Крымское Эхо
Архив

Забили на шмотьё

Забили на шмотьё

Иронично-презрительное отношение к секонд-хенду нисколько не смущает тех, кто предпочитает навороченным бутикам и вещевым рынкам развалы с изделиями легкой промышленности от зарубежного производителя, бережно и с любовью выношенные иностранцами. К этому числу относятся самые разные слои отечественного населения и далеко не все из них делают это вынужденно, от недостатка средств. Социологи, которые по заказу отечественного легпрома отслеживают категорию покупателей ношеных вещей, видимо, ограничиваются исследованиями в столице.

По их выкладкам получается, что существенную долю потребителей составляют люди с доходами ниже прожиточного минимума в возрасте до тридцати шести лет. Оснований для недоверия им нет, однако в провинции картина другая.

 

Секонд-хенд — это не только ношеные вещи

Забили на шмотьё
Настоящая секонд-хендовская мафия состоит из модниц, понимающих толк в эксклюзивных вещах, щелкающих западные бренды, способных навскидку определить марку одежды и на глаз отличить натуральную кожу от качественного заменителя. О новых поступлениях товара они узнают прежде появления таблички «Завоз». Эта публика еще помнит времена, когда футболка в секонд-хенде стоила две-три гривны, кожаные сумки десять, а покупка пальто за сорок считалась мотовством. Заставить их облачиться в изделия отечественной легкой промышленности нереально — так же, как и одеть их детей в пошитую на местной фабрике школьную форму. Они предпочтут годами носить свои неистощимые секонд-хендовские запасы, чем надеть топорный наряд из фирменного магазина украинской швейной фабрики. Эти-то знают, как на самом деле может работать отечественная легкая промышленность, отшивающая вещи той же «ZARA», которые попадаются в секонд-хендах с биркой «Made in Ukraina». По доступной цене футболку этого бренда, гривен за сорок, можно купить только в секонд-хенде — в бутике меньше четырехсот она не потянет. А если еще извратиться и предпочесть ту же футболку с именным брендом, например, от российского дизайнера одежды Дениса Симачева, то придется выложить за нее все восемьсот.

Где-где, а в ценовом сегменте отечественная легкая промышленность конкурировать с секонд-хендом и вездесущими китайцами не может, поэтому напоминает о себе не выпуском продукции, а требованиями облегчить себе жизнь, в частности, открытием границ для ввоза комплектующих и сырья для производства собственной продукции. Результаты падения украинского легпрома впечатляют: собственное производство натуральных тканей в пересчете на душу населения сократилось минимум в десять раз, настолько же снизился уровень выпуска одежды и обуви. Потерянные отраслью специалисты, нашедшие себя на предприятиях зарубежного легпрома, косвенно продвигают в страну резко возросшие, чуть ли не до ста процентов, объемы импортных товаров.

Отечественная легкая промышленность ведет неравную борьбу с засильем импорта, в том числе и главным «подрывником» отрасли — секонд-хендом, низкой покупательной способностью населения и ростом стоимости энергоносителей. Несмотря на трудно сводимый материально-финансовый баланс, легкая промышленность Украины впервые за многие годы показала способность к росту объемов производства, но с учетом глубины падения этого никто не заметил. Все по-прежнему одеваются в китайские и секонд-хендовские шмотки, исключая разве что отечественный бомонд, гардеробные которого заполнены вещами мировых брендов или в лучшем случае эксклюзивными нарядами от отечественных дизайнеров Оксаны Караванской, Лилии Пустовит, Андре Тана.

… но и дорогие игрушки»
Забили на шмотьё
Однако и они не могут похвастать очередями за дизайнерскими вещами. Глупо надеяться, что при нехватке в каждой десятой украинской семье денег на еду, предпочтение отдадут не куску хлеба, а модной вещи. Есть, конечно, и те, кто готов пожертвовать сытостью ради обладания дорогой одеждой, но мы говорим о людях вменяемых, которые умеют отличать необходимое от желаемого. Видимо, в расчете на них коммерческие банки начали продвигать потребительское кредитование на приобретение одежды и обуви. В то время, как банкиры пророчат ему медленную, но верную перспективу, большинство продавцов одежды и обуви относятся к этой идее скептически, считая, что предложение о кредитовании может быть лишь милым бонусом в дополнение к имеющемуся ценовому сервису.

Они ссылаются на опыт России, где уже опробовали банковское ноу-хау и получили один-два процента от оборота, на опасения владельцев торговых марок и непривычность этой услуги для потребителей, считающих, что покупать одежду и обувь в кредит неприлично. «Это же не телевизор! — с некоторым даже возмущением восприняла идею банкиров без устали бегающая вместе с подрастающей дочерью за модой тридцатилетняя Оксана Бугай. — Я что, куплю пальто, еще не перестану платить за него, а оно уже выйдет из моды?! Нет, увольте от таких предложений! Лучше уж я подкоплю».

Времени накопить предостаточно у всех рядовых украинских модниц. Брендовая одежда и обувь по доступной цене, например, от шведской компании «H&M», стОящая на пике модности от сорока до пяти евро за единицу товара, еще не скоро придет в нашу страну. Производителей одежды и обуви известных торговых марок останавливают коррупция на таможне и в чиновничьих кабинетах и бедность населения Украины. Именно отсутствие конкуренции среди операторов модных одежных и обувных брендов делает промтовары на Украине намного дороже, чем в Европе. Поэтому одни одеваются в Милане, Лондоне и Париже, а другие — в секонд-хенде, при этом бирки на вещах у них вполне могут оказаться одинаковыми.

 

… и галантерея на любой вкус

Забили на шмотьё
Для обладательниц вещей из секонд-хенда это слабое утешение, но иначе выглядеть модно, стильно при средней зарплате по стране в две тысячи гривен (а по Крыму в тысячу двести) не получается при всем желании. Низкая доходность населения не способна привлечь в страну модные бренды, которые не могут заявить себе другим способом, кроме как через магазины секонд-хенд. По подсчетам вездесущих социологов, среднестатистический украинец тратит на одежду и обувь в месяц менее восьми процентов своего дохода, значит, из расчета средней зарплаты на тряпки выкроить удается от 96 до 160 гривен. В то же самое время купить китайскую или турецкую футболку на рынке меньше чем за двести гривен не получится. Выходит, что одна дорога — всё в тот же секонд-хенд.

Импорт ношеных вещей вырос в два раза за последнее десятилетие, и теперь на одного жителя Украины приходится уже не три-четыре вещи с чужого плеча в год, как было вначале, когда к этому товару относились с брезгливым возмущением. В прошлом году официально завезено в страну секонд-хенда более чем на семьдесят миллионов долларов. И почти каждая вещь из опта весом в восемьдесят тысяч тонн нашла своего покупателя, пусть даже и в виде ветоши.

Доходность этого бизнеса сказочная: от тысячи до пяти тысяч процентов от таможенной стоимости — и понятно, что миллиардный оборот этого рынка и такая высокая норма прибыли, какой нет ни у одного легального бизнеса в стране, не дают покоя правительству. Товар от момента прихода на границу проходит множество рук, прежде чем дойдет до конечного покупателя. От декларируемой цены в сорок центов за килограмм до пятнадцати гривен за тот же вес у крупных оптовиков до пяти долларов у мелких и до ста пятидесяти гривен за приличную вещь в рознице. При себестоимости ношенной иностранцами майки максимум в гривну, джинсов — в две, а пуховика — в пять они стоят в рознице минимум на порядок выше, а с каждым новым этапом войны правительства с секонд-хендом всё дороже и дороже.

Доходность — самая веская причина бурного развития этого бизнеса на Украине, что не могло остаться незамеченным государственными чиновниками. Нынешнее правительство не первое, объявившее войну секонд-хенду. И не первое, с треском проигравшее ее с завалами ношенных вещей. Налоговый майдан по всем статьям проиграл сплоченности и многочисленности митингов почитателей секонд-хенда, что объединили работающих в этом сегменте бизнеса предпринимателей и покупателей вещей «из вторых рук». Правительство всегда готово к началу очередного этапа убиения секонд-хенда и ограничению импорта подержанной одежды, обуви и галантереи, но до сих пор легальных способов прикрытия высокодоходного бизнеса найти всё не удавалось.

Запрет на импорт секонд-хенда противоречит принципам свободной торговли с Евросоюзом, поэтому правительство придумало способ ограничить импорт подержанной одежды применением минимальной ввозной стоимости для налогообложения секонд-хенда. Этот принцип применяется в Евросоюзе при импорте фруктов, поэтому никаких накладок в сотрудничестве с зарубежными партнерами не предвидится. Если товар окажется дороже, он будет ввезен на Украину без уплаты пошлины или по невысокой ставке, а если импортный секонд-хенд окажется по цене ниже минимальной ввозной стоимости, то применят пошлину по повышенной ставке.

Это дело не одного дня, потому что будет утверждаться введение минимальных цен для импорта разных видов секонд-хенда. В общем, защищаться от секонд-хенда будут вкруговую. Правда, оборона опять проходит под брендом борьбы за права отечественного производителя и против ввоза одежды нормальных ценовых категорий под видом секонд-хенда. Но она вновь-таки не снимает причину вынужденной заинтересованности в этом товаре: низкой покупательной способности населения, видящего в ношенных тряпках единственную возможность приобретения качественных вещей.

Всеукраинская ассоциация дилеров одежды секонд-хенд, похоже, смирилась с этим предложением правительства и не намерена выводить людей на улицы, так как считает установление минимальных ввозных цен меньшим злом по сравнению с категорическим запретом импорта. Для покупателей секонд-хенда настойчивость одних в разборках с ношеными тряпками и смирение других означает, что им следует готовиться к повышению цен на бэушную одежду, которая и без того дорожает в ритме общей политики. Нынешние цены уже неприятно удивляют не только редко захаживающих в магазины секонд-хенда за футболкой для дачи, брюками для работы или детскими вещами для быстро растущего ребенка. Они сделали гораздо более переборчивыми постоянных покупательниц. Однако они настроены решительно и, как обещавшие Горбачеву не бросать пить советские мужики в ответ на повышение цен на алкоголь, утверждают, что носить секонд-хенд не перестанут.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Давайте жить дружно!

Два флота на парад — совместно

.

Куда язык доведет?

Юрий ПОЛЯКОВ