Крымское Эхо
Интервью Крым

Первый крымский референдум: 30 лет спустя

Первый крымский референдум: 30 лет спустя

Сегодня крымчане отмечают день рождения республики. Ровно тридцать лет назад впервые на территории СССР состоялся референдум, на котором жители полуострова проголосовали за восстановление автономии. Этот смелый шаг власти и народа Крыма дал толчок в решении спорных вопросов, накопившихся с момента неправомерной передачи Крыма из России Украине. Это произошло без выяснения мнений граждан, без гарантий языковых, национальных и религиозных прав крымчан.

Референдум состоялся в условиях нарастающего управленческого, экономического, социального и политического кризисов в СССР. Была очевидна неспособность «руководящей и направляющей» партийной верхушки предложить обществу выход из кризиса и пути дальнейшего развития страны. В этой обстановке в январе 1991 года в Крыму провели референдум о восстановлении автономной республики, как субъекта Союза и участника Союзного Договора.

Активным участником тех событий, инициатором воссоздания статуса республики был заслуженный юрист Украины и РК, народный депутат Украинской ССР Григорий ДЕМИДОВ (на фото). Восстановление автономной республики было его предвыборной программой. Так складывались обстоятельства, что он всегда оказывался на переднем крае борьбы за права Крыма и крымчан. Был наблюдателем за проведением этого референдума и его участником.

Его рукой написаны Закон УССР «О восстановлении Крымской АССР» 1991г., Закон Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым» 1992 г., положения крымских Конституций 1992 г., 1995 и 1998 г.г. Выверенные формулировки вопросов на референдум 16 марта 2014-го тоже его заслуга. Также, как и статьи действующей ныне Конституции Республики Крым. Они составляют крымский конституционный опыт. Ряд положений из этого опыта затем нашли отражение в Конституции Украины и в недавних изменениях Конституции России. Ему есть что рассказать о сути тех исторических событиях.

Право голоса

Григорий Викторович, крымчане тогда отстояли своё «право голоса» — на ваш взгляд, получилось ли на первом референдуме развязать тугие узлы правового статуса Крыма?

– Осмысливая тот период, отмечу, что 60-е и 70-е годы в СССР именовались «эпохой застоя и геронтократии». Страна критически отставала в научно-техническом и технологическом развитии. Система планирования и оплаты труда, ориентированные на количественные показатели, например, по выплавке чугуна, стали не стимулировали предприятия и их работников на техническое переоснащение и выпуск высокотехнологической продукции.

Реформа А. Косыгина по переводу госпредприятий на хозяйственный расчет была призвана обеспечить им определенную хозяйственную и финансовую самостоятельность и стимулы к совершенствованию производительности труда. Но она не смогла преодолеть сопротивление отраслевых министерств, остававшихся полновластными хозяевами над предприятиями. Товары промышленного производства и народного потребления уже не могли конкурировать на мировых рынках. Да и внутри страны все больше предпочитали импортные.

Оставался определенный задел в космической и оборонной отрасли. И дело было не в социалистическом характере экономики, а в упорном сохранении административно-приказных бюрократических методов управления.

Заявленные союзным руководством в 80-х годах реформы по ускорению научно-технического прогресса и перестройке были провалены и воплотились в популистские кампании типа выборов директоров госпредприятий и борьбы с пьянством. Это ещё более дезорганизовало экономику и сократило доходы бюджетов. Зарплаты задерживались, а полки в магазинах становились пустыми…

– Но при этом ответственность перед населением за положение дел на своих территориях несли союзные республики!

– И это обстоятельство тоже влияло на ситуацию. Появились требования расширения экономической самостоятельности республик, они со временем трансформировались в политические. Готовилась почва для подъёма националистических настроений. Это породило межнациональные конфликты в Фергане, Сумгаите, Нагорном Карабахе, Абхазии, прибалтийских и других республиках. Союзный центр при этом демонстрировал полную беспомощность.

23 января 1991 года проведена денежная реформа и изъята из обращения «излишняя» денежная масса. Вслед за нею подняли государственные цены на продовольственные и непродовольственные товары. Жизненный уровень населения катастрофически падал. Через полгода в результате бездарного управления страной СССР распался.

Для Крыма этот период тоже был сложным. Постепенно всё разрушалось. Например, кампания по борьбе с пьянством обернулась вырубкой плантаций элитных сортов винограда и разорением винодельческой отрасли. Курортная сфера постепенно приходила в упадок…

– Но это не всё! Вспомните, долгострой Крымской АЭС привел к грубейшим нарушениям требований безопасности. Вдумайтесь: фундамент первого блока АЭС, сооружавшийся на краю разлома земной коры, заливался не непрерывным литьем и монолитом, а слоями и участками по мере получения средств и материальных ресурсов.

Поскольку Чернобыльская катастрофа всколыхнула всё общество, крымское экологическое движение организовало массовые протесты против этого строительства. И оно было остановлено. Огромные средства оказались потрачены зря. Жители посёлка атомщиков и строителей оказались без работы. Просьбы передать возведенные объекты под размещение оборонных предприятий, выводившихся из Молдавии, Минатомэнерго Союза отклонило. А местные власти, в том числе крымские, не имели никаких прав повлиять на союзное министерство.

Пользуясь установленным Совмином СССР порядком акционирования госпредприятий союзного подчинения, а к ним относилось более 80% промышленных предприятий страны, дирекцией АЭС с местным предпринимателем было учреждено акционерное общество, в уставной фонд которого передано имущество АЭС. Сколько таких объектов в стране оказались не завершенными или акционированными и приватизированными! Даже цеха оборонных предприятий преобразовывались в кооперативы.

Имела место деградация союзной системы управления, в ведении которой находилось, как уже отмечено, около 80% промышленного потенциала страны. И эта беда распространялась на все уровни. Накопился целый ком проблем — страна сползала в пропасть.

Национальный вопрос

– В Крыму была ещё одна проблема. Вопрос репатриации крымских этносов долгое время оставался открытым…

– Процессу возвращения насильственно выселенных народов препятствовала партийная верхушка Украины. Отмечу, что в России эти вопросы урегулировали ещё в 50-х годах прошлого века. В Крыму обустройство десятков, а затем и сотен тысяч депортированных совпало с глубочайшим экономическим кризисом конца 80-х — начала 90-х годов. Но не целесообразность, а справедливость требовала их решения. Общими усилиями всех крымчан, во многом вопреки позиции киевских властей, удалось найти компромиссы в этих вопросах.

На Украине в то время нарастали националистические настроения. В западноукраинских СМИ уже звучали лозунги: «Крым будет украинским — или безлюдным!». В этой ситуации было не до шуток. Необходимо было защищать права крымчан и статус Крыма в целом. Как оказалось, при передаче Крыма в состав Украины в 1954-м не были закреплены гарантии ни на языковые, ни на культурные, ни на национальные и религиозные права населения. Это стало толчком к проведению общекрымского референдума, на котором впервые в истории страны граждане сами приняли решение о статусе региона. В данном случае — о восстановлении статуса автономной республики.

Кровь и пот в борьбе за статус

– Вы участвовали в этом референдуме и наверняка помните, что в формулировке вопроса говорилось не только о восстановлении автономной республики, но и статусе субъекта Союза и участника Союзного договора.

– Принимая решение о проведении референдума, руководство Крыма учитывало решения союзных властей. Вокруг реформы СССР шли политические игры. Союзные республики требовали расширения полномочий, а Центр пытался нейтрализовать влияние недовольных путем увеличения количества субъектов Союза.

Союзным законом «О разграничении полномочий между СССР и субъектами федерации» в апреле 1990 г. автономные республики без согласования с союзными, в состав которых они входили, признаны субъектами Союза!!! К тому же 4-й статьёй закона уравнены их полномочия. Ею, цитирую, утверждалось, что «в области экономического и социально-культурного строительства на своей территории автономная республика имеет те же права, что и союзная». Без принципов разграничения вопросов ведения между ними! Отношения между союзной и автономной республиками предписывалось строить на основе договоров и соглашений.

Этот удар был направлен, прежде всего, по России, в составе которой в начале 80-х находилось 16 автономных республик, не учитывая автономных областей и округов. То есть больше, чем союзных республик в составе СССР. Этот замысел был откровенно обозначен уже на первом рабочем совещании по подготовке нового Союзного договора.

Вам доводилось участвовать в этом совещании и как-то влиять на ситуацию?

– Как народный депутат УССР от Крыма я участвовал в рабочей группе Украины на этом совещании. Тогда вице-президент СССР Г. Янаев предложил определиться с процедурой голосования. Поскольку автономные республики были признаны субъектами Союза и участниками Союзного договора, поэтому их представители были вправе голосовать самостоятельно. Эта позиция тут же была «горячо» поддержана представителями ряда автономий России.

На моих глазах разваливали Россию. Пришлось реагировать тут же. От нашей рабочей группы мы внесли предложение о том, что делегация союзной республики имеет один голос и включает в себя представителей автономных республик. После этого заседание постепенно свёрнули. Так Союзным центром была спровоцирована «война суверенитетов». Тем не менее, Ново-Огарёвский процесс подготовки Союзного договора проводился по предложенной нами процедуре. И Николай Багров участвовал в нём в составе делегации Украины, а представители российских автономий – в составе делегации России. Эта позиция была закреплена и в проекте нового Союзного договора.

– «Ура-патриоты» вас не поймут!

– В этом их проблемы. Через что прошла Чечня, все знают. Есть документальный фильм о встрече бывшего президента РФ Бориса Ельцина с представителем Чеченской республики, который заявил Ельцину, что они представляют равные субъекты и должны разговаривать на равных. Что касается Крыма, то 19 ноября 1990 г. РСФСР и Украинская ССР заключили Договор, которым признавалась территориальная целостность этих республик. Такова была официальная позиция на тот период.

Вот такая складывалась ситуация, и она усугублялась. В апреле 1990-го приняты закон «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» и закон о порядке выхода из СССР. Им предусматривалось, что в целях выхода из состава СССР союзная республика вправе провести референдум. При положительном решении устанавливается переходный период на пять лет и перед его окончанием проводится повторный референдум по этому вопросу, решение которого должно было стать окончательным.

Это во многом объясняет, почему ВС Крыма не выступил против общеукраинского референдума по утверждению Акта о провозглашении независимости Украины в декабре 1991 г. и не назначил свой референдум.

– Да, рассчитывали на переходный период, во время которого надеялись согласовать спорные моменты по новому Союзному договору, а затем определиться.

Союзным центром были созданы другие серьезные основания для конфликта с Россией. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1989 г. в ведении России предусматривалось закрепить часть промышленного потенциала, расположенного на её территории и производящего от 4-х до 27% от всего объёма продукции, выпускаемой в РСФСР. Остальная часть оставалась под руководством Союзного Центра.

Несколько больше предлагалось закрепить в ведении Украины и Белоруссии, а всем остальным республикам отводилось от 60 до 73 процентов. Тем самым решение вопросов союзного ведения фактически перекладывалось на экономики прежде всего России и в меньшей степени – Украины и Белоруссии.

Принятие этих официальных актов продемонстрировало полное бесправие союзных республик перед произволом Союзного центра.

Именно попытки реализации этих союзных законов дали толчок «войне суверенитетов». В ответ на акты Союзного центра дабы защитить свои права республики приняли декларации о государственном суверенитете и подняли вопрос о заключении нового Союзного договора.

– Что привело к такому кризису власти?

– Монополия одной партии на власть, верхушку которой устраивало ее положение. Она и в мыслях не допускала никаких его изменений. Сверхцентрализация полномочий союзным центром и полная бесконтрольность за его деятельностью. Абсолютная власть деградирует неминуемо. Если Союзным договором 1922 г. с учетом вопросов ведения Союза в союзном правительстве предусматривалось лишь девять наркоматов, то после принятия Конституции 1936 года количество этих ведомств увеличено до 62-х.

Отраслевые министерства Союза не подчинялись территориальным властям. За союзным центром закреплялось право на утверждение налогов и доходов, поступающих на образование бюджетов всех уровней, включая союзный, республиканские и местные. Никто больше не имел собственных источников дохода бюджетов. Поэтому в 80-х годах выдвинули требование о формирования бюджетов снизу.

В соответствии с 6 статьёй Конституции земля, недра, воды, леса и все объекты государственной собственности объявлялись всенародным достоянием. Порядок владения, пользования и распоряжения ими определялся союзным центром. Фактически весь экономический потенциал страны оказался в его собственности и управлении. Без выделения центром финансовых и материальных ресурсов никто не мог решать вопросы местного развития. Конституцией СССР 1977 г. вообще сняты ограничения численности союзных органов, и к середине 80-х годов их насчитывалось более 130.

Такую мобилизационную модель ещё можно допустить в предвоенный и послевоенный периоды на чётко определенных условиях. Но она не может существовать бесконечно, поскольку лишает самостоятельности не только субъекты федерации, но и местные органы, превращая их в просителей. А с другой стороны, наделяет партийно-управленческую элиту безграничной и бесконтрольной властью.

И она уже не представляет себя в ином качестве и под любыми предлогами избегает реформ и перераспределения полномочий. Именно поэтому назначенное на 20—22 августа 1991 г. подписание нового Союзного договора было сорвано ГКЧП. Это повлекло цепную реакцию принятия союзными республиками актов о независимости.

Точка бифуркации

– Похоже, что СССР находился тогда в точке бифуркации. События могли развиваться по разным сценариям. Но все-таки, можно ли было предотвратить распад большой страны?

— ГКЧП взорвал ситуацию, и она пошла по неуправляемому сценарию. Уже 2 сентября 1991 г. принято общее заявление президента СССР и высших руководителей 10 союзных республик о создании союзных координационных органов управления на переходный период. Со 2 по 5 сентября 1991 г. состоялся V съезд народных депутатов СССР, который принял закон «Об органах государственной власти и управлении СССР в переходный период».

В качестве временного органа высшего союзного управления учреждён Государственный Совет СССР в составе президента СССР и глав РСФСР, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Туркмении, Армении, Таджикистана, Азербайджана. Законом ликвидирован Совет министров СССР. Его функции перешли к Межреспубликанскому экономическому комитету. 14 ноября 1991 г. Госсовет принял постановление о ликвидации с 1 декабря 1991 г. всех министерств и других центральных органов государственного управления СССР. Де-факто СССР прекратил свое существование.

На 25 ноября 1991 г. назначили парафирование проекта новой редакции Союзного договора, но ни один из глав союзных республик его уже не подписал.

Сложилась патовая ситуация. 8 декабря главы Белоруссии, России и Украины в Беловежской пуще подписали Соглашение о создании Содружества Независимых государств, к которому 21 декабря присоединились другие бывшие союзные республики. Если не выдавать желаемое за действительное, то в тех обстоятельствах создание СНГ было единственным вариантом объединения части бывших союзных республик.

Но все-таки ключи «выхода из кризиса» я вижу в мудрости и дальновидности власти. Но эти качества тогда были в большом дефиците.

Трамплин в будущее

– Поэтому решение общекрымского референдума выполнено только в части восстановления автономной республики…

– Именно. Но оно имело огромное значение, поскольку впервые в истории страны прямым решением граждан установлен статус республики. И, несмотря на огромное желание киевских властей, ликвидировать автономную республику они уже не могли. Поэтому пошли по пути выхолащивания статуса и полномочий. О превратностях её судьбы в составе Украины нужен отдельный разговор…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.9 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Цеков — европейцам: Лучше один раз увидеть

.

Крым для России то же, что Косово — для Сербии

Константин Бахарев поработал на бизнесменов

Степан ВОЛОШКО