Крымское Эхо
Главное Общество

Зачем Минпрос тянет в школу либеральную плесень?

Зачем Минпрос тянет в школу либеральную плесень?

УЧИТЕЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ШКОЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ

Юрия Алексеевича Полякова в Крыму особо не нужно представлять —
ни как учителя, ни как детского писателя, ни как журналиста.
Сегодня он высказывает своё мнение о новых общеобразовательных
программах по литературе, одни из которых уже приняты,
а проекты других пока ещё проходят обсуждение.

Совсем недавно президент России жёстко высказался об учебниках истории. То, что порой в них можно было прочитать, Владимир Путин назвал не иначе, как плевок в лицо народу. Теперь с историей разберутся, сомнений нет.

А вот кто разберётся с литературой? И что должно, наконец, произойти, чтобы на неё, литературу, обратили внимание?

Вопрос этот у меня возник не спонтанно. Именно сейчас «широкая педагогическая общественность» обсуждает проект «Примерной рабочей программы основного общего среднего образования по литературе», разработанный Институтом стратегии развития образования РАО.

Познакомиться с этим документом можно здесь.

***

Последний подобный проект обсуждался в 2013 году. Он вызвал ожесточённые споры и дебаты, а в прессе его даже назвали скандальным: уж слишком одиозные имена современных авторов были рекомендованы старшеклассникам для изучения.

«Такое впечатление, что комиссары общечеловеческих ценностей из Минобра поставили перед собой цель перекодировать сознание молодых людей с помощью книг писателей, равнодушных к самой идее патриотизма и суверенитета России», – небезосновательно тогда заметил известный писатель и публицист, мой тёзка Юрий Михайлович Поляков в статье «Назначенные классики».

Ныне ситуация повторяется. Только теперь в школьную программу пропихивают новоявленных «классиков» детской и юношеской литературы. Давайте познакомимся с ними поближе. Благо, за биографиями современных писателей нынче далеко ходить не нужно: все они люди публичные, все сидят в интернете.

***

Несколько раз в проекте новой «Примерной программы» упоминаются имена широко раскрученных за последние десять лет крупнейшими российскими издательствами авторов Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак. Эти писатели – граждане Белоруссии, но печатаются они и зарабатывают себе на хлеб насущный в России. Они не только сочиняют оригинальную прозу для детей и юношества, но и являются для молодёжи примером романтической борьбы за так называемые «демократические ценности». Вот и сейчас Жвалевский с Пастернак в соцсетях (например, здесь) ежедневно призывают граждан Белоруссии… к гражданскому неповиновению.

Вы можете представить, чтобы в школах Соединённых Штатов Америки изучали современных детских писателей, которые бы призывали к захвату Капитолия? Или, например, детских писателей, которые на своих страницах в соцсетях ратовали бы за помилование Эдварда Сноудена? В «демократической» Америке такого, конечно, быть не может. Россия – дело другое. Это поистине страна возможностей.

Или Нина Дашевская. В 2009 году она дебютировала в литературе. В 2011 выпустила первую книгу. А уже в 2019 году рекламные сайты и блоги представляют её как «классика детской литературы». Сейчас писательница ведёт большую общественную и просветительскую работу, проводит семинары и мастер-классы, разъезжает по стране и даже заграницам, активно общается с юными читателями, принимая участие и в просветительских программах, о чём охотно рассказывает в соцсетях. На её странице в «Фейсбуке» (см. здесь) вместо фотографии выставлен логотип: «Свободу Навальному», а в «Вконтакте» она смело заявляет: «Я против введения войск одной моей родиной на территорию другой. И, чёрт возьми, я не выбирала этих придурков».

Действительно, чёрт возьми! Если уж нужно затолкать в многострадальную школьную программу (учителя-словесники стонут: часов на Пушкина и Гоголя не хватает!) что-то из современного, то почему это должны быть писатели, занимающие откровенно антигосударственную, антироссийскую позицию?

Неужели только лишь потому, что в их раскрутку издательствами и ещё бог весть кем были вложены и вкладываются немалые деньги?

В ответ – тишина. Нет ответа.

***

Но вернёмся к нашим программам. Сейчас в школах активно внедряется новый обязательный курс «Родная литература (русская)» – ещё одно детище Института стратегии развития образования РАО.

Как следует из пояснительной записки, «специфика курса родной русской литературы обусловлена отбором произведений русской литературы, в которых наиболее ярко выражено их национально-культурное своеобразие (например, русский национальный характер, обычаи и традиции русского народа), духовные основы русской культуры…».

В курсе «Родная литература (русская)» уже прочно осели такие родные нам белорусы Жвалевский-Пастернак с произведением «Радость жизни», действие которого происходят во Франции (надо полагать, тоже нам родной). Есть там и детский писатель Назаркин (многие слышали о таком?), перебравшийся на ПМЖ в «родные нам» Нидерланды…

В предстоящем учебном году в 7 классе на родной литературе мне предстоит работать с произведением Анны Игнатовой «Джин Сева»:

– Так ты джинн?
– Ага.
– И чего… желания исполняешь?
– Ну… Ага.
– Офигеть…

 Я представляю, как войду в класс и зачитаю начало рассказа.

– Дети, – скажу я, – сегодня мы познакомимся с офигительно выдающимся произведением офигительной современной писательницы».

Этот этап урока я назову «Мотивация познавательной деятельности».

А дальше… В лучших традициях классической методики (увы, другие моя заскорузлая учительская душа почему-то никак не принимает) проведу словарную работу. Мы разберём значение слов и выражений «офигеть», «облом», «фигня», «ясен пень», «под кайфом»…

Потом обсудим оригинальный, хоть и до боли классический сюжет произведения: из пакета с соком вылезает джин, готовый исполнить любое глупое желание героини. А ещё мы умилимся тонкой наблюдательности тринадцатилетней девочки: «Комментатор со смешной фамилией Областной раскачивал зрителей своими нелепыми цитатами и намеками на близкое общение с нашей женской сборной».

Я представляю, как вихрастый отличник Андрей подмигнёт своему другу Георгу, потом поднимет руку и спросит с озорным прищуром:

 — Юрий Алексеевич, а что такое «намёки на близкое общение»?

И класс замрёт.

А вообще, урок пройдёт как надо. Потому что Аня Игнатова – прикольный автор и вызывает положительные эмоции. По её рассказу клёвый кассовый мультик можно было бы состряпать. Только в школьную программу это зачем?

***

Удивляюсь, как новоявленных «классиков» до сих пор не разорвали на цитаты.

Вот, к примеру, Марина Аромштам, имя которой — тоже в «Проекте…» (правда, без конкретного названия произведений):

«Ведь эти завучи-учительницы, а тем более — научные работники ни за что не признаются, о чем они мечтали лет, например, в тринадцать. А мечтали они, чтобы какой-нибудь ковбой или матрос, или солдат, — короче, какой-нибудь привлекательный бандит-супермен, с сильными руками и крепким мужским запахом, вылез из кустов в темной аллее и их изнасиловал. Они даже специально по этим темным аллеям в одиночку ходили».

Так рассуждает учительница, героиня романа для подростков Марины Аромштам «Когда отдыхают ангелы».

Марина Семёновна Аромштам — не просто автор популярной подростковой прозы. Она кандидат педагогических наук, педагог-новатор, прошедшая курсы вальдорфской педагогики. Была главным редактором издания «Дошкольное образование», сейчас – главный редактор сайта «Папмамбук», где пропагандируется подобная современная детская и подростковая литература.

Как признаётся сама писательница, её педагогическое сознание перевернули поездки в Англию и Швецию. Но это было потом. А начала Марина Аромштам свою педагогическую работу с преподавания труда, потому что… Потому что это был наименее заидеологизированный предмет в школе!

В рассказе «Зоя» Марина Аромштам повествует о том, как в классе хорошей учительницы все дети на административной контрольной работе получили плохие оценки. Учительница поставила своих нерадивых учеников у доски, и дети, по инициативе мальчика-двоечника, которому нередко доставалось от хорошей учительницы указкой по рукам, наказывали сами себя. И главная героиня тоже себя наказала:

«Стукнуть себя указкой — это почти то же самое. Будто меня пытают. Я шагнула к столу, взяла указку и почувствовала, что очень похожа на Зою Космодемьянскую. И ведь что было важно? Ударить себя по-честному. Чтобы мне стало больно».

Кажется, в Министерстве просвещения кто-то говорил про патриотическое воспитание? Или мне это только послышалось?

Я не знаю, что испытают мои ученики, если прочитают это. У меня же при прочтении детской прозы кандидата педагогических наук возникло ощущение, что я прикасаюсь к плесени

***

В аннотации к проекту новой общеобразовательной программы авторы утверждают, что основу «содержания литературного образования составляют чтение и изучение выдающихся художественных произведений русской и мировой литературы».

Вот неполный список современников, детских и юношеских авторов, назначенных «классиками»: А. А. Гиваргизов, М. С. Аромштам, Н. Ю. Абгарян, А. В. Жвалевский и Е. Б. Пастернак, В. В. Ледерман, Н.С. Дашевская…

В какое же удивительное время мы живём! Столько выдающихся не выплёвывала из себя ни одна эпоха…

Жизнь висит на волоске,
На ветру качается.
С ремнём в соседней комнате
Папа разминается.
Без разминки в прошлый раз
Он вывихнул сустав.
Папе легче разгрузить
С вагонами состав.
Ну и шёл бы разгружать,
Не бил меня по попе.
Детей давно уже не бьют
В Западной Европе.

Вы думаете, это Пушкин? Лермонтов? Рубцов?

Куда там! Берите выше! Это Артур Гиваргизов. Один из современных многотиражных детских авторов, произведения которых, как полагают составители программы, будут способствовать «постижению таких нравственных категорий, как добро, справедливость, честь, патриотизм, гуманизм, дом, семья…»

Будем изучать «классиков»?!

На фото вверху — автор, Юрий Алексеевич Поляков,

учитель, детский поэт, журналист

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.3 / 5. Людей оценило: 203

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Без права на забвение: Нюрнбергский процесс

Вера КОВАЛЕНКО

«Дуга нестабильности» вокруг России. Чем может обернуться «Большая игра»?

Опыление имиджем