Крымское Эхо
Архив

«БЫЛЪ» – пора говорить и про грузинский флот

Эта надпись лапидарна до оптимальности – ёмка и конкретна. 24–26 июня 1770 г. русская эскадра под предводительством графа А.Г. Орлова, ведомая в сражение адмиралом Г.А. Спиридовым, нанесла тяжелое поражение части турецкого флота в Хиосском проливе, затем полностью уничтожила его в Чесменской бухте.

По этому поводу и была выбита медаль: турецкого флота не стало, он «былъ».
О медали в честь Чесменской победы вспомнилось в связи с событиями, произошедшими во второй декаде августа в восточной части Черного моря, когда Черноморский флот России во взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил РФ «понуждал к миру» агрессивную Грузию. В те дни на море произошли боевые столкновения, а в порту Поти и близлежащих к нему водах были уничтожены (взорваны или затоплены) боевые корабли и катера ВМС Грузии (по некоторым данным, 16 единиц). В связи с этим у наших читателей возникает закономерный вопрос: что же собой представлял грузинский флот, который «былъ»?

НА МОМЕНТ распада СССР на Потийской военно-морской базе базировалась 194-я бригада кораблей охраны водного района Черноморского флота в составе 181-го дивизиона противолодочных кораблей, 182-го дивизиона тральщиков, 82-го дивизиона учебных кораблей, 39-го дивизиона десантных катеров (пункт базирования – поселок Кулеви рядом с Поти), 55-го гидрографического района и 1171-й береговой базы – пять малых противолодочных и сторожевой корабль, два морских, три базовых и два рейдовых тральщика, ракетный, торпедный и артиллерийский катера, восемь десантных катеров, три шнуроукладчика, два учебно-тренировочных судна, несколько вспомогательных катеров разного назначения. Как считают некоторые специалисты, если бы грузинские власти, пользуясь безразличным отношением господина Ельцина к защите национальных интересов России, задались целью завладеть этими кораблями и судами, а не занялись бы захватами квартир русского населения Поти, то Грузия уже в 1992 году имела бы задел для развертывания небольших, но довольно приличных и вполне сбалансированных национальных ВМС.

Создание грузинских ВМС еще в 1990 году было поручено капитану 1 ранга, бывшему командиру атомной подводной лодки ВМФ СССР Александру Джавахишвили. Однако грузинским националистам, не поделившим власть друг с другом, было не до кораблей. Россия же сохранила для своего ВМФ лишь часть вымпелов расформированной 194-й бригады, переведя их в Новороссийск, остальные в непростых условиях тех дней (1992 г.) были попросту брошены в негодном состоянии, и восстановить их, за небольшим исключением, Грузия не смогла. То же можно сказать и об оставленных в Грузии катерах Пограничных войск бывшего КГБ СССР.

Официально из состава Черноморского флота Грузии были переданы только семь противолодочных вертолетов-амфибий Ми-14ПЛ (все они вышли из строя, и в последующем пару Ми-14ПЛ Грузия закупила у Украины). Грузинам также достался флотский аэродром Мерия. По сведениям ряда источников, некоторые плавсредства были переданы в 1990-е годы Пограничными войсками России Службе безопасности Верховного Совета Аджарии, т.е. не подконтрольному Тбилиси режиму Абашидзе. В составе данной силовой структуры имелся отряд катеров и планировалось развернуть собственные подразделения морской пехоты и боевых пловцов. Однако после падения аджарской вольницы имущество ее военизированных формирований досталось центральному правительству.

Так или иначе, но молодые ВМС Грузии (первыми корабля¬ми которых стали наспех вооруженные разъездной катер «Гали» и рыболовные суда «Кодори» и «Гантиади») приняли участие в войне с Абхазией. Правда, на их счету всего две операции – эвакуация 173 грузинских беженцев (преимущественно женщин и детей) из Пицунды (август 1992 года) и участие в разгроме лагеря ичкерийского террориста Басаева, принимавшего участие в боевых действиях на стороне абхазов (апрель 1993 года).

К 90-м годам Грузия располагала двумя самостоятельными военно-морскими структурами – собственно военно-морскими силами («самхедро сазгхвао дзалеби» – «морские оборонительные силы») и береговой охраной (образована в 1996 году). В свое время президент Грузии Михаил Саакашвили ставил вопрос об их возможном объединении. Командующим ВМС с 2005 года являлся полковник Коба Гурцкая (1966 года рождения), выпускник Грузинского института субтропических культур, в 1998–2000 годах учившийся в Академии Генерального штаба Вооруженных сил Украины. Полковник Гурцкая в 1992–1998 годах служил начальником физической подготовки и спорта отдельного танкового батальона, заместителем командира и командиром отдельного мотопехотного батальона. В ВМС Гурцкая с 1998 года: командир отдельного батальона морской пехоты, начальник штаба бригады морской пехоты, начальник штаба ВМС и заместитель командующего ВМС по береговой обороне.

Организационно ВМС Грузии включали штаб (в Поти), Потийскую (главную) и Батумскую военно-морские базы, «эскадру кораблей», бригаду морской пехоты (видимо, кадрированную) и диверсионно-разведывательный отряд боевых пловцов. По состоянию на начало 2007 года, согласно официальным данным Министерства обороны Грузии, личный состав ВМС насчитывал 531 человека, в т.ч. 181 офицера, 200 унтер-офицеров, 114 матросов срочной службы и 36 гражданских служащих. В береговой охране Грузии (два дивизиона патрульных кораблей – Потийский и Аджарский) служило, предположительно, до 1500 офицеров, унтер-офицеров и матросов.

В строительстве ВМС и береговой охраны Грузии оказывали поддержку США, Греция, Турция, Германия, Украина и Болгария, передавшие ей несколько далеко не новых боевых кораблей, включая ракетные катера. Грузинские боевые пловцы-легководолазы проходили подготовку в школе водолазов учебного центра ВМС Латвии в Лиепае.

Для грузинских военных моряков были установлены следующие звания: матроси – матрос, упроси матроси – старший матрос, умтсроси мичмани – младший мичман, мичмани – мичман, упроси мичмани – старший мичман, мастер мичмани – мичман-мастер, хомалдис мичмани – штабной мичман, мтавари мичмани – главный мичман, умтсроси лейтенанти или мичмани-лейтенанти – младший лейтенант (мичман-лейтенант), лейтенанти – лейтенант, упроси лейтенанти – старший лейтенант, капитани-лейтенанти – капитан-лейтенант, месаме рангис капитани – капитан 3 ранга, меоре рангис капитани – капитан 2 ранга, пирвели рангис капитани – капитан 1 ранга, контр-адмирали – контр-адмирал и вице-адмирали – вице-адмирал.

Подготовка офицерских кадров ВМС и береговой охраны осуществлялась на Украине и в странах НАТО. Срок службы матросов по призыву – 18 месяцев.

КОРАБЕЛЬНЫЙ СОСТАВ ВМС Грузии был представлен главным образом катерами. В первую очередь следует назвать ракетный катер «Диоскурия» (бывший греческий Р17 «Ипоплоиархос Бацис» французской постройки 1971 года типа «Ла Комбатант 2») и ракетный катер на подводных крыльях «Тбилиси» проекта 206МР – бывший украинский U150 «Конотоп», ранее «Р-15» Черноморского флота постройки 1981 года. Далее в списке следует пестрый набор сторожевых, импровизированных артиллерийских и патрульных катеров: «Батуми» проекта 205П, то есть бывший «ПСКР-648» морских частей Пограничных войск СССР, с которого сняли противолодочное торпедное вооружение, а 30-мм зенитные автоматы АК-230 заменили на еще более древние 37-мм установки 70-К, «Акмета» – бывший торпедолов проекта 368Т Черноморского флота, оснащенный грузинами армейской 122-мм 40-ствольной реактивной установкой БМ-21 «Град», «Иберия» и «Местиа» – бывшие греческие патрульно-спасательные катера Р267 «Дилос» и Р269 «Линдос», «Кутаиси» – бывший турецкий «АВ-30» типа «Тюрк», «Цхалтубо» – бывший катер связи Черноморского флота, «Гантиади» – бывший средний рыболовный сейнер, в 1992-м или 1993-м вооруженный двумя армейскими 23-мм спаренными зенитными артиллерийскими установками ЗУ-23-2 и двумя 12,7-мм пулеметами, «Гали» – переоборудованный разъездной катер проекта 371У Черноморского флота, три малых патрульных катера проекта 1398 из состава морских частей Пограничных войск СССР.

Амфибийные силы были представлены малыми десантными кораблями «Гурия» и «Атия» советского проекта 106К, это бывшие МДК резер¬ва ВМС Болгарии № 608 и № 612, а также десантными катерами «MDK-01» и «MDK-02» проекта 1176 (бывшие «Д-237» и «Д-293» Черноморского флота).

В составе вспомогательных сил числились противопожарный катер «Псоу» проекта 364 (быв¬ший «ПЖК-67» Черноморского флота), учебный катер «Поти», два бывших турецких малых разъездных катера, большие гидрографические катера «DHK-81» проекта 1896 (предположительно, бывший «БГК-176» Черноморского флота) и «DHK-82» проекта Г1415 (бывший «БГК-1628»), порядка дюжины малых гидрографических катеров проекта 1398 также из состава Черноморского флота.

Самостоятельная военно-морская структура Грузии – береговая охрана – выполняла за¬дачи по защите государственной границы и морской экономической зоны страны. В состав грузинской береговой охраны (ее корабли и суда имели буквенно-цифровые бортовые номера, начинающиеся с латинской буквы «Р», и надпись по-английски Coast Guard) входили патрульный корабль Р-22 «Аети» – бывший германский базовый тральщик М1085 «Минден» типа «Линдау» (противоминное вооружение снято), патрульный корабль Р-101 «Кодори» (бывший средний рыболовный сейнер, вооруженный 12,7-мм пулеметами), сторожевой катер Р-21 «Георгий Торели» проекта 205П (бывший «ПСКР-629» морских частей Пограничных войск СССР, переданный Украиной), восемь патрульных катеров проекта 1400М (два бывших советских, три переданы Украиной и три – собственной постройки 1997–1999 годов), патрульные катера Р-210 «Цотне Дадиани» и Р-211 «Генерал Мазниашвили» (бывшие катера береговой охраны США типа «Пойнт»–WPB82335 «Пойнт Коунтесс» и WPB82342 «Пойнт Бейкер»), малые патрульные катера Р-106 и Р-209 типа «Даунтлес», также полученные от США, малый патрульный катер Р-105 (бывший турецкий SG48 американской постройки устаревшего типа МК5) и девять малых патрульных катеров проекта 1398 из состава морских частей Пограничных войск и структур МВД СССР. Есть у береговой охраны еще и спасательный буксир «Поти» (бывший «Зорро»), купленный на Украине в 1999 году.

КОНЕЧНО, в целом военный флот Грузии не представлял серьезной силы и был способен противостоять разве что ВМС непризнанной Абхазии, а также осуществлять патрулирование собственного побережья. Реальную боевую ценность среди грузинских кораблей представляли только устаревшие ракетные катера «Диоскурия» и «Тбилиси», которые грузины в приливе национальных чувств гордо называли «крейсерами». Очевидно: они были не в состоянии самостоятельно эффективно реализовать ударный ракетный потенциал (французские противокорабельные ракеты «Экзосет» ММ38 и советские П-15М) своего флота даже в столкновении с Абхазией, руководство которой не без основания полагалось в случае обострения обстановки на поддержку Черноморского флота России. Тем более, что, по мнению ряда наблюдателей, отражение атаки именно этих ракетных катеров отрабатывалось на учениях Черноморского флота у Кавказского побережья осенью 2007 года.

Собственные возможности Грузии в области военного кораблестроения ограничены патрульными катерами и малыми вспомогательными судами. Батумский судостроительный завод с советских времен строит популярные в некоторых странах «третьего мира» патрульные катера проекта типа «Гриф» (проект 1400М).

Имевшиеся в ВВС Грузии два вертолета-амфибии Ми-14ПЛ боевой ценности по основному назначению не представляли и противолодочного вооружения не несли. Грузия не располагала сколь либо мощной боевой авиацией для поддержки флота – в составе ее ВВС числилось лишь незначительное количество штурмовиков Су-25, учебно-боевых самолетов L-39 чешского производства и боевых вертолетов Ми-24. Их экипажи, как сообщается, в значительной мере составляли иностранные «инструкторы».

Бригада морской пехоты ВМС Грузии располагала боевыми машинами пехоты БМП-1 и БМП-2, бронированными разведывательно-дозорными машинами БРДМ-2 и реактивными системами залпового огня БМ-21 «Град». Для обороны побережья и участия в морских десантах, кроме морской пехоты, грузинские вооруженные силы планировали задействовать элитные подразделения сухопутных войск (коммандос) – 16-й Сачхерский горно-стрелковый батальон, 111-й, 113-й Телавский и Шавнабадский батальоны легкой (горной) пехоты. Их личный состав был обучен действовать не только в горно-лесистой местности и городских условиях, но и на морском побережье.

В настоящее время очевидно, что у Грузии уже нет своих военно-морских сил. В районе главной базы ВМС Грузии – порта Поти расположены блок-посты российских миротворцев, призванных патрулировать этот район. Ведутся инженерные работы по строительству соответствующих оборонительных сооружений для обеспечения их эффективной деятельности.

 

По материалам «ВПК»,censor.net.ua, www.navy.ru,
flot.sevastopol.info и др.

«

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лежишь на песочке — а тут тебе бомба натовская…

Детский парк: плиточники рулят!

Олег ШИРОКОВ

Звонил, угрожал, прошу разобраться

Олег РОДИВИЛОВ