию того, что Крым и Донбасс стремились в российское государство, то это тоже было бы совсем неточно: о российском государстве по существу никто из участников событий не знал.

в Россию стремились, поскольку это единственное государство, защищавшее русскую культуру — возвращались к своим. А вопрос о ее государственном устройстве волновал людей гораздо меньше.

Все это к тому, что история нас окружает во всем, даже седая старина оказывает прямое воздействие на действительность. И жизненно важно описание истории структурировать и популяризировать. Книга о Крыме и есть шажок в этом направлении.

Теперь нужно, чтобы подобных книг было еще больше — и обо всем, что касается истории. А на их основе обязательно появятся и другие произведения.

Фото РИА Новости Крым

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.8 / 5. Людей оценило: 19

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия значилась в поэтах. Илья Сельвинский

Вера КОВАЛЕНКО

Записки провинциального администратора. Продолжение

Тысячелетняя крымская государственность: 100 лет крымской автономии

Оставить комментарий