Крымское Эхо
Новороссия

План свое отработал

План свое отработал

Рассуждая хладнокровно, причины отступления союзных сил из Балаклеи, Изюма, Купянска, а теперь еще и из Красного Лимана понять нетрудно.

Вероятно, первая из них та, что с самого начала Специальной военной операции (СВО) были переоценены важность и значимость ракетных войск, артиллерии, а также Воздушно-космических сил (ВКС). При всем уважении к этим «богам войны», вполне ими заслуженном, любые боевые позиции, населенные пункты — большие и малые — берут или обороняют от неприятеля прежде всего пехотинцы, или, говоря по-современному, мотострелки, к тому же с обязательным броневым сопровождением и прикрытием.

А пехотинцев и танкистов для такого театра действий, где развернулась операция по демилитаризации и денацификации Украины, как раз оказалось-то и маловато.

Потом, конечно, когда-то правильно было сказано, что воюют не числом, а умением. Эта истина бесспорна и не стареет ни с каким временем. Но применительно к киевской власти и ее воинству даже аксиомы нуждаются в некотором переиначивании. Воевать можно и числом, если ничего другого не остаётся — лишь бы только бросать плохо обученных людей на затыкание всех прорех и дыр. Киевская власть так и делает.

Хотя действительность стоит и в том, что за последние восемь лет украинская армия стала куда более боеспособной, нежели в 2014 году. Ее выучка и соответственно возможности возросли, что видно и невооруженным глазом. Касательно численности всех Вооруженных сил киевской власти (ВСУ) также известно, что ее поднимают. По одним данным, под ружье поставлены до 700 тысяч человек, по другим — почти миллион. И при этом на территории, подконтрольной Киеву, особенно с конца февраля этого года фактически идет перманентная мобилизация. Человеческий ресурс для этого пока есть. Поэтому, да и не только, с потерями киевская власть не считается.

В самом плане ведения Специальной Военной операции, разработанном в Москве, с момента начала широких боевых действий просматривался упор на наступление на Южном фланге — так, чтобы Крым воссоединился с Большой Россией, и через перешейки Азовское море стало внутренним морем России, для чего понадобилось взять и Мариуполь с Бердянском, дальше украинские войска были выбиты из Херсона и отброшены к Запорожью.

А на севере — если считать этим флангом пространство от Балаклеи и Изюма, затем через Купянск, Волчанск, некоторые прочие городки и поселки к самой границе Харьковской области с Белгородской, ход военной машины стал пробуксовывать. Чем и не преминул воспользоваться противник.

Как сейчас выясняется, к северу от Купянска и Красного Лимана не везде получилось создать даже сплошную линию фронта. Для этого также не хватило, видимо, личного состава и боевой техники.

А украинские войска, создав в этих лесных местах мобильные диверсионные и штурмвые группы, стали обходить Купянск и Красный Лиман с разных сторон, создав для группировки союзных сил опасность окружения. Численность каждого такого «летучего отряда» редко превышает взвод, но он передвигается на машинах, а с воздуха таких наземных «летунов» поддерживают беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые ведут с воздуха разведку и также открывают огонь.

С точки зрения военной науки, безусловно верно, что брать прямым штурмом, что называется в лоб, такие крупные города, как Харьков, не рационально. Здесь необходимо военное искусство высокой пробы, с отвлекающими ударами, операциями по рассредоточению и дезориентации сил противника.

Но и от этого никуда ведь не девается идеологическое, символическое, психологическое значение Харькова, бывшего когда-то даже столицей Украины. Расстояние до почти полуторамиллионного города от российско-украинской границы — каких-то 40 километров, но прошли почти восемь месяцев СВО, но никаких инициатив на этом направлении не последовало.

А время, о чем было сказано неоднократно, — не статист, оно также участник событий, воздействующий на моральный дух и психологию как войск, так и гражданских людей.

Что и когда предпринимать в отношении Харькова — так же, как Николаева, Одессы, Запорожья, где фронт остановился и вовсе в 20-30 километрах от города, виднее, конечно, Министерству обороны России и Генеральному штабу, но время на войне — оружие обоюдоострое, его при малейшей возможности способен использовать и противник. Что, собственно и произошло в случаях всех городов, оставленных Русской коалицией в сентябре и начале октября.

Отдельный, по-настоящему больной вопрос — укрепленные районы врага, все так же нависающие над Донецком и Горловкой. Вытекающие из этого, словно заглохшего, положения факты — вещи упрямые и очевидные. Только за сутки 02 октября на Донецк, Горловку, Макеевку обрушились 140 снарядов крупных калибров. В Куйбышевском районе Донецка ранения получили три гражданских человека, на территории Макеевки два мирных жителя были убиты и один ранен.

Лучше ситуация все-таки у Артемовска, Северска и Соледара, где не прекращается хоть и медленное, но упорное наступление на позиции украинских войск, окопавшихся и в поле, и среди жилой застройки.

А на Донецк около 17 часов 30 минут вечера 03 октября вновь были выпущены американские реактивные снаряды из установки «Хаймерс». Боеприпасы были сбиты, из людей никого, к счастью, не зацепило, но взрывными волнами поблизости от Южного автовокзала и площади Коммунаров — у одного из самых оживленных мест столицы ДНР — был поврежден Торговый центр «Золотое кольцо», разбиты стекла в находящемся по соседству с ним другом, также крупном Торговом центре «Континент».

На трамвайном закруглении — от площади Коммунаров берут начало несколько трамвайных маршрутов — разрывы боеприпасов американского образца нанесли серьезный вред трем трамваям и помещению диспетчерской службы.

И едва начались сутки 04 октября, как эстафета снарядных прилетов свалилась на Докучаевск. В небольшом городке, находящемся в 25 километрах к югу от Донецка, уже в 00 часов 37 минут осколки пяти снарядов натовского калибра 155 миллиметров повредили здание школы-интерната, городскую автостанцию, магазин и кафе.

Под Донецком, Горловкой, в ставшем полем сражения Артемовске, откуда также пора выгонять украинских оккупантов, продолжаются позиционные бои. Это видно по количество и характеру потерь ВСУ. Так, за сутки 03 октября враг потерял на этих направлениях до 50 своих солдат, артиллерийскую установку, два танка и восемь единиц другой броневой техники.

Из того, что предпринимает украинское военное командование, видно, что оно, по крайней мере в ближайшие недели, будет стараться выискивать уязвимые места на всей линии расположения союзных сил, чтобы снова предпринимать контрудары и прочие вылазки.

Но также из этого неизбежно следует и то, что прежний план ведения Специальной Военной операции, если таковой был, свое отработал и нуждается в замене. И чем скорее это произойдет, тем быстрее боевые сводки о ходе демилитаризации и денацификации территории, остающейся пока под контролем киевской власти, снова станут победными.

На фото ДАН —
у интерната в Докучаевске

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сценарий не меняется

Игорь СЫЧЁВ

Асимметрия — не развязка

Игорь СЫЧЁВ

Возврат Херсонской области в нацистскую Украину исключен

Оставить комментарий