Крымское Эхо
Главное Россия

С военкорами откровенно

С военкорами откровенно

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ ОТВЕТОВ ПУТИНА НА ВОПРОСЫ ВОЕННЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

Прошедшая 13 июня встреча президента России с военными корреспондентами заслуживает внимания с точки зрения двух моментов. Первый – сам факт такой встречи, второй – того, что было сказано на ней для прояснения сложившейся ситуации на фронте, системе управления военными действиями и политических планов руководства России.

Во-первых, важен сам феномен военкоров. Он двойственен. С одной стороны, новые медиа дали возможность доносить до читающей, смотрящей и переживающей о событиях публики информацию максимально оперативно и в удобной для поглощения форме. С другой, появление нового ресурса не могло не вызвать проблем роста.

Развитие социальных медиа и события, которые не оставляют равнодушными большую часть российского общества, создали возможности влияния на публику. А там, где возникают возможности влияния, там сразу появляются разнообразные интересы – политические, меркантильные и т.д. Не миновал сей искус и сообщество военкоров.

В целом это патриотическое и неравнодушное к судьбам России сообщество, но некоторые вбросы со стороны отдельных военкоровских ресурсов заставляли задуматься. В конце концов, СМИ еще с 90-х годов активно использовались и для сведения счетов, и для борьбы с конкурентами, и для влияния на общество. Удивительно было бы, если бы все это не обнаружилось и в военкоровской среде.

Оппоненты военкоров упирают на то, что в военном деле необходимо не только единоначалие, но и единая информационная политика. Аргументируют, естественно, опытом прошлых войн. Но мир изменился, общество уже не согласно потреблять информацию в виде рапортов с непонятными цифрами, отсутствием эмоций и интерпретаций значения событий и их возможных последствий.

Армейское руководство, к сожалению, ничего лучшего предложить не смогло и само создало нишу для информационной вольницы военкоров.

В меняющемся мире неизбежны качели от одной крайности к другой с медленным и мучительным поиском золотой середины.

Этот процесс мы и наблюдаем сейчас. Мы познали уже крайности как абсолютно невнятного официального информирования о ходе военных действий, так и военкоровской вольницы, в которой квалифицированный взгляд медиааналитика иногда без труда обнаруживал и уши конкретных интересов, и желание просто, как говорится, словить хайп, поднять число подписчиков.

Встреча президента с военкорами совпала с процессом заключения контрактов Министерством обороны с добровольческими формированиями. И в том, и в другом можно видеть шаги по формированию единой системы организации военных действий и их информационного освещения на современном уровне.

Примером такого информационного освещения стала достаточно откровенные высказывания нашего президента, призванные не только прояснить ситуацию, но развеять некоторые иллюзии.

Главным вопросом, потребовавшим разъяснений, был о целях специальной военной операции. В феврале 2022 года целями СВО были объявлены демилитаризация и денацификация. Как указывают слова президента, эти целей пытались достигнуть не только венными действиями, но и на переговорах. После срыва переговорного процесса ответственность за дальнейшее кровопролитие лежит целиком на стороне, отказавшейся от условий перемирия.

Сейчас все больше свидетельств, что именно Запад уговорил Зеленского продолжать войну, пообещав необходимое финансирование и неограниченные поставки оружия и боеприпасов.

Как уже не раз бывало, все это так или иначе станет известным уже не на уровне косвенных свидетельств, а в виде очевидных фактов. И тогда народу Украины придется осознать, кто виноват в жертвах и разрушениях.

Напомним, что в конце марта прошлого года состоялись переговоры в Стамбуле российской и украинской делегаций, после которых наши войска ушли из-под Киева. Надо честно признать, что имевшихся там войск было недостаточно для штурма трехмиллионого города. Какие ресурсы нужны для взятия небольших райцентров, на Донбассе мы увидели потом. А тогда скорость продвижения российских войск в первые дни создала иллюзии, что осталось только чуть-чуть поднажать.

Наши войска под Киевом были средством давления на киевский режим, способом заставить его принять нужные России условия.

И в Стамбуле кое о чем договорились, но потом режим Зеленского под давлением Запада отказался от достигнутых договоренностей. Президент достаточно откровенно рассказал об этих переговорах:

«…мы никогда не отказывались … от ведения каких-то переговоров, которые могут привести к мирному урегулированию. Мы же всегда об этом говорили. И более того, в ходе переговоров в Стамбуле мы же парафировали этот документ, долго-долго спорили, бодались там и так далее, но документ-то такой толстый, и он парафирован: с нашей стороны Мединским, с их стороны – их руководителем переговорной группы, по-моему, это господин Арахамия… Они просто выбросили его потом, и всё».

Обсуждались тогда на переговорах и поставленные Россией цели СВО.

«Когда шёл переговорный процесс, в том числе в Стамбуле, мы постоянно ставили этот вопрос. А нам задавали встречный: «А у нас нет ничего неонацистского, чего вы от нас хотите?» Ну хотя бы, чтобы в законе ввели соответствующие ограничения. В целом, кстати говоря, об этом тоже договорились в ходе того раунда переговоров».

На встрече с военкорами Путин фактически подтвердил, что Россия не претендует на территорию всей Украины, цель СВО – обеспечение безопасности России.

Чтобы у нас ни заявляли некоторые горячие головы, сейчас Россия не готова настолько мобилизовать свои ресурсы и нести существенные жертвы для того, чтобы рисовать приятные границы.

Косвенно об этом говорят высказывания президента о разрушении памятников на Украине.

«… мы могли бы какой-нибудь парк создать из снесённых на Украине памятников – вот это можно было бы сделать».
«Вот в Одессе снесли памятник Екатерине II – основательнице города, мы бы забрали с удовольствием».

То есть президент готов представить возможность жить на Украине в соответствии с их собственным мусором в головах, но только без угроз безопасности России.

В ответах президента был и прямой месседж гражданам Украины:

«… кто хочет на Украине чувствовать себя украинцем и жить в независимом государстве, да ради бога, делайте что хотите. Надо с уважением к этому относиться. Но тогда не создавайте угроз для нас».

То есть Владимир Владимирович в очередной раз подчеркнул, что цель СВО – обеспечение безопасности России, а это нормальная задача для суверенного государства.

О безопасности как цели говорит и заявление президента, что Россия не будет прибегать к актам террора в отношении Украины в ответ на аналогичные выпады киевского режима:

«Мы – в отличие от сегодняшних властей Украины – не можем действовать террористическими методами».

Очевидно, что совершаемые киевским режимом рейды в Брянской и Белгородской областях, атаки отдельных беспилотников в городах России, террористические акты против лидеров мнений не имеют никакого военного эффекта. Можно предположить, что это как раз попытка вызвать Россию на ответные аналогичные меры и потом устроить ор на весь мир, добиваясь объявления России террористическим государством и требуя новых поставок оружия.

России же нужна безопасная граница на западе, а такими действиями ее точно не добьешься.

Если ты ставишь цели при борьбе с противником, неудивительно, что он будет реализовывать противоположное. В ответ на цель демилитаризации Запад начал и продолжает накачивание Украины все более разнообразными вооружениями.

А на днях американский неоконсервативный think tank «American Enterprise Institute» опубликовал статью, в которой говорится о возможности передать Украине ядерное оружие «без какого-либо контроля над тем, где и как она может его применить». Ответ России очевиден.

То, что часть западной элиты вполне допускает развязывание ядерной войны для сохранения своей гегемонии, уже не секрет. А где и что будет поводом – дело уже второстепенное: может быть, Тайвань, может – Ближний Восток, а может, и Украина. В этой ситуации приходится быть крайне острожным, особенно если имеешь дело с безумцами с атомной бомбой.

Те ресурсы, которые Россия сегодня может привлечь для дальнейшего продолжения СВО без ущерба для развития страны, недостаточны для полного сокрушения украинской армии, накаченной западным оружием, и в которую мобилизовано до одного миллиона человек. Недостаточно их и для постановки под контроль и управление таких больших территорий, которые еще и потребуется восстанавливать от последствий военных действий.

Об этом также прямо заявил президент на встрече. Здесь придется привести большую цитату, из которой следует комментарий данный выше.

«Смотрите, наши войска были у Киева. Во-первых, мы договорились, и получился неплохой договор о том, как можно мирными средствами урегулировать сегодняшнюю ситуацию, правда, они его выкинули, но всё-таки за это время мы вышли туда, где мы сейчас стоим. А это практически вся Новороссия и значительная часть Донецка с выходом к Азовскому морю и к Мариуполю. И практически всё, за небольшим исключением, в Луганской Народной Республике.
Нам нужно туда возвращаться или нет? Почему я такой риторический вопрос задаю? Ясно, что у вас-то ответа на это нет – я сам только могу на него ответить. Но в зависимости от того, какие цели мы перед собой ставим, мы должны решать вопросы по мобилизации, но нет такой необходимости сегодня
».

Может быть, при продолжении военных действий еще несколько лет нынешняя Украина упростится до такой степени, что контроль и управление этой территорией не потребует больших ресурсов.

Изможденное население примет любую власть, которая наведет порядок и создаст условия для нормальной жизни.

Станет такое возможным или нет – покажет время.

Пока же российская армия в состоянии отбивать попытки наступления противника, наносить ему серьезные потери. А на внешнеполитическом контуре Россия работает над созданием альтернативной международной системы политики и экономики, которая ослабит Запад до степени, когда поддержка киевского режима станет сильно накладной.

Военные действия – это не достижение желаемого, а реализация возможного.

Именно так ответил Путин на вопрос о том, будет ли наступать российская армия:

«… всё будет зависеть от потенциалов, которые сложатся на момент окончания этого так называемого контрнаступления».

Понятно, что на публичной встрече Президент не мог рассказать о всех планах и возможностях по их реализации. Может ,нас и ждут приятные сюрпризы. Но главное сейчас — это трезвость в оценке сложившейся обстановки. И Владимир Путин ее продемонстрировал.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.1 / 5. Людей оценило: 27

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На черноморском ТВД*: очевидное–невероятное

Тимофей МАЙОРОВ

Они просто не умеют его готовить: почему Путин лишил США русского плутония

.

Жить и работать будет некому, кроме мигрантов

Оставить комментарий