Крымское Эхо
Россия

Что узнал о России за бутылкой водки новый директор ЦРУ

Что узнал о России за бутылкой водки новый директор ЦРУ

Зимой 1994 года нынешний директор ЦРУ Уильям Бёрнс, тогда только начинавший свою государственную карьеру в качестве дипломата в посольстве США в Москве, зашел в гости к своему российскому коллеге-пенсионеру выпить водки и поговорить о жизни.

 Стратегическая ошибка американцев

«Мы не торопясь распивали бутылку водки, за окном гостиной тихо падал снег, а он рассказывал о своей работе», — вспоминает Бёрнс в своей книге «Невидимая сила: как работает американская дипломатия».

Мы это заслужили, — сказал собутыльник Бёрнса. – Мы сбились с пути. Возможно, понадобится целое поколение, чтобы Россия вновь обрела уверенность в себе и собралась с силами, но можно не сомневаться, что рано или поздно это произойдет. У русских ни в коем случае не должно создаться впечатление, что американцы воспользовались их слабостью, когда от России отвернулась удача. Вспомните, что говорил Черчилль про великодушие победителей. Будьте великодушны, и вы об этом не пожалеете.

Американцы великодушия не проявили, признает Бёрнс. И поплатились за это. Серьезнейшей ошибкой США он называет попытки втянуть в НАТО Украину и Грузию:

«По-настоящему серьезную стратегическую ошибку мы совершили, когда по инерции начали подталкивать к вступлению в НАТО Украину и Грузию, несмотря на прочные исторические связи России с обоими этими государствами. Тем самым мы нанесли нашим отношениям с русскими непоправимый ущерб и спровоцировали желание будущего российского руководства поквитаться с нами».

Рано или поздно должен был наступить момент, когда Россия станет достаточно сильной, чтобы отказаться от роли младшего партнера, в которой она чувствовала себя некомфортно. Этот момент настал раньше, чем ожидал кто-либо из американских политиков, констатирует Бёрнс.

Как Бёрнс выучил русский мат

Уильям Бёрнс вступил в должность директора ЦРУ в середине марта. Таким образом один из ключевых постов в американской табели о рангах занял человек, знающий Россию и говорящий по-русски.

«Мне нравились красота и богатство русского языка», — замечает Бёрнс, рассказывая о своей учебе в бывшем Русском институте армии США.

Кстати – в конце 1994 года он прожил пару недель в простой рабочей семье в Санкт-Петербурге, где открыл для себя новый пласт русского языка – ненормативную лексику. И это тоже важно – причем без шуток.

Бёрнс дважды работал в нашей стране. Сначала, в середине девяностых, в качестве одного из рядовых сотрудников посольства, потом, с 2005 по 2008 год — уже в качестве чрезвычайного и полномочного посла США в России. В ситуации, когда американо-российские отношения находятся в неудовлетворительном состоянии, мы будем иметь в качестве руководителя американской разведки вменяемого и знающего предмет человека. По нынешним популистским временам – не так мало.

В 2019 году Бёрнс, возглавляя на дипломатической пенсии «Фонд Карнеги за международный мир», написал книгу «The Black Channel: A Memoir of American Diplomacy and the Case for its Renewal». На русском языке она вышла под названием «Невидимая сила: как работает американская дипломатия». В книге содержится немало оценок, которые кажутся особенно любопытными сейчас, когда Бёрнс возглавил ЦРУ.

Чем Путин отличается от Ельцина

В отличие от наших собственных оппозиционеров, у Бёрнса есть четкое понимание того, что происходило с Россией в девяностых. Приехав в Москву в 1995 году, Бёрнс ужаснулся тому, как низко пала наша страна после распада СССР. По его оценке, Ельцин оказался слабым, беспомощным лидером, неспособным навести порядок и заново отстроить российскую государственность.

«Такова была постсоветская Россия, достигшая дна, — глубоко несчастная, сбившаяся с пути страна», — замечает американец.

Понимает он и то, как Россия изменилась при Путине.

«Это была не та Россия, которую я покинул десять лет назад, — лежащая на обеих лопатках, переживающая стратегический упадок, — пишет Бёрнс о своих впечатлениях от возвращения на работу в нашу страну в середине нулевых. — Путин был полон решимости показать, что снова сделал Россию великой державой и нам придется с этим смириться».

Вот как Бёрнс характеризует российского президента:

«Во многих отношениях Путин был полной противоположностью первого российского президента, анти-Ельциным. Он был на полпоколения моложе, не пил, отличался потрясающей компетентностью, трудолюбием и хладнокровием – качествами, которые импонировали русским, уставшим от хаоса и проблем эпохи Ельцина».

По мнению Бёрнса, сегодня реализм требует согласиться с тем, что отношения между США и Россией будут не самыми дружескими. Америке необходимо признать неизбежность существенных расхождений с возрождающейся Россией и начать изыскивать возможности строительства отношений на основе сочетания соперничества и сотрудничества.

«Прагматизм требует, чтобы мы четко разграничили зоны наших жизненных интересов; с осторожностью вступали в борьбу в других, менее важных, областях; держали под контролем неизбежные проблемы, сохраняя хладнокровие, и не упускали из виду вопросы, по которым мы все еще можем занимать общую позицию, — пишет Бёрнс. – Разногласия между нашими странами, в том числе иногда острые, неизбежны, но и американцы, и русские, и мир в целом заинтересованы в прочных и устойчивых отношениях между Россией и США».

Как оставаться трезвым

Это не означает, что Бёрнс — наш агент в ЦРУ. Для него в целом приход к власти Путина знаменует возвращение России в прошлое. Вспоминая о приеме в Барвихе для тогдашнего госсекретаря Кондолизы Райс, Бёрнс замечает:

«Она видела перед собой современное Политбюро, приближенных нового российского царя. Момент был непростой, как и сам Путин. Россия вернулась в прошлое».

Бёрнс считает, что путинская Россия одержима комплексами, порожденными подавленными обидами, раненой гордостью, подозрениями относительно намерений американцев и ощущением, что никто не считается с прерогативами России как великой державы. Он называет воссоединение Крыма с Россией «беззастенчивой аннексией» и полагает, что Москва оккупировала Абхазию и Южную Осетию. И тем не менее, он – адекватный политик, понимающий, что с Россией надо договариваться. Повторюсь, по нынешним популистским временам это немало.

Путин говорил Бёрнсу-послу в середине нулевых примерно то же самое, что он сказал президенту Байдену во время недавней встречи с крымчанами 18 марта:

«Вы, американцы, должны научиться прислушиваться к чужому мнению. Теперь у вас не получится все делать по-своему. Мы можем развивать эффективные отношения, но не только на ваших условиях».

И Бёрнс, кажется, понимает, что у Америки нет другого выхода.

«Я провел много вечеров в Сибири и на Урале, где местные губернаторы со своими помощниками пытались напоить до бесчувствия посетившего их американского посла. Как и мои предшественники, я использовал самые разные приемы, чтобы оставаться трезвым, — незаметно выливал содержимое стопки в горшки с комнатными растениями, наливал в стакан воду вместо водки, пил спиртное не залпом, а маленькими глотками…», — рассказывает Бёрнс.

Надо, чтобы он оставался трезвым и во главе ЦРУ.

Главу о своей работе послом в Москве Бёрнс назвал «Разногласия с Путиным: попытки избежать столкновения с Россией». Это как раз то, чем ему надо заниматься и сейчас, в новой должности.

Фото вверху — из архива Euronews

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Киномуть от экс-олигарха

Мы публикуемся, мы существуем

Сергей КЛЁНОВ

Финишная прямая. Опросы уже нельзя, а прогнозы можно

Степан ВОЛОШКО