Крымское Эхо
Архив

Уж замуж не пускать

Уж замуж не пускать

Замужеству юных дев грозит строгий режим. Народные депутаты неожиданно оказались такими моралистами, что вздумали лишить женщин привилегированного права вступать в брак в семнадцать лет, усмотрев в этом ни много ни мало, а гендерную дискриминацию и нарушение прав ребенка. Вам смешно? А зря, считают народные избранники, потому что разница в минимальном брачном возрасте для мужчин и женщин носит признаки дискриминации, поскольку привязана к достижению половой зрелости, а по Конвенции ООН люди вообще считаются детьми до восемнадцатилетия. И ранняя беременность, что признается самым веским основанием в перечне исключительных случаев при регистрации брака, по велению депутатов не может теперь наступать раньше шестнадцатилетнего возраста.

Наверное, в предлагаемом законопроекте есть и резон, и здравый смысл, и забота о детях, рождающихся у социально незрелых родителей, но как это страшно далеко от реалий жизни. Интимная жизнь, которая умно называется добрачными отношениями и сексуальными контактами, начинается у молодежи в подростковом возрасте. Беременность и внебрачные дети, оставляемые на память родителям или государству, — довольно распространенный вариант последствий ранних сексуальных контактов. Но что поделать, когда к шестнадцати годам наступает физическая зрелость, и юная дева готова без ущерба для своего здоровья к рождению ребенка. Да и вообще к шестнадцати годам молодые люди вполне способны отдавать отчет своим поступкам, имеют аттестат зрелости (иногда не только школьной, но и половой), а некоторые уже и специальность, что вполне соответствует еще и становлению социальной зрелости.

Кто бы спорил с очевидным: социальная зрелость и материальная самостоятельность приходят позднее, когда молодые люди определяются с профессией, работой, заработком, чтобы не висеть тягарём на родительской шее самому и не подсаживать на нее вторую половину с детёнком. Но вот проблема: физическая, включая и половую, зрелость наступает значительно раньше, чем нравственная и социальная. Повод для конфликта налицо: с одной стороны, биологически молодые люди вполне готовы к сексуальным отношениям и рождению детей, а с другой, они не имеют четких и ясных позиций, не умеют правильно учитывать обстоятельства жизни, принимать осознанные решения и воплощать их, часто и густо несамостоятельны и неорганизованны в быту, инфантильны и наивны. А уж как безгранично верят в свою любовь…

Молодые люди, которых удалось раскрутить на разговор о повышении брачного возраста, нисколько не озабочены этой проблемой. Да и кого она всерьез может заинтересовать, а тем более озаботить, когда появился такой социальный институт, как гражданский брак. С его существованием смирились моралисты почище наших депутатов — бабушки и дедушки, мало того, что переставшие считать его грехом и прелюбодеянием, так еще и советующие пожить без росписи, особенно когда избранники внуков не по нраву. Двадцатитрехлетний Олег, имеющий донжуанские знаки отличия и не торопящийся надевать на палец обручальное кольцо, усмотрел в повышении брачного возраста повод для кровной мужской обиды: «Поздновато будет. К восемнадцати годам ни одной живой девственницы, у каждой полный отметок аттестат половой зрелости. Далеко не хожу: в нашем доме две семнадцатилетние соплюшки с пачкой «рекомендаций» от партнеров со всего города. Их надо было вести в ЗАГС в четырнадцать».

В некоторых странах так и поступают: устанавливают минимальный брачный возраст, согласуя его с социальной действительностью и традициями. И не надо думать, что речь об африканских или азиатских странах. Там как раз минимальный брачный возраст, за редким исключением, не ниже шестнадцати лет, а вот в некоторых канадских провинциях, американских штатах и в Испании он составляет двенадцать-тринадцать лет для девушек и четырнадцать для ребят. Лояльно относятся к ранним бракам в Великобритании, ФРГ, Бельгии, Австрии, Франции, где пятнадцатилетней невесте и шестнадцатилетнему жениху не надо бежать за справкой к гинекологу. Наши же депутаты решили иначе. Им подумалось, что запрет на замужество семнадцатилетней невесте сделает ранний брак более цивилизованным, отношения между молодыми супругами гораздо ответственнее и это как нельзя лучше будет соответствовать традиционной украинской семье.

Но, как выяснилось, далеко не все с ними безоговорочно согласны. Не только профи в области социологии и психологии, но и бывавшие в шкуре молодых супругов. Несмотря на то, что ранние браки чаще распадаются на начальной стадии из-за неподготовленности юных супругов к семейной жизни, у них есть два существенных преимущества: им легче достичь гармоничной совместимости, потому что, как заверяют специалисты, у них пластичная психика, нет закоренелых привычек, они проще мирятся с недостатками друг друга. И самое главное: юные родители не нажили хронических болячек и при отсутствии вредных привычек вроде алкогольной и наркотической зависимости имеют больше шансов дать жизнь здоровым детям. Хотя все прекрасно понимают, что ни о чем таком юные супруги даже не помышляют, потому что у них великая любовь, а все остальное к ней должно прилагаться автоматически.

А что же говорят практики, сами вступившие в ранние браки или становившиеся непосредственными участниками таких событий? Ирине Ивановне едва исполнилось восемнадцать, когда она вышла замуж за сокурсника, с которым живет скоро как тридцать пять лет. «Для меня, — говорит эта выглядящая гораздо моложе своих лет женщина, — главное, чтобы муж, как в моем случае, был старше. Но в брак лучше вступать по молодости: проще притираться. Чем старше, тем больше претензий к партнеру, причем не всегда обоснованных, а мелочных, типа зубную щетку не туда положил. Старший сын в точности повторил нашу с мужем историю: женился на восемнадцатилетней студентке. Я не противилась, а вот муж принял его решение в штыки, советовал подождать до окончания института. Но сын быстро нашел аргумент: а как же мама — и крыть отцу было нечем. Если со временем и окажется, что сын поторопился с решением, то это будет его собственная ошибка. Никто никогда никого не слушает, так как считает, что уж у него точно будет все иначе и непременно хорошо. Рецепты давать без толку — это не пирог, а впрочем, их и нет: у каждого своя жизнь».

Наталья Николаевна вышла замуж в возрасте, когда ее ровесницы уже готовились к свадьбам своих детей. А единственная дочь еле-еле дождалась разрешенных для вступления в брак семнадцати. «Где-то я прочитала, что ранние браки самые крепкие. Не знаю, у кого как, но моя дочь опровергла это утверждение, и теперь я уверена, что кроме беременности есть два основания для раннего брака: если жених богат, как Крез, или красив, как Аполлон». Не любит вспоминать о первом браке своей старшей дочери и Светлана Викторовна. Ее своенравная дочь привела будущего мужа в родительский дом, когда училась в десятом классе школы: просто поставила перед фактом. Расписались сразу после выпускного, венчались — всё по правилам. Жили всего ничего, потому что после свадьбы выяснилось, что у каждого на стороне появилась новая любовь.

«На первом курсе института я решил жениться, — рассказывает Сергей Александрович. — Отец только смеялся, а мать свела землю с небом, но свадьбу поломала. Сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой, а тогда это была трагедия, я ушел из дома, жил у деда, у друзей, и думаю, мать была права. Когда я наконец решил жениться, мать и тогда была недовольна моим выбором, но мне уже было под тридцать, выбор был осознанным и сделан самостоятельно». Александр Николаевич женился по обстоятельствам: в восемнадцать лет его жена уже стала мамой. Брак был недолгим, а вторая жена к началу семейной жизни и вовсе школьницей. Сейчас у Александра Николаевича третий брак и такая же юная жена, но других он не признает.

Людмила Сергеевна недавно похоронила мужа, с которым прожила почти сорок лет. «Я родила старшего сына, не окончив школу. Ни белого платья, ни свадьбы у меня не было, но я никогда не пожалела, что рано вышла замуж, — рассказывает она. — Мне одной очень тяжело, потому что все годы я привыкла быть за мужем: я не знала ни материальных проблем, ни жизненных трудностей — он от всего меня ограждал. К слову сказать, он был старше меня всего на три года, жили мы всегда отдельно от родителей, может быть, поэтому чувствовали ответственность. Мой старший сын тоже женился в семнадцать лет и уже больше двадцати лет в браке, а вот внук традицию семейную поломал, хотя живет в гражданском браке».

Вот уж верно подмечено: общие правила не относятся к числу безусловных. И особого смысла переписывать их, скорее всего, тоже нет. По свидетельству сотрудников Керченского ЗАГСа, ранние браки регистрируются крайне редко. Последнюю такую свадьбу сыграли в городе в 2009 году, когда невесте не было семнадцати лет, и она вступала в брак по решению суда о снижении брачного возраста. Обычно невесты и женихи старше двадцати лет. Работников ЗАГСа несколько озадачило намерение депутатов, взявшихся морализировать на пустом месте. При нынешней свободе нравов и юридическом признании гражданского брака они могут повышать брачный возраст хоть до ста лет. Традиционная украинская семья может появиться в любом брачном возрасте: все зависит от тех людей, кто ее создаёт.

 

Фото вверху —
с сайта nevestam.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В крымском парламенте не видят угрозы от закона о Совмине

Алексей НЕЖИВОЙ

Это будет совсем новый подход к войне

Вячеслав КНЯЗЕВ

Правоохранительная феерия

Ольга ФОМИНА