Крымское Эхо
Интервью

Большой поэт для маленьких людей

Большой поэт для маленьких людей

РАЗГОВОР С ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ УМЕЕТ ДОСТУЧАТЬСЯ ДО ВАШЕГО РЕБЕНКА

Многое в нашей жизни начинается вроде бы со случайности. Ну, скажем, закончил мальчишка школу, но как-то не захотел с ней расставаться. Но школы было мало, началась какая-то другая, но связанная со школой деятельность. Вроде ничто не предвещало, что мальчишка этот все же пойдет в вуз, станет филологом — потому что рамки учителя русского языка и литературы ему явно были тесны.

Читайте «Крымское Эхо» в Телеграме

Куда с большим удовольствием он занимался ребятней: походы, линейки, песни у костра… Пока всматривался в жизнь, она всмотрелась в него — и стал наш мальчишка журналистом, который куда с большим удовольствием брался за школьные темы, нежели другие. Метался: то уходил в школу, забывая газету, то вновь приходил в газету, понимая, что школьные рамки его сковывают, мешают, душат…

Как оказалось, жизнь его готовила к другому. И вот мы видим сегодня Большого детского поэта, как иронично называет себя Юрий Поляков — имея в виду, конечно, свой высокий рост. А мы, зная Юрия Алексеевича практически с тех еще его школьных лет, подтверждаем: да, это большой поэт для маленьких людей. Эти маленькие люди обязательно вырастут в больших людей — потому что, и я не преувеличиваю, они читают юрины хорошие, добрые и умные стихи.

Недавно мы в соцсети натолкнулись на его пост, который стал поводом для нашего с ним серьезного разговора о том, что же такое стихи для детей, как отличить их от расплодившихся поделок и ширпотреба.

Итак, вызывающий на большой разговор пост Юрия Алексеевича в соцсети выглядит так: «С 2014 года отдельные влиятельные в литературных кругах товарищи предпринимали титанические усилия, чтобы не выпустить меня за пределы Крыма. Я был очень виноват перед ними: одним я сказал, что писать для детей плохо нельзя и не может быть «местечковой» детской литературы; другим сказал, что раздавать дипломы, грамоты и «перья» от имени Государства Российского за произведения для детей с грамматическими и речевыми ошибками — преступление.

Я не только им это сказал, я ткнул носом их, «общепризнанных и титулованных», в их же повидло! А ещё я собрал вокруг себя по-настоящему талантливых крымских детских писателей — их немного, но они пишут произведения для детей, а не буквы. И сразу все медальки, дипломы многих «признанных», полученные в литературных междусобойчиках, померкли на этом фоне. Разве такое прощают?

Бог с ними! Пусть дальше бултыхаются в своём лягушатнике и называют своё кваканье пением. Cпасибо всем, кто в меня верил, кто меня поддерживал и кому я был нужен. Живое, настоящее пробьётся к солнцу (не путать с местечком под солнцем) при любых обстоятельствах.

Это, конечно, не скромно. Но если я об этом не напишу, то никто об этом не напишет. СЛОНОВ у нас в определённых кругах предпочитают не замечать. Но мы им всё прощаем: понятное дело, большое видится на расстоянии.  🙂 

Август-сентябрь — время сбора урожая. Так уж получилось, что в августе-сентябре до меня дошли многие издания (преимущественно для взрослых), в которых были опубликованы мои стихи и проза для детей. По порядку:

1. «Метаморфозы» (литературно-художественный журнал, Белоруссия).

2. «Барабан Страдивари» (альманах, изданный по итогам культурологического марафона, проведённого Международной гильдией писателей. Насколько я понял, читая исходные данные на непонятном мне языке, издан в Германии).

3. «Интеллигентный сезон» (альманах 2016, издательство «Доля», Симферополь).

4. «Енисейка 2017» (альманах для детей школьного возраста, приложение к альманаху «Енисейский литератор», Красноярск).

5. «Арина» (литературно-художественный православный альманах, Нижний Новгород).

6. Екатерининская миля (поэтическая антология Крыма, Санкт-Петербург).

7. «Земляки», (литературный альманах, Нижний Новгород).

8. «Книжки, нотки и игрушки для Катюшки и Андрюшки»,№ 8, 2017 (методический журнал для работников дошкольных учреждений, Москва).

9. «Орлёнок» (сборник произведений писателей Крыма для детей и подростков, Симферополь).

10. «Мурзилка», № 9, 2017 (журнал для детей, Москва).

11. «Параллели» (литературно-художественный и публицистический альманах, Самара, 2017)

Многие публикации состоялись благодаря серьёзной селекционной работе Союза писателей Республики Крым — ответственный секретарь Вячеслав Килеса, председатель Валерий Басыров. СПРК — особая признательность! Вот, любуюсь…»

Мы тоже полюбовались на фото книг и журналов, где опубликованы поэтические строки Полякова и порадовались тому, что таки нужны Родине хорошие детские авторы. Ну а теперь наша с ними серьезная беседа.

— Юрий Алексеевич, твой недавний пост в соцсети привлек к себе внимание. Что, действительно детские поэты сегодня так востребованы? Если да, то что случилось?

— Ничего не случилось. Просто я как детский писатель сегодня действительно нужен. Публикации в 11 изданиях – это только за последние два-три месяца. А если говорить о всех моих публикациях, то, наверное, за сотню уже перевалило, я не считал. Меня публиковали и в Белоруссии, и в Казахстане, и в Болгарии, и в США. Многие публикации состоялись благодаря Союзу писателей Республики Крым (к Крыму вообще сейчас интерес огромный), и на страницах многих изданий я представлен со своими крымскими друзьями-единомышленниками: Валерием Басыровым, Вячеславом Килесой, Ленорой Сеит-Османовой, Ларисой Афанасьевой и другими известными нашими авторами.

Вот совсем недавно получил сентябрьский номер «Мурзилки» со своим стихотворением. И в октябрьском номере тоже будет опубликовано моё стихотворение. Должен сказать, что и многие серьёзные взрослые литературные издания хорошей детской литературой не брезгуют. Подчеркну: именно хорошей. Потому от предложений опубликоваться в таких маститых толстых журналах и альманахах, как «Литературные знакомства», «Север», «Огни Кузбасса», «Балтика» я тоже не отказываюсь.

— А с чем ты связываешь столь взрывной интерес к детской литературе? Она последние лет тридцать была где-то на задворках. Нас растили на трудах писателей возраста наших бабушек…

— Я бы не говорил, что к детской литературе «взрывной интерес». Публикации детских авторов во взрослых журналах – явления единичные. Но не вижу в этом ничего дурного: настоящий детский писатель тоже явление единичное. Да и классика не утратила своё значение: Михалков, Барто, Маршак, Заходер, Орлов никуда не уйдут и никуда не денутся.

Просто наступили другие времена, мир изменился до неузнаваемости, требуются новые герои, новые сюжеты, новый взгляд на детство. И есть люди, которые пытаются реализовать эту потребность. А что из этого получится, покажет время. Что-то из написанного сейчас уйдёт, что-то задержится и, возможно, станет классикой – такова писательская жизнь.

Кстати, количество публикаций, изданных книг, всякие звания и лауреатства никоим образом не говорят о мастерстве писателя. Издательства в первую очередь преследуют коммерческий интерес; они скорее издадут не то, что имеет художественную ценность, а то, что быстрее продастся. Редакторы многих литературных изданий готовы за деньги писателя опубликовать что угодно. Было время, когда на меня валом сыпались предложения типа: приглашаем опубликоваться в многотомной антологии современной детской сказки – стоимость страницы – 500 рублей. Я им отвечал: пожалуйста, публикуйте всё, что хотите – мне гонорар не нужен. Но вам платить гонорар за то, что вы моими произведениями поднимите уровень вашего издания, я не собираюсь. В последнее время с такими предложениями от меня отстали. А о литературных премиях вообще разговор особый. Думаю, тут и комментировать особо ничего не нужно. Все всё прекрасно понимают.

— Это мое определение — «взрывной интерес»: он заметен невооруженным глазом. Ты совершенно точно указал на него — я говорю о реакции бизнеса: сейчас можно легко найти детские книги в потрясающе красивом издании, на хорошей бумаге, с великолепными иллюстрациями. Нетрудно предположить, что на такое могут подтянуться и бесталанные люди, которые думают, что для детей и рифма может быть попроще, и образы менее заковыристые. А что ты считаешь самым опасным в таком симбиозе — бизнес и детский поэт, писатель?

— Начнём с того, что понятие «детская литература» весьма широкое. Это и географический справочник с яркими картинками, и пропись с примитивными стишками, и комиксы. Как правило, такие издания отличаются красивым оформлением и они, безусловно, пользуются спросом. Но давайте отделять мух от котлет. Есть понятие «литература» как издательский продукт вообще и есть понятие «литература» как искусство слова. Я сейчас говорю о детской литературе именно как об искусстве слова, как о художественном явлении. И что мы имеем на книжном рынке? Как правило, стихи и сказки для самых маленьких (чаще всего весьма примитивного уровня), различного рода фэнтези и страшилки для детей среднего возраста, так называемую «подростковую психологическую повесть» про несчастную любовь и конфликт «белой вороны» с одноклассниками – всё это, как правило, вторично, скучно и довольно однообразно. Но именно это востребовано, это хоть как-то читается, значит, это и издаётся. Вот оно, самое опасное, – торжество примитивизма над искусством. Мы живём в потребительском обществе, его законы коснулись и детской литературы. И ничего тут не сделаешь.

—Хорошо, тогда дай совет родителю, который хочет воспитывать ребенка на лучших образцах

— А что тут можно посоветовать? В минувшие выходные я походил по книжному рынку и некоторым книжным магазинам. Целенаправленно спрашивал поэзию для детей лучших современных детских поэтов – Наталии Волковой, Анастасии Орловой, Алексея Ерошина, Игоря Шевчука, Андрея Сметанина, Игоря Лагерева. В ответ – выпученные глаза продавцов. Шевчука нашёл в Питерской книжной лавке в Симферополе. Но по такой цене детскую книгу купит только настоящий книжный гурман. Благо, есть интернет и хороших современных авторов можно почитать в свободном доступе. Вот только для того, чтобы найти в интернете хороших авторов, надо знать хотя бы их имена. У меня тоже часто спрашивают на встречах: «Где можно купить ваши книги?» Я отвечаю: «В Белоруссии». В Крыму же мне приходится издаваться за свой счёт тиражами от 300 до 500 экземпляров, чтобы иногда напоминать своему крымскому читателю о собственном существовании.

— Юра, давай теперь поговорим о вашем литобъединении «Мечтательный слон». Что это такое, зачем его «родили» — кстати, кто же родители? Судя по постам в соцсети, «слоненок» быстро растет…

— Что явилось импульсом для появления «Мечтательного слона?» Как это ни странно, несправедливость. В 2014 году создавалась крымская организация Союза писателей России. В Симферополе у меня приняли заявление о приёме в организацию на льготных основаниях. К нему были приложены все необходимые документы, фотографии, деньги (вступительный взнос). На том всё и завершилось: насколько я понимаю, мои документы на рассмотрение в Москву так и не ушли. Отдельные личности сделали всё возможное, чтобы выкинуть меня из литературной «обоймы». На тот момент у меня было очень много публикаций в различных детских изданиях России, Украины, Белоруссии, Казахстана, мои стихи попали в Букварь – учебник для русскоязычных школ, утверждённый министерством образования и науки Украины, я только-только получил премию тогда ещё Автономной Республики Крым «за вклад в развитие детской литературы». Наряду с моими наградами у меня хранится безграмотная расписка (с орфографическими и пунктуационными ошибками!) о приёме документов и денег «в качестве вступительного взноса». Почему со мной так поступили? Думаю, ответ прост: во мне кое-кто видел серьёзного конкурента, меня хотели остановить, лишить возможности продвижения. Так уж складывается, что по-настоящему талантливым людям не до писательских интриг, потому у руля всякого рода писательских союзов нередко становятся те, для которых литература всего лишь средство достижения своих целей. Булгакова почитайте – там всё описано.

— А какое отношение это имеет к «Мечтательным слонам»?

— Это был толчок, позыв к действию. Именно тогда я подумал о том, что надо искать в Крыму единомышленников, объединять талантливых молодых детских авторов, которым не дадут возможности пробиться как раз потому, что они талантливы. Надо что-то противопоставить некачественным, порой даже безграмотным произведениям для детей, которые заводнили буквально всё. Надо поднять планку детской литературы в Крыму, вывести её из провинциального захолустья, в которое её загнали после ухода Владимира Натановича Орлова. Так и возникла творческая мастерская детских авторов Крыма «Мечтательный слон».

О «Мечтательных слонах» сейчас хорошо знают в литературном мире. Наши авторы публикуются в журналах «Мурзилка», «Костёр», «Мир животных, «Книжки, нотки и игрушки для Катюшки и Андрюшки» и во многих других. Мы постоянно выступаем перед детской аудиторией, забираем в залах по 200-300 детей. Время от времени к нам примыкают театральные студии, исполнители, композиторы. За год «Мечтательные слоны» подготовили песенный диск, куда вошла 21 песня в прекрасном исполнении, минусовки, тексты. Это песни о Крыме, России, детских интересах и увлечениях, песни игрового характера. Масштабный проект «Песни Мечтательных слонов» не осуществился бы без помощи композитора Георгия Булякова, композитора, поэта и исполнителя Елены Лебеденко. Особые слова благодарности хотелось бы сказать известному крымскому писателю, члену Союза писателей России Ольге Ивановой, без участия которой многое из того, что нам удалось достичь, было бы невозможно. Большую помощь молодым авторам оказывает известный крымский писатель Вячеслав Килеса. Сейчас нас активно поддерживают Крымская республиканская детская библиотека им. В.Н. Орлова и Союз писателей Республики Крым. В наших «слоновьих» рядах члены разных литературных союзов и «бессоюзные». Нам не нужна численность, мы работаем сообща и получаем удовлетворение от совместной работы. И главный критерий оценки нашей работы – качество.

— И что такое качество в приложении к детским стихам? Рифма — она должна быть какой-то особенной? Или образ, заложенный в рифме? Или воспитательный момент, незаметный для ребенка, но остающийся в его подкорке? Понимают ли дети, что читают качественного автора? Если да, то можно ли это увидеть по каким-то внешним признакам?

— Реакция детей, конечно, важна. Но ребёнок не способен дать оценку произведению в силу своего ничтожного читательского и жизненного опыта и не сформировавшихся эстетических воззрений. Не дети формируют наш художественный вкус. Всё как раз наоборот. Ребёнку понравится то, что ему подсунет взрослый. Поэтому вопрос качества выходит на первый план. Но что такое качество? Стихи, например, могут быть безупречны с технической стороны, но скучны до неприличия. В них может быть правильное нравоучение, но поданное так, что вызовёт отторжение у ребёнка. И всё же в детском стихотворении должен быть и образ, и воспитательный момент, и изящная рифма, и в то же время простота, которую нельзя путать с примитивом.

Проще говорить о том, что такое некачественная литература. Вот передо мной лежит московский методический журнал для работников дошкольных учреждений. В нём стихотворение:

Спит медведь в берлоге,
А барсук в норе.
Жучки-короеды
Спрятались в коре.

Как ни читай, а в коре не жучкИ спрятались, а жУчки. Автор, пишущий для детей, не владеет основами стихосложения, а в результате происходит чудовищная по своей смысловой сути деформация.

Или ещё совсем свежий пример из другого методического журнала. Стихотворение, которое я приведу полностью, рекомендовано журналу одним международным творческим объединением.

На рисунках у Антошки –
Жёлто-красные ладошки.
Это листики в лукошке –
Красно-жёлтый детский сад.
Осень тоже за окошком
Красит листья понемножку.
И танцует по дорожкам
Из ладошек листопад.

Автор пытается создать образ, что, конечно, похвально. Но давайте вдумаемся в этот образ. На рисунке у мальчика ладошки. Эти ладошки оказываются листиками, которые почему-то лежат… в лукошке и по каким-то признакам ассоциируются у автора с… детским садом. «Осень тоже за окошком…» Вот тут у меня начинает, простите, съезжать крыша. Создаётся впечатление полного зарифмованного абсурда. Кто, кроме осени, «тоже за окошком»? Или осень «тоже … красит листья»? К чему относится это «тоже»? А если осень тоже красит листья, то почему «тоже … понемножку»? Понемножку их красит Антошка? Читаю дальше и не могу понять: то ли танцующий листопад состоит из ладошек, то он, листопад, выходит с танцем из ладошек, как танцор из-за кулис. Что, скажите на милость, формируют у ребёнка подобные стихи, кроме дурного литературного вкуса?

С автора тут спрос невелик – как сумел, так и написал. А вот с международного творческого объединения и тиражного методического журнала спросить хочется: по какому праву вы выдаёте подобное за образец детской литературы? Почему нельзя кормить детей в школьной столовой некачественной продукцией (это преступление!), но можно их пичкать подобной «литературой»? Печально, что такое рекомендуется педагогам, издаётся, в том числе и за бюджетный счёт, попадает в библиотеки…

Сейчас много говорят о поддержке детского и юношеского чтения. Принята даже «Концепция программы поддержки детского и юношеского чтения в Российской Федерации». Там уделено место и качественному отбору в детской литературе, в том числе и на региональном уровне. Вот только кто будет проводить этот отбор? Назовите мне этих людей поимённо! Боюсь, что на нашем региональном уровне такое отберут, что мы ещё пожалеем о существовании Концепции. Начинать надо не с выделения денег под «размножение» подобных творений, а с создания действительно компетентных издательских советов, в которые войдут грамотные и честные люди и которые будут готовы нести индивидуальную, а не коллективную ответственность за то, что они издадут за бюджетный счёт.

— Ты упомянул о ваших встречах с детьми: какие вопросы они задают тебе и твоим коллегам? Может, какой из них тебя поразил? Как в целом опишешь эту беспокойную категорию населения — они вообще читать будут во взрослой жизни?

— Сейчас часто говорят, что дети стали «не такие». Разумеется, что они «не такие», какими были мы в семидесятых, восьмидесятых, девяностых… И слава Богу! Они должны быть другими, такими, какими их делает эпоха. Но мир детства по-прежнему чист, открыт и искренен. И в этом они ничем не отличаются от нас. А спрашивают меня о разном: «Почему стали писателем?», «Как вы учились в школе?», «Часто ли вы дрались?», «Сколько вам платят за стихи?» Порой отвечать очень трудно. Ну как признаться, что в седьмом классе меня «склоняли» в школьной радиопередаче за регулярные опоздания на уроки и за поведение.

И по поводу чтения: пока у нас происходит в образовании то, что происходит, дети в подавляющем большинстве серьёзную классическую литературу читать не будут. И никакие концепции нам не помогут. Объясню. Чтение прозы Пушкина, Тургенева, Толстого, Чехова, Достоевского требует определённой подготовки, как сейчас модно говорить в образовании, читательской компетенции. Мы получали эту подготовку в советской школе, читая эти произведения на уроках, дочитывая дома вслед за учителем, — так была построена методика. Посмотрите современные пособия для учителей. Методика предполагает, что ученик в 7 классе должен прийти на урок с прочитанным текстом «Капитанской дочки». А как он прочитает и что поймёт из прочитанного, если не знает исторической эпохи, о которой идёт речь, если не понимает значения половины слов? Такое чтение станет пыткой для любого. В результате с годами мы получаем полное отторжение от серьёзной книги. Надо пересматривать подходы к образованию. «Светилы» современной педагогической науки нам говорят: «Учитель не должен быть репродуктором, он не должен давать готовые знания, он должен научить ребёнка добывать их самостоятельно». Чушь полная! Знания не добываются из ниоткуда. И для того, чтобы ребёнку самому захотелось прочитать серьёзную книгу, надо сесть с ним рядом и начать читать вместе, а не отправлять за «знаниями» в интернет. Вот они и читают Тургенева в «кратком содержании», лишь бы отвязались. А альтернативное чтение для души всегда было, но это не то чтение. Можно почитать на досуге стихи Юрия Полякова или прозу Джоан Роулинг, но Пушкина и Достоевского это не заменит.

Песня на стихи Юрия Полякова

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 13

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ну, за здоровье!

Елена Осминкина. Свет иного измерения

Елена ПЛАХОЦКАЯ

Валерий Саратов: последнее интервью…

Сергей ГОРБАЧЕВ