Крымское Эхо
Главное Знать и помнить

День крымского чуда

День крымского чуда

Кроме главных и общих для всех красных дней календаря, даты Крымской весны у каждого её встретившего — свои, личные. Так, незаслуженно подзабытый (ушедший в тень на фоне столкновения под стенами симферопольского «Белого дома» и [почти] волшебного явления Вежливых людей) день 25 февраля для меня и многих других участников событий — день нашего крымского Чуда.

Это не преувеличение. Конечно, неверно было бы утверждать, что именно в эти три дня (25, 26 и 27 февраля) решалась наша судьба. Но, возможно, именно они были кульминацией. А уж чудеса в эти дни происходили точно. Невозможное раньше становилось возможным.

Уже остался в прошлом абсолютно легальный «митинг под дождём», в ходе которого благодаря грамотной расстановке участников у боевиков нелегального «меджлиса» (экстремистская организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «прикомандированных» из Киева инструкторов-«правосеков» (участники запрещённых в РФ нацистских формирований) не оставалось шансов быстро захватить здание Совмина, а врываться в музыкальный театр они не пожелали и, расстроившись, ушли митинговать на пятачок у представительства украинского президента (ещё не свергнутого окончательно).

— Здравствуйте, это канал 112. Вы же сейчас на площади?
— Да.
— Вот и хорошо. Через пару минут по моему сигналу включайте нам видео.
— Извините, но вряд ли это возможно. Имеется в наличии мокрый кнопочный мобильный телефон возле мокрого же уха. Потому что у нас идёт дождь. Но я готов рассказать вам, что вижу. Говорить буду по-русски.
— Хорошо, мы включим вас, как есть.

Именно на том митинге о формировании общественных дружин самообороны для поддержания законности и правопорядка было объявлено во всеуслышание.

Однако от планов силового покорения Крыма майданные «революционеры» не отказались.

Уже прошёл созванный по инициативе крымских властей в Ливадии Всеукраинский форум представителей областных советов и Верховного Совета Автономной Республики Крым. Отказались от участия в нём представители Волынского, Закарпатского, Ивано-Франковского, Львовского, Ровенского, Тернопольского, Черновицкого, Винницкого областных советов и Киевского городского. А те, кто не отказался приехать, оказались неспособны принимать решения.

«У тех, кто собрался в Ливадийском дворце, не нашлось никаких конструктивных идей. Только мы предложили вариант действия, обозначив его как «сшивка Украины по горизонтали». Он предусматривал своего рода сделку регионов с центральной властью: действенную её поддержку в обмен на расширение полномочий. Фактически это означало бы федерализацию Украины. Скорее всего, таким образом сохранить её единство всё равно не удалось бы, но федерализация могла бы стать основой для цивилизованного развода. Наши предложения не нашли не только поддержки, но и понимания у коллег. Они тогда думали о другом: как бы не пропустить момент, чтобы присягнуть на верность новой власти, которая рвалась тогда в правительственные кабинеты с майдана. Что это абсолютно не совпадало с общественными настроениями в регионах Юго-Востока, их совершенно не заботило, — вспоминал возглавлявший тогда Верховный Совет АРК председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов. — В итоге только в Республике Крым и Севастополе органы представительной власти оказались едины со своими избирателями и возглавили сопротивление государственному перевороту в Киеве».

Мы встречали привезённые в Симферополь тела трёх наших павших защитников, принимали вернувшихся преданных киевской властью бойцов «Беркута», уже произошёл кровавый нацистский переворот в Киеве.

Ещё работало общественное движение «Стоп, майдан!», показавшее нашим визави, что не они одни умеют создавать успешные сетевые проекты. Короткая история этого движения тоже по-своему уникальна: неравнодушные крымчане совершенно разного возраста, политических взглядов, уровня достатка и общественного положения, объединённые лишь тревогой за судьбу Крыма (и «государства» в составе которого он волею судеб тогда формально находился), сумев найти общий язык сначала между собой (договорившись оставить за порогом на время свои личные политические убеждения, что было ох как непросто) и выработав всего лишь несколько простых гражданских принципов, вынесли их из виртуального пространства соцсетей в реальную жизнь — при осторожной, аккуратно дозированной, но всё же весьма полезной поддержке правящей партии (все наши публичные акции были абсолютно законными, с получением необходимых разрешений, спасибо «регионалам», проблем не было).

Лишённые политической окраски общегражданские принципы объединили всех: коммунистов и монархистов, русских, украинских, болгарских общественников — всех, кто не хотел катастрофы и хаоса.

Даже спустя несколько лет после возвращения Крыма в Родную Гавань наши наклейки ещё можно было увидеть в маршрутках и общественных местах.

Но после убийства на майдане наших правоохранителей, после показательной расправы над возвращавшимися домой из Киева крымчанами, когда демонстративно готовилась карательная экспедиция в Крым киевских «цеевропейцев», для мирных гражданских акций в защиту законности места уже практически не оставалось. Невозможно забыть ту спокойную деловитость, с которой ветераны ВДВ («Никто кроме нас!») выбирали позиции для предстоявшего боя с бандеровцами в центре Симферополя.

Абхазы вчера на связь выходили. Волнуются. Говорят, «два самолёта можем отправить, но вы ж там не молчите, нам же ещё подготовить нужно».
— Какие два самолёта?
— переспрашиваю оторопело.
Ну как какие, с бойцами, с оружием. Я им пока отбой дал, попросил не горячиться: пока сами отработаем, а помощь ещё и потом нам понадобится

Они были готовы тогда. Они и сейчас в строю. Уже прозвучал ультиматум зиц-председателя нелегального «меджлиса» (экстремистская организация, запрещена в РФ) давшего властям Симферополя 10 дней на снос памятника Ленину, уже шла запись в ряды Народного ополчения. Президиум Верховного Совета автономии записывал обращения с призывом остановить беспредел и беззаконие. А исполнительная власть готовилась к капитуляции в обмен на обещания личной безопасности.

Вечером 24-го февраля представители крымской интеллектуальной элиты, объединённые пониманием «надо что-то делать», составили текст, известный сегодня как «Письмо 15-ти».

«Следует предложить всем подразделениям силовых структур, расположенных на территории Автономной Республики Крым, присягнуть на верность Верховному Совету АРК, крымской автономии, народу Крыма. Поскольку Конституция АРК не содержит достаточных полномочий для полноценного управления республикой, предлагаем незамедлительно рассмотреть вопрос о восстановлении Конституции Республики Крым в редакции 1992 г., незаконно упразднённой украинскими властями в 1995 г.
В дальнейшем — строить отношения с Украиной в соответствии с Конституцией 1992 г., т. е. исключительно на договорных началах. Вплоть до заключения такого договора пользоваться Законами Украины в той их части, которая не противоречит духу и букве крымской Конституции, вплоть до разработки или восстановления собственного законодательного корпуса.
Поскольку события ноября 2013 — февраля 2014 гг. остро поставили вопрос о смысле и целесообразности пребывания Крыма в составе государства Украина, предлагаем Верховному Совету АРК инициировать проведение Всекрымского референдума по вопросу о статусе республики
, — говорится в этом историческом документе. — Ввиду сложившейся ситуации ждём Вашей незамедлительной реакции на обозначенные в нашем обращении вопросы и предложения. При этом оставляем за собой право апеллировать непосредственно к народу Крыма — единственному источнику власти и носителю легитимности. Промедление смерти подобно!»

И когда текст документа был готов, ближе к полуночи авторы обзвонили всех, кого смогли, с приглашением принять участие в митинге утром 25-го. Все, кто когда-либо занимался подготовкой и организацией массовых мероприятий, могут оценить отчаянный оптимизм этой идеи.

Письмо Пятнадцати. 25 февраля 2014 г. Симферополь

И — вполне предсказуемо — утром 25-го у скамейки в сквере Победы, на которой лежал открытый для подписания документ, озиралось и терзало мобильные телефоны всего несколько человек… Но через час — уже несколько десятков. Ещё через какое-то время людей уже хватило на то, чтобы сформировать какую-никакую, а всё-таки колонну.

И колонна двинулась нарезать круги по центральным улицам крымской столицы с воплем: «Симферополь, вставай!». Будний день, все на работе, но орали не просто громко, а от души, искренне.

И начались чудеса. Без кавычек. Колонна начала распухать и удлиняться прямо на глазах. Вижу, впереди чем-то неуловимо знакомый силуэт гражданина, выскочившего со своего рабочего места в одном пиджаке — стильном, но отнюдь не теплом. А всё-таки февраль, хоть и крымский. Не буду называть фамилию, силуэт не зря показался знакомым: ответственный чиновник, блестящий политический эксперт, достаточно долгое время отказывавшийся давать комментарии в прессе, поскольку под него усердно копали «македонцы», планируя заменить кем-либо из «своих».

Возможно, стоит напомнить, что Крым перед возвращением на Родину находился в режиме двойной оккупации — не только украинской (киевской официальной), но и макеевско-донецкой (в тогдашнем прочтении термина, а не нынешнем). Десант «македонцев» во главе с близким другом президента Януковича Василием Джарты для «наведения порядка в регионе» прибрал к рукам все рычаги управления, до которых смог дотянуться, и расставил «своих» людей везде, где сумел и успел.

«Порядок» они действительно навели. Оккупационный. Деловито обзавелись на освоенной территории бизнесами и элитной недвижимостью. И позже, когда гром прогремел, отнюдь не бросились защищать Донецк и Макеевку от украинских нацистов.

Так вот, достойный человек с государственным постом и научной степенью, прекрасно зная, что для замены его кем-то «македонским» годится почти любой предлог, выскочив из своего кабинета в одном пиджаке, присоединился к нашей колонне.

Это лишь один маленький эпизод того большого крымского чуда 25 февраля 2014 года.

Вечно занятый собой, перегруженный своими проблемами, придавленный надвигавшимся из Киева ужасом Симферополь вставал. Без подготовки, не по плану, вставал стихийно, услышав зов.

Когда подошли казаки, вся эта стихия вскоре обрела строй и порядок. Упомянутое выше «Письмо 15-ти» было зачитано и, получив народное одобрение, стало официальной резолюцией митинга. В Верховный Совет автономии, где в это время шло заседание Президиума, были отправлены представители общественности.

Не обошлось без провокаций. Самые горячие головы предлагали «ворваться» и поставить власть перед фактом. Нацистам, мол, можно — а чем мы хуже! Их утихомирили, объяснив разницу между «нами» и «ими».

Ещё один эпизод крымского чуда 25-го февраля: посланцев «улицы» не только пропустили в симферопольский «белый дом», их выслушали! Спикер крымского парламента Владимир Константинов лично вышел к митингующим. И объявил, что на следующий день будет созвано внеочередное заседание сессии Верховного Совета АРК. Повестка дня состояла из двух вопросов:

— о политической ситуации;
— об отчёте Совета министров Автономной Республики Крым о своей деятельности в 2013 году.

«Я разделяю вашу тревогу и озабоченность судьбой Крыма. Заявляю, что никуда отсюда не собираюсь уезжать и буду вместе с вами. Мы будем бороться за автономную республику до конца, — пообещал Константинов. — Сегодня Киев не хочет решать наши проблемы, поэтому мы должны сплотиться и действовать решительно. Сил у нас достаточно. Неонацизм в Крыму не пройдёт. Мы не предадим Крым».

О том, что случилось на следующий день, сказано и написано уже немало, а будет сказано и написано ещё больше. На фоне драматических событий 26 и 27 февраля наша скромная, мирная, добытая относительно малыми (по сравнению с севастопольским митингом народной воли) средствами победа вполне логично остаётся в тени. Но она важна. Нет, не потому что в тот день происходило невозможное.

Она важна тем, что убрала кавычки с любимого западными политтехнологами термина «гражданское общество», объединила власть и общество перед лицом смертельной опасности и тем самым сделала нашу победу неизбежной.

В моменты, когда интересы народа и власти совпадают, невозможное становится возможным.

Фото автора, 2014 год, 25 февраля

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.2 / 5. Людей оценило: 12

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ушли в изгнание…

Николай ОРЛОВ

Война началась на рассвете

Петр Котляревский, «кавказский Суворов»

Оставить комментарий