Крымское Эхо
Архив

Возродить как русский город!

ОСОБЫЙ СТАТУС

9 мая 44-го, день в день за год до Победы, был освобожден Севастополь. Многие не обращают внимания на это почти символичное, даже мистическое совпадение, в очередной раз свидетельствующее: город русской славы – воистину символ Отечества, его славы, жизнеутверждающей стойкости, мужества и возрождения.

Тогда, уже 64 года назад, страшная, не поддающаяся никакому словесному описанию картина открылась перед освободителями. Города, по существу, не было – все разрушено, взорвано, сожжено. В горячее почти по-летнему небо упирались толстые и плотные столбы дыма – горели немецкие баржи, не успевшие уйти, техника, склады да немногие сохранившиеся здания.

Леонид Соболев, вместе с войсками вошедший в город, в те дни написал: «В благородном молчании доблестной воинской смерти лежал передо мной великий город Черноморского флота, уничтоженный немцами, но не сдавшийся… И вот что осталось нынче от него: скалы, море да солнце. Да бессмертная слава, которая возродит эти груды камней».

Так и случилось: за десять лет Севастополь был восстановлен. Это стало очередным подвигом севастопольцев и моряков-черноморцев, которым на помощь пришла вся страна.

О ТОМ, КАК ЭТО БЫЛО, написано и сказано немало. Увы, но сегодня подробно и достоверно рассказать об этом уже могут немногие – тех, кто принимал решения, проектировал, находясь в творческом поиске для воплощения самых смелых идей, уже нет в живых. Остаются лишь книги, воспоминания и документы. Есть еще множество мифов, которые, впрочем, основаны на вполне реально имевших место событиях.

В феврале 1945 года, возвращаясь из Ялты после конференции глав правительств трех великих держав, в Севастополе побывали американский президент Франклин Рузвельт и английский премьер Уинстон Черчилль. Вместе с их свитой прибыла большая группа журналистов. Им показали разрушенный город, чудом сохранившиеся памятники.

Черчилля, конечно, интересовала Балаклава, где в Долине смерти в жестоком сраении пал его пращур. Но ни он, ни другие любопытные «экскурсанты» не могли оставаться равнодушными от увиденного огромного пепелища. Кто-то сокрушенно качал головой, кто-то угрюмо молчал, а Элеонора Рузвельт даже смахивала слезы. Черчилль, будучи прагматиком, вслух прикидывал, сколько потребуется лет и средств на восстановление города и базы флота. Не обратятся ли русские за помощью? На известных условиях можно было бы помочь все отстроить. А вообще лучше город строить заново где-нибудь в стороне. Без постороннего вмешательства Севастополь будет лежать в руинах десятилетия, как это было после первой Севастопольской обороны…

ГОВОРЯТ, что, когда на стол И. Сталину легли предложения по поводу восстановления Севастополя, он после ряда сделанных уточнений и заданных вопросов сказал: «Будем восстанавливать как русский город. На том же самом месте. Сами».

Между тем в это время уже разбирались завалы, наиболее сохранившиеся дома были уже обжиты, приспосабливались под административные здания, налаживались инженерные коммуникации. Восстановление Севастополя по сути началось еще до его освобождения, когда за него велись бои, – в апреле 44-го в Симферополе была создана строительная организация «Севастопольстрой».

Надо отметить еще один удивительнейший до парадоксальности факт: работы по созданию плана восстановления города начались в самый разгар Великой Отечественной войны, когда Севастополь еще находился под немцем, – в 1943 году. В то время работы велись под руководством действительного члена Академии архитектуры СССР М. Я. Гинзбурга. План, разработанный тогда, имел целый ряд достоинств, но были и недостатки. Главным была идея, согласно которой центр тяжести планируемой к развитию территории настолько решительно переносился на южную сторону, что, развиваясь, город ушел бы далеко от моря и бухт, являющихся жизненным центром города.

Дальнейшая работа по созданию генерального плана восстановления велась в Центральном проектном бюро Инженерного управления Наркомата ВМФ. Авторами проекта были член-корреспондент Академии архитектуры СССР профессор Г.Б. Бархин и архитекторы М.Г. и Б.Г. Бархины. Созданный этой бригадой генеральный план был составлен на основании схемы генплана, одобренной 5 июня 1945 года на совместном заседании Комитета по делам архитектуры при СНК СССР и коллегии Управления по делам архитектуры при СНК РСФСР.

Были составлены три варианта, причем каждый последующий вариант принципиально не отличался от предыдущих, а только развивал и совершенствовал идеи, намеченные авторами в первом варианте. При этом в основу плана был положен ряд принципов, определяющих композицию и архитектурно-планировочное решение центра города, т.е. лица Севастополя. Эти принципы профессор Г. Б. Бархин свел к следующему.

Прежде всего проект восстановления Севастополя должен был соответствовать основному значению города – Главной военно-морской базы Черноморского флота, военно-морского порта и города-крепости.

Во-вторых, план города жестко увязывался с коммуникациями, линиями связи городской уличной сети и баз ВМФ, с внутренними проездами и главнейшими базовыми объектами и предприятиями, а также с сетью дорог, обслуживающих Севастопольский регион с расположенными здесь объектами особого значения.

В-третьих, предполагалось на основе целесообразности использовать ландшафт, рельеф местности, озеленить ее «для создания оздоровительных условий в городе и для разрешения оборонительно-маскировочных задач».

В отношении архитектурно-планировочных реконструктивных мероприятий генеральным планом вносились принципиальные предложения: раскрыть главные улицы центра у моря и значительно озеленить город и пригород.

[img=right alt=title]uploads/1/1222783497-1-R14S.jpg[/img]
Надо особо отметить: в архитектуре проект учитывал исключительное значение Севастополя как героического города, города-памятника двух замечательных оборон. В архитектурно-стилевой характеристике проектом намечалось продолжение традиций архитектуры античных городов, когда-то существовавших в Причерноморье.

В целом генеральный план Севастополя и проект планировки и застройки его центра, предложенные бригадой Г.Б. Бархина, были оценены как глубоко продуманная целостная архитектурно-художественная композиция. 30 апреля 1946 года проект генплана был утвержден Советом Министров РСФСР. Однако в последующем генплан потребовал поправок. Эта работа была выполнена в период с 15 ноября по 10 декабря 1948 года архитектурно-проектной мастерской при главном архитекторе Севастополя. Авторами этого проекта были архитектор Ю. А. Траутман, инженер И. К. Жилко и архитектор В.М. Артюхов.

НЕСМОТРЯ НА ТО, что 1 ноября 1945 года правительство приняло решение о восстановлении пятнадцати старейших русских городов, темпы восстановления Севастополя оставляли желать лучшего. Этого же требовали и интересы обороны страны. Ситуация резко изменилась после того, как И. Сталин 19 августа 1947 года на крейсере «Молотов» совершил переход из Ялты в Сочи, сделал важные распоряжения, дал указания, касающиеся восстановления Севастополя, а затем через год инкогнито приехал в город посмотреть, как выполняются принятые решения. После этого темпы восстановления Севастополя стали поистине ударными, о чем свидетельствует лишь один факт: число людей, занятых в строительстве, за несколько месяцев возросло в 7 (!) раз и превысило тридцать тысяч человек. Основой для ускорения восстановления города стали документы, принятые на самом высоком уровне, – постановления Совмина СССР от 25 октября 1948 года «О мероприятиях по ускорению восстановления Севастополя», Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 года «О выделении города Севастополя в самостоятельный административно-хозяйственный центр» и постановление Совмина РСФСР от 29 октября 1948 года «Вопросы города Севастополя».

НОВЫЙ СЕВАСТОПОЛЬ – Главная база Черноморского флота – должен был быть лучше и краше, чем до войны (к слову, еще в 1939 году в Москве Гипрогором был составлен проект реконструкции города). И он стал таким, являясь сегодня настоящей жемчужиной у моря. Но мало кому ведомо, что существовало несколько проектов планировочного решения городского центра, и конкретно площади Ленина – Парадов (ныне пл. Нахимова). Эти варианты разрабатывались М.Я. Гинсбургом в 1943 г., Г.Б. Бархиным в 1945–1947 гг., В.М. Артюховым и Ю.А. Траутманом в 1950 г.; Л.М. Поляковым в 1950 г.; Н.С. Богдановым в 1949–1950 гг. Лишь архивы да музеи нынче хранят память об их творческих изысканиях и замыслах. Вот лишь некоторые элементы этих планов.

Был спроектирован целый ансамбль площади Ленина – площади Парадов, которая должна была иметь не совсем правильную Г-образную форму. С трех сторон она должна была открываться на море, а с четвертой застраивалась комплексом Центрального Дома Военно-Морского Флота с театром и Морского музея с библиотекой. В северный, выходящий на площадь фасад этого комплекса авторы проектов вкомпоновывали трибуны, а у северо-восточного угла должен был быть установлен громадный сорокаметровый монумент И.В. Сталина – Великого организатора и вдохновителя победы севастопольцев. Противоположная, обращенная к Приморскому бульвару сторона площади организовывалась рядом монументальных малых форм и портретных скульптур героев-севастопольцев.

От площади к нижней набережной Южной бухты, кроме лестницы Графской пристани, должен был вести громадный двусторонний пандус, организуемый авторами на месте хаотичной застройки, загромождающей эту часть берега. На вершине городского холма должен был возникнуть комплекс военно-административного значения, от которого по обе стороны холма шли «торжественные спуски» – парадные пандусы, лестницы, украшенные скульптурами и озелененные по обеим сторонам. Грандиозные ансамбли были запланированы на Малаховом кургане и Историческом бульваре, которым придавалась огромная идейная и архитектурно-художественная роль. Были в планах и строительство зданий панорам двух героических оборон Севастополя, а также «Пантеона Славы», Музея Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., гостиницы Черноморского флота, Памятника героическим кораблям ЧФ, отличившимся в Ве¬ликой Отечественной войне 1941–1945 гг., 110-метрового монумента Великой Отече¬ственной войны у Графской пристани. На месте полуразрушенного Владимирского собора было намечено воздвигнуть над захоронением адмиралов Лазарева, Нахимова, Корнилова и Истомина величественный мавзолей-памятник…

ЖИЗНЬ И «ВЫСОКИЕ РЕ¬ШЕНИЯ» вносили в эти планы корректуру. Главными событиями, повлиявшими на их изменения, стали смерть И.В. Сталина 5 марта 1953 года и последовавшая через год после нее передача Крыма из состава РСФСР в состав Украины. Облик Севастополя сложился таким, каким мы сегодня его видим. И он прекрасен, хотя спустя шесть десятилетий после начала его активного восстановления нет в городе многого, в том числе комплекса Музея героической обороны и освобождения с несколькими диорамами и Панорамой, как планировалось уже в 80-е годы. Полуразворованные фигуры Солдата и Матроса, слава Богу, не так давно залатаны свежими листами меди, прилегающая территория благоустроена, хотя до полного завершения работ на Хрустальном, ох как далеко!

Увы, но в последние годы в Севастополе нет значительных строек – во времена, в которые когда-то предполагалось решить массу проблем горожан, в т. ч. жилищную, строятся лишь элитные дома, а также рынки (на месте стадионов), в свою очередь на месте рынков возводят супермаркеты, возникают автостоянки (на месте детских площадок) и бесчисленные офисы (на первых этажах домов, построенных теми, кто возродил Севастополь). На большее поколение сыновей и дочерей победителей и строителей, поднявших черноморскую твердыню из руин и пепла, увы, не способно. Оно оказалось импотентным в свершении больших, значимых и запоминаю¬щихся дел.

И потому – слава вам, здравствующие представители старшего поколения! И – благодарность.

Сергей ГОРБАЧЕВ,
член Союза
писателей России

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

ЕС русинам также нужен

Вера КОВАЛЕНКО

Галичанам — дань, русские перебьются

Алексей НЕЖИВОЙ

Подальше от забот – на курорт

Георгий ПЯТОВ

Оставить комментарий