Крымское Эхо
Архив

В банке темного стекла из-под импортного пива…

В банке темного стекла из-под импортного пива…

МОЖНО ЛИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПЛАСТИКОВОЙ ТАРЫ?

Говоря о новой экономической стратегии Крыма,
ее разработчик Андрей Клименко предложил решить проблему мусора в Крыму, добровольно отказавшись от использования одноразовой пластиковой посуды, пакетов и других полимерных изделий, которые не разлагаются в течение десятилетий.

Старшее поколение помнит допластиковую эру — младшим расскажем, как это было. Пол-литровая бутылка минеральной воды стоила 20 копеек. 12 копеек в этой цене составляла стоимость бутылки. Пол-литра молока стоили 28 коп, бутылку назад принимали за 15 коп. Молочные бутылки и 200-граммовые баночки из-под сметаны (10 коп) беспрекословно принимали все гастрономы, где молоко продавали.

Каждое утро к магазину подъезжал грузовик типа ГАЗ-53, потреблявший 33 л бензина на 100 км, который забирал десятки металлических ящиков с пустой тарой и отвозил их на молокозавод. Возить молоко и кефир в Крым из Житомира тогда никому не приходило в голову, понятие «торговая марка» при социализме не существовало. Никто не предполагал, что одно масло может быть «бабусино», а другое «пастушковое», а третье и вовсе «президентское», причем они будут различаться ценой, иной раз весьма существенно.

 

Без комментариев


В банке темного стекла из-под импортного пива...
Многие, кто сегодня торгует молочными продуктами, арендуют торговые помещения, у них каждый квадратный дециметр площади на учете. К тому же размеры сегодняшних «минимаркетов» и «бутиков» не позволят выделить 20-25 квадратных метров для этих стеклянных пирамид, ведь большинство из них хозяева сооружали, исходя из минимума, необходимого для продажи спиртного — 21 кв м. То есть розничная торговля не захочет взять на себя прием молочной посуды, а покупатель, если ему придется сдавать бутылки в другом месте, — не захочет иметь эти хлопоты. Было, правда, когда-то молоко в бумажных, вечно протекающих, треугольных пирамидах, неких аналогах теперешних тетрапаков. Но тетрапакеты изнутри покрыты опять же полимерным слоем, значит, переход к ним задачу отказа от пластика не решит.

Пиво и минеральная вода, разлитые в стеклянные бутылки, — это сегодня признак напитка премиум-класса. Но готово ли все население поголовно платить за пиво и воду дороже, чтобы перейти в этот класс потребителей, а бутылки не сдавать, а выбрасывать в баки специального «стеклянного» цвета? А подорожание в случае возврата к стеклу неизбежно, хотя бы за счет увеличения массы доставляемого до розничного прилавка груза. Пол-литровая бутылка лимонада в стекле весит 900 граммов, в пластике — 515.

Есть в нашем быту еще масса нюансов. Например, полиэтиленовые пакеты для мусора. Мало кто захочет отказаться от них, вернувшись в выбиванию мусорного ведра о край контейнера. А что делать с мороженым? Заворачивать вафельный рожок в отсыревающую бумагу?

Поэтому нам кажется, что даже если сознательная часть населения согласится вернуться к упаковке из бумаги, картона и стекла, то этого им не позволит сделать торговля, для нее это будут лишние издержки и потеря товарного вида некоторых продуктов.

Впрочем, это наши соображения. Возможно, кто-то имеет другой взгляд на эти вещи.

— Реально ли в Крыму перейти на упаковку без пластика — на бумажную и стеклянную тару? — спросили мы нескольких человек.

Виктор Плакида, министр топлива и энергетики крымского правительства:

— Этот вопрос требует изучения. Упаковки, которые сегодня используются, — это технологии, они были изобретены, внедрены, имеют определенные достоинства. Просто запретить их — это было бы неправильно! Вполне приемлемы методы, отработанные в Европе — и у нас уже устанавливаются баки для раздельного сбора мусора. Китай принял подобное ограничение на пластиковую тару. Но, на мой взгляд, надо все считать, должна быть какая-то альтернатива. Отказаться от существующих, принятых технологий упаковки сложно, а, может быть, и невозможно.

Елена Манина, журналистка:

— Я думаю, это абсурд — мы живем в 21 веке, техническую революцию никто не отменял. Проще продекларировать некие отказы, чем проделать реальную работу — реально ликвидировать стихийные свалки, предложить какие-то инициативы по привлечению инвесторов, которые могли бы построить предприятия по утилизации мусора, работать на благо крымчан. А вообще мне кажется, что такие лозунги как отказ от пластика привлекают своей смелостью. И те люди, которые их предлагают, будут их продвигать и пиариться на пустом месте. Это видимость работы, ничего реального, по-моему, за этим не стоит.

Александр Бартенев, мэр города Феодосии:

— В мире все возможно, но надо разобраться. Я могу сказать одно: пластик — это то, что многие годы никуда не девается, не разлагается. Нет такого пластика, который приносит пользу человеческому организму. Сегодня технологии — не проблема, можно разработать любую. Поэтому, чтобы дать оценку этой инициативе, надо изучить, что именно предлагается. Я не знаком с этой концепцией, но, наверное, для нее есть обоснование. Логика определенная в этом есть, но нужны деньги, расчеты и понимание. К сожалению, люди очень беспечно относятся к проблеме мусора. Как известно, чисто не там, где убирают, а там, где не сорят. Возможно, не пластик надо убирать, а что-то другое менять, искать какую-то иную концепцию. Но уже хорошо, что кто-то этим занимается.

Людмила Лубина, депутат крымского парламента:

— Избавление от пластиковой посуды не спасет Крым. Я думаю, нужно строить мусороперерабатывающие заводы, отходы ведь замечательно перерабатываются. Их и в дорожном покрытии используют, и электроэнергию при переработке получают. Короче говоря, это не та концепция, которую следует обсуждать.

Как видим, все наши собеседники отнеслись к предложению отказаться от пластика с недоверием — большим или меньшим. Возьмется ли кто-то развеять этот скептицизм?

 

Фото вверху —
с сайта pet-tara.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Грач снова стал главой крымских коммунистов

Алексей НЕЖИВОЙ

Вакарчук разрешил тестирование в Крыму на языке обучения. На ДВА года

.

Смех как разложение. Как казаки на фронт против голых баб ходили

Катя БЕДА