Крымское Эхо
Знать и помнить

Они живут на ужасном острове

Они живут на ужасном острове

Нравится нам или не нравится, но в глазах Европы мы, русские, являемся жестокими завоевателями и варварами. В качестве примера для подражания нам всегда стараются указать на Англию – средоточие демократии и гуманизма.

Официальное название этого государства «Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии», причём как в самой Англии, так и в Ирландии язык общения – английский, тем не менее, сами ирландцы, мягко говоря, недолюбливают соседнее государство и считают, что вторая часть королевства должна быть ирландской. Вот о последнем мы и поговорим…

Поскольку для большинства читателей история Ирландии знакома весьма фрагментарно, то с неё и начнём.

Как называлось первоначальное население острова, современные историки не знают, достоверно известно что, к VI в. до Р.Х. здесь появились кельтские племена, или, как их называли римляне, скотты. К этому времени произошло их переселение из областей Центральной Европы в Галлию, Британию, Северную Италию и на Пиренейский полуостров. В Ирландию они, вероятно, двигались двумя потоками — из Северной Галлии и Северной Британии.

Первыми завоевателями Ирландии считают кельтское племя гоиделов, за ним следовали белги, бритты, пикты и др. Новые пришельцы в отличие от применявшего орудия из бронзы местного населения пользовались орудиями из железа. К началу нашей эры они, очевидно, овладели всем островом. Из хроник известно, что где-то в первом – втором десятилетии от Р.Х. в Ирландии произошло восстание людей плебейского происхождения, которым удалось расправиться со всей знатью. «Это указывает на господство завоевателей-скоттов над более древним населением», — замечает по поводу этого события Ф. Энгельс.

Но к V веку от Р.Х. кельты (скотты) уже смешались с местным населением, сложился гоидельский язык как особый диалект кельтских языков, и жители стали называть себя гоиделами (в англизированной форме — гэлы).

Ирландское общество состояло из свободных и несвободных членов. Все свободные ирландцы жили патриархальными семьями — финами. Несколько фин составляли септ, или род. Все члены септа вели свое происхождение от одного предка, носили одно имя (с X века от Р. Х. с приставкой «Мак», что означало «сын», или «О» — «внук»). Более крупными родовыми объединениями были кланы; несколько кланов составляли племя. Человек, не входивший в фину и септ, считался бесправным, изгоем.

Все свободные независимо от этого деления сначала назывались фении, впоследствии этот термин стали применять только в отношении незнатных свободных.

Клановая знать делилась на три категории: низшую составляли вожди септов и кланов, над ними стояли правители более крупных территорий, а затем — правители основных провинций и областей Ирландии — высший слой благородных. Внешним признаком различия социального положения в обществе служила окраска плащей. Близко к клановой знати стояли жрецы – друиды, поэты, кузнецы, то есть представители так называемых, по представлениям той эпохи, почетных профессий.

К V в. Р. Х. Ирландия была разделена на пять крупных областей — Ольстер, Коннот, Манстер, Южный и Северный Ленстер. Очевидно, это деление произошло на базе союзов племен, возникших в ранний период разложения первобытнообщинных отношений. В процессе возникновения государства в этих провинциях образовались самостоятельные варварские королевства.

Они живут на ужасном острове

Власть в каждом из них находилась в руках короля — риагa, избираемого вместе со своим преемником вождями данной провинции. При риаге был совет старейших (аристократической верхушки). Каждое такое королевство было разделено на определенные территории — туаты, власть в которых принадлежала «областным королям», избираемым вождями септов, входивших в туат; совет вождей при короле имел право смещать последнего.

Во II веке от Р.Х. риаги Мита — одного из пяти «королевств» (на территории главным образом Северного Ленстера) стали верховными королями всей Ирландии, ард-риагами. Но самостоятельность подчиненных этому объединению «королевств» сохранялась. Ард-риаг не имел собственного административного аппарата, под его властью находились лишь военные силы всех «королевств» (в случае общей военной опасности).

В V веке клановая знать Ирландии предприняла попытки расширить свои завоевания на соседнюю Британию. Ирландские отряды вторглись в западную часть Британии — Уэльс, населенный кельтским племенем бретонцев, и завладели им, но в VI в. местные отряды изгнали их оттуда. Более успешным было вторжение ирландцев в Северную Британию, в страну Альба, или Каледонию, населенную кельтским племенем пиктов. Завоевание началось еще в IV веке с восточного побережья Ольстера.

В течение нескольких десятилетий ирландцам удалось захватить западную и северную часть Альбы. В 470 г. правитель одного из туатов переправился в Альбу и на колонизованных ирландцами — их здесь называли скоттами — землях основал свое королевство под названием Аргил (Восточные гэлы). По имени скоттов Альбу позже стали называть Шотландией.

 Уже очень рано среди знати большую популярность стало приобретать христианство. Немаловажное значение в распространении христианства на острове имела миссионерская деятельность Патрика (373 — 463 гг.), объявленного впоследствии католической церковью святым.

Большая часть ирландской знати под воздействием Патрика приняла христианство, но борьба с друидизмом продолжалась ещё несколько столетий. Ирландская церковь имела своеобразные черты, отличающие её от обычных для католицизма церковных порядков и обычаев. Организация ирландской церкви была приспособлена к клановому строю, и духовные должности стали монополией определенных семей. Епархия епископа обычно совпадала с территорией клана, а сам он избирался из людей, угодных вождю и связанных родовыми узами с членами клана.

Целибат (безбрачие духовенства) не соблюдался, приходские священники жили в кланах и больше подчинялись местным обычаям, чем порядкам католической иерархии. Епископы не обращались в Рим для утверждения в должности, причитающиеся папе платежи за духовные бенефиции, собирались нерегулярно. Вожди часто секуляризировали церковное имущество и доходы, а частенько и облагали духовенство обычными для мирян поборами. Монастырские общины в Ирландии сами избирали себе аббатов, не соблюдая канонов регулировавших жизнь католических монастырей в католической Европе.

Церковный клир у ирландцев пользовался привилегиями, как их предшественники – друиды. Кланы выделяли на содержание своего духовенства определенные участки земли, которые освобождались от повинностей в пользу вождей, не подвергались переделам и находились в распоряжении епископов. Кроме того, широкое распространение получили дарения земли отдельным церквам и монастырям, как частными лицами, так и септами и кланами. Церковные земли независимо от их происхождения сдавались в держание, за что владельцы получали феодальную ренту.

Уже в IV века в Ирландии было известно алфавитное письмо, а с введением христианства стал применяться латинский алфавит. Центрами письменности стали монастырские школы, деятельность которых по переписке книг религиозного или светского содержания имела важное значение по сохранению античной культуры.

В VI—VIII веках Ирландия была одним из центров христианства в Европе, откуда оно стало распространяться и на другие территории. Современники называли её «Островом святых и ученых».

В конце XII века часть территории Ирландии захвачена англичанами при короле Генрихе II. Английские бароны оккупировали земли ирландских кланов и ввели английские законы и систему управления. Покоренная область называлась Окраиной (the Рale) и как по управлению, так и по дальнейшему своему развитию резко отличалась от ещё не покоренной, так называемой «Дикой Ирландии», в которой англичане постоянно стремились делать новые завоевания, этот плацдарм и стал отправной точкой для последующей экспансии.

В XII веке ирландская церковь стала объектом теократической политики папства, проводимой под знаком «очищения и единства». В 1158 г. в Рим прибыл посол английского короля Генриха II Плантагенета с просьбой к папе разрешить завоевание Ирландии. Формулировка для нападения была даже для той эпохи весьма оригинальна

«Вы выразили нам, — сказано в булле папы Адриана IV (англичанина по происхождению), посланной Генриху по этому поводу, — свое желание вторгнуться на остров Ирландию…». Этого «желания» было достаточно, чтобы папа дал разрешение в целях «очищения и единства» церкви, благословив попутно на захват земель острова благочестивых англичан.

Первый отряд, который высадился в 1171 году в Ирландии, состоял из 130 рыцарей, 60 сквайров и трех сотен лучников. Вскоре с ним присоединился другой отряд из 10 рыцарей и 60 лучников. С этими малыми силами они решили осадить первый, встреченный на пути город, который англичане считали своим, поэтому они взяли его штурмом и практически поголовной благочестивой резнёй побеждённых повергли островитян в ужас. Король острова, пытался им противостоять, но был разбит. Вскоре на остров высадился ещё один отряд из 10 рыцарей и 70 лучников, а чуть позже 200 конных рыцарей и примерно сотней арбалетчиков. Соединившись, английские воины стали непреодолимой силой, и, хотя их было не более тысячи, аборигены были разгромлены без труда. Вскоре Дублин был взят приступом.

 Местные народные ополчения кое-как вооружённых ирландских кланов не могли противостоять бронированным рыцарским отрядам англичан, остров был полностью покорен, теперь оставалось его колонизировать.

 Теперь и английский король высадился в Ирландии во главе 500 рыцарей и нескольких сот лучников не столько для военных действий, сколько для того, чтобы вступить во владение новыми землями. Так ценой минимальных финансовых затрат, в результате достаточно небольших усилий и малой кровью для захватчиков этот остров Ирландия присоединился к владениям британской короны.

Английские оккупационные отряды состояли главным образом из англо — ирландцев Пейла. В процессе «очищения и единства» веры было истреблено около половины всего населения острова. «Вся страна опустошена, те, кто избежал меча, погибли от голода», — невозмутимо фиксируется в одном официальном документе. «Вашему величеству не над чем повелевать в этан стране, как только над кучами пепла и трупами», — писал английский современник.

Как я уже писал выше, базой колонизации стала замкнутая область на северо-востоке Ирландии, которую англичане называли Окраиной (Пейл). Отцы мировой демократии начали с того, что категорически запретили доступ ирландцам в эту область. В XIV веке были приняты законы, которые потом назовут законами апартеида (раздельного сосуществования), ограничивающие возможность ассимиляции поселенцев путем запрещения смешанных браков, запрета ирландских обычаев и даже языка. Колонизация Ирландии, несмотря на сопротивление и восстания продвигалась вперёд вплоть до её фактического завершения в XVII веке.

Боровшиеся с захватчиками ирландские кланы и туземная аристократия лишались земли, а их земли передавались английской и шотландской знати. Новые владельцы земли привозили для работ на своих землях переселенцев из Англии и Шотландии, число которых непрерывно росло. Во время английской реформации ирландцы остались католиками и были практически лишены всех прав.

Все должности в королевской администрации, крупные земельные наделы и все сколько-нибудь выгодные экономические позиции занимали протестантские колонисты. Ремесленникам-ирландцам запрещалось иметь более двух подмастерьев, и передавать по наследству имущество. В знаменитом Билле о правах 1689 г. — прототипе нынешней декларации прав человека, ирландцы — католики лишались права заседать в парламенте и им, в отличие от остальных подданных Британии, запрещалось иметь какое-либо оружие.

Крупные землевладельцы из числа колонистов-протестантов сдавали ирландцам в аренду, отнятую у них же землю, крохотные участки, на которых они были вынуждены вести своё скудное хозяйство. Почти все доходы, выкачанные в Ирландии за аренду земли местными крестьянами, уплывали в прямом и переносном смысле в Англию. Ирландцам оставляли только те средства, которые едва обеспечивали их полуголодное существование. Дополнительно ввели законодательные ограничения, не позволявшие ирландцам продавать свои товары в Англии.

Короче, Ирландия стала первой классической английской колонией, а ирландцы – рабским населением этой колонии.

 Не могу не признать, что англичане, нация торгашей, бесполезно уничтожали то и дело восстающих и бунтующих ирландцев, нет, они отнеслись к этому весьма прагматично, король Яков I, в сентябре 1603, в первые же месяцы своего правления издал «Прокламацию…», требующую не казнить ирландцев бесполезно, а продавать в рабство в Новый Свет. Его внук Яков II, видимо во исполнение воли деда, в 1625 году продал около 30.000 ирландских заключенных в качестве рабов в Новый Свет, как называли тогда Америку.

Дабы не выглядеть европоцентристом и ярым сторонником белой расы, я вынужден признаться перед читателем, что первые рабы Нового света были в большинстве своем не неграми, а белыми.

 Во время Гражданской войны в Англии с 1641 до 1652 свыше 500.000 ирландцев были перебиты англичанами, другие 300.000 были проданы в рабство*. Ирландская популяция уменьшилась с 1.500.000 до 600.000 за одно десятилетие. Это вам не «бунташный век» России, о жестокостях которого так любят писать европейские историки.

В течение 1650-х ещё более 100.000 ирландских детей в возрасте от 10 до 14 лет были разлучены с родителями и проданы в рабство в Вест-Индию, Вирджинию и Новую Англию. В это же десятилетие 52.000 недобитых за сопротивление ирландцев (в большинстве женщины и дети) были проданы в Барбадос и Вирджинию.

Африканские рабы в конце 1600-х ценились высоко (около 50 фунтов стерлингов). Ирландские рабы были намного дешевле (не более 5 фунтов стерлингов). Дабы увеличить популяцию бесплатной рабсилы, английские рабовладельцы очень быстро занялись размножением рабов путём использования ирландских женщин, как для собственного удовольствия, так и для большей выгоды. Дети рабов ведь тоже являлись рабами, что увеличивало число «говорящих орудий»** хозяина.

Чуть позже англичане нашли лучший способ применения этих женщин для улучшения собственной рыночной позиции: поселенцы начали скрещивать ирландских женщин и девочек (в большинстве случаев не старше 12) с африканскими мужчинами для выведения рабов с определенной внешностью. Новые рабы-«мулаты»*** приносили больше прибыли, чем ирландцы, более того, экономили поселенцам деньги, потребовавшиеся бы на приобретение новых африканских рабов.

Практика скрещивания ирландских женщин и африканских мужчин продолжалась несколько десятилетий и стала настолько распространенной, что в 1681 вышел закон «запрещающий спаривание ирландских женщин и африканских мужчин с целью производства рабов на продажу». (Термин – то какой… СКРЕЩИВАНИЕ!… а вы говорите, русское крепостное право! Салтычиха, продажа крестьян… да это и рядом не стояло рядом с английскими порядками!). Если уж быть исторически объективными, то запрет ввели исключительно по причине того, что он наносил урон торговле компаниям перевозчиков черных рабов (см. указанные расценки на рабов выше).

После ирландского восстания в 1798 тысячи пленных ирландцев были проданы как в Америку, так и в Австралию.

 Чтобы не быть голословным, приведу в пример мнение английских культреггеров о своих соседях…. Оказывается и расизм бывает «научный»

Из Harper’s Weekly, 1899 год:

Иберийцы по происхождению относятся к африканской расе, распространившейся на протяжении тысячелетий через Испанию по Западной Европе. Их останки найдены в курганах, или местах захоронения, в различных точках этих земель. Черепа относятся к низкому прогнатическому типу. Они пришли в Ирландию и смешались с местными жителями Юга и Запада, которые в свою очередь предположительно относятся к низшему типу происхождения, являясь потомками дикарей Каменного века, которые, по причине своей изолированности от внешнего мира, не смогли пройти развития в здоровой борьбе за жизнь, а посему уступили место, согласно законам природы, более высоким расам.

Всё оказывается простым и понятным, есть народы имеющие право повелевать, а есть народы, имеющие право прислуживать…всё просто и справедливо…для англо – саксов.

Это мнение доминировало почти в XX веке и за полстолетия до этого привело к страшному голоду в Ирландии…

 Уже в XVIII — начале XIX века обширные земельные угодья в Ирландии принадлежали лендлордам (землевладельцам), как правило, жившим в Британии и сдававшим землю для обработки в аренду ирландским крестьянам-издольщикам, долгое время по закону вообще не имевшим права владеть, покупать или продавать землю. Ставки аренды были таковы, что большинство ирландцев — католиков, или коттеров (примерно 6/7 населения Ирландии), жили в крайней нищете и питались практически одним картофелем.

 Картофель попал в Ирландию приблизительно в 1590 году. Здесь он завоевал немалую популярность и как продовольственная, и как кормовая культура, поскольку во влажном и мягком климате острова давал хорошие урожаи даже на неплодородных почвах. Важнее всего же было то, что эта культура давала стабильный и достаточный для пропитания урожай на сравнительно небольшом наделе земли. В таких условиях к середине XIX века почти треть всех пахотных земель острова оказалась занята картофельными посадками, и не менее двух третей выращенного картофеля использовалось именно как продовольствие на внутреннем рынке острова. Для большинства ирландцев-бедняков нередко именно картофель в разных видах составлял основу их ежедневного рациона.

 Каждый неурожай и болезнь картофеля вызывали голод. Неурожаи постигали Ирландию неоднократно, в 1727—1733, 1740—1741, 1757, 1770 гг. Особенно страшным был голод 1740—1741 гг. Автор вышедшего в 1741 г. анонимного памфлета «Стоны Ирландии» писал: «Улицы, дороги и поля были усеяны трупами. В каждом доме были больные поносом или злокачественной лихорадкой; целые деревни опустели». В этот «кровавый год», как его называли ирландцы, погибло около 400000 человек. С начала XVIII века не прекращался приток ирландских эмигрантов в Великобританию и Америку.

 Население Ирландии к 1800 г. достигло 5 миллионов человек, что больше населения Америки того времени, ирландцы получили презрительное прозвище «картофелеедов», так как картошка была основным блюдом в их меню.

 К началу XIX столетия в Ирландии всюду чувствовалась бедность, нищета и безысходность. Путешествующий по стране Томас Карлайл писал: «Никогда не видел в мире подобной нищеты… Часто меня приводило в ярость, как нищие осаждали нас, будто бродячие собаки, набрасывающиеся на падаль… При виде таких сцен человеческая жалость уходит, оставляя вместо себя каменную отчужденность и отвращение».

 Но худшее ждало впереди, когда британские землевладельцы за неуплату ренты стали выселять десятки тысяч крестьян с арендуемых участков. Где – то с середины 40-х гг. XIX века Ирландия переживала аграрный переворот. Английские землевладельцы начали интенсивно переходить от системы мелкой крестьянской аренды к крупному пастбищному хозяйству. Усилился процесс изгнания мелких арендаторов с земли (так называемая очистка имений), ирландцы оказались и без земли, на которой можно было хоть что – то высадить и без работы.

 В 1845 году наступил Великий Картофельный голод, поразивший этот небольшой остров, и продолжавшимся пять лет — до 1850 г. За это время население страны уменьшилось на четверть: 1 029 552 человека умерли от голода, цинги, сыпного и брюшного тифа и 1 180 409 человек эмигрировали, большей частью в Америку. Большая часть населения, выросшего к 1845 г. до 8,2 миллиона человек, существовала, как я уже показывал выше, на воде и картофеле, с небольшой прибавкой зерновых, мясо практически не потреблялось. Когда из-за болезни клубней картофеля снизились урожаи основного продукта питания, голод стал массовым. Десятки тысяч человек тихо умирали дома, десятки тысяч гибли вдоль дорог. Люди умирали не только от холеры, цинги и тифа, но и от переохлаждения. Огромные массы крестьян были выброшены из домов, когда больше не могли уплатить ренту за свои участки. Уильям Карлтон писал: «Дороги от похоронных процессий стали буквально черными. И по дороге от одного церковного прихода до другого вас сопровождали колокола смерти, звук которых был размерен и печален. Триумф, который одерживала бубонная чума над нашей разоренной страной, страной, с каждым днем становящейся все более обездоленной и все более скорбной».

Встречались и случаи каннибализма. Мелкие могилы рыли прямо возле дороги. Их часто оскверняли бродячие собаки, которые разрывали трупы на части и растаскивали по всей округе. В это же время из портов Ирландии продолжали отбывать корабли, груженные зерном и другой сельскохозяйственной продукцией. Корабли увозили с собой эмигрантов, ряды которых выросли почти до 2 миллионов человек.

Основным экспортом Ирландии стали сами ирландцы. В Англии к ним относились, как к париям, и заставляли ютиться в лачугах и подвалах. В Америке они столкнулись с аналогичным отношением, ярким свидетельством которого являлись вывешенные повсюду таблички с надписями: «Ирландцам не беспокоить». Эти обстоятельства вынуждали их собираться в ирландские гетто в Нью-Йорке, Балтиморе и Бостоне, где полмиллиона ирландцев умерли.

 После голодной зимы 1845 года число эмигрантов увеличилось в десятки раз. К середине XIX века четверть населения городов восточного побережья США составляли ирландцы.

 За шесть голодных лет пять тысяч кораблей пересекли Атлантику, преодолев опасный путь в пять тысяч километров. Многие из тех кораблей к тому времени давно отслужили свой ресурс. На некоторых когда-то перевозили рабов. Если бы не критическая ситуация, на этих судах не стали бы выходить в море. Для пассажиров не было предусмотрено практически никаких удобств: люди вынуждены были ютиться в страшной тесноте, неделями жить впроголодь в антисанитарных условиях.

Тысячи людей, и без того ослабленных голодом, во время путешествия заболевали. Многие умирали. В 1847 году корабли, направлявшиеся к берегам Канады, стали называть «плавучими гробами». Из 100 тысяч их пассажиров, примерно 16 тысяч умерли в пути или вскоре после прибытия к месту назначения. Хотя переселенцы писали своим оставшимся в Ирландии родным и друзьям о всех тяготах пути и жизни в развивающейся Америке, поток эмигрантов не уменьшался, с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн человек. В итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30 %. И в дальнейшем Ирландия стремительно теряла население: если в 1841 г. численность населения составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс.

Не могу не сказать, что английская элита не реагировала на бедствия ирландцев, знаменитый классик британской поэзии добряк Теннисон**** не преминул сказать свое веское слово, заметив: «Кельты — все законченные болваны. Они живут на ужасном острове, и у их нет истории, достойной даже упоминания. Почему никто не может взорвать этот поганый остров динамитом и разметать его кусочки в разные стороны?»

Ну, такой уж знаменитый британский юмор!

Вот, вкратце, и вся история небольшого острова Англия, его самой демократической нации, его самой человечной в мире политики геноцида к беззащитному соседу.

 



* Завоевание Кромвелем Ирландии — военный конфликт 1649—1653 годов, часть Английской гражданской войны(англ. English Civil War) , во время которого силы английского парламента во главе с Оливером Кромвелем вторглись повторно в уже завоёванную ранее Ирландию в качестве реакции на ирландское восстание 1641 года и основание католической Конфедеративной Ирландии роялистами, побеждёнными в ходе Английской революции. Конфликт закончился поражением ирландских войск.

Завоевание было столь жестоким, что Кромвеля до сих пор ненавидят в Ирландии. По данным разных источников оценки потерь среди ирландского населения по итогам конфликта варьируются от 15-25 % до 50 % и даже 56 %.

 В 1641 г. в Ирландии проживало более 1,5 млн человек, а в 1652 г. осталось лишь 850 тыс., из которых, 150 тыс. были английскими и шотландскими новопоселенцами.

** Римские юристы считали, что, что раб есть вещь, говорящее орудие наравне с прочими животными (cetera animalia). Западноевропейская юриспруденция многое взяла из римского права, поэтому англо – саксы до XIXвека считали людей не равными в их правах по причине расы, нации и т.п.

 *** Термин произошёл от слова мул (лат. mūlus) — результат скрещивания осла и кобылы. Термин «мул» первоначально применяли к отпрыску любых двух животных разных видов — в настоящее время называемого «гибридом».

Мула следует отличать от лошака — отпрыска жеребца и ослицы.

**** Альфред Теннисон ( 1809 —1892 гг.) — английский поэт, наиболее яркий выразитель сентиментально-консервативного мировоззрения викторианской эпохи, любимый поэт королевы Виктории, которая дала ему почётное звание поэта-лауреата и титул барона, сделавший его в 1884

году пэром Англии (1-й барон Теннисон или лорд Теннисон).

Источники:

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Валерьевич, ваши подчиненные занимаются отписками!

Расстрел мирных жителей у Багеровского рва — садизм или идеологическое безумие?

Оборона Крыма

Степан ВОЛОШКО