Крымское Эхо
Главное Мир

Ответы и приветы

Ответы и приветы

ИРАНСКАЯ БОМБАРДИРОВКА ИЗРАИЛЯ
В ШИРОКОМ КОНТЕКСТЕ БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ

Всё изложенное в этой статье нужно считать только субъективной точкой зрения автора, версией событий. Даже если кому-то она покажется надуманной, спорить пока рано: слишком мало проверенной информации.

Начнём с того, что после масштабной, но крайне незначительной по своим последствиям бомбардировки появилась информация, что Иран предупредил о ней заранее.

Reuters со ссылкой на турецкий дипломатический источник сообщило, что Иран заранее проинформировал Турцию о планируемой операции против Израиля. Пишут, что это произошло за 72 часа до начала атаки. Косвенно о предупреждении свидетельствуют котировки на биржах в пятницу 12 апреля.

Синхронно менялись цены на нефть и золото. И то, и другое всегда дорожает на фоне военно-политических кризисов на Ближнем Востоке.

Нефть

Золото

Оба этих ресурса стали резко расти в цене в пятницу 12 апреля, после обеда рост стал особенно сильным, но после 18-00 еще более резко пошёл вниз.

За 72 часа Иран предупредил об атаке на Израиль или позже – не столь важно. Важнее то, что скорее всего в пятницу вечером появилось непубличная информация, что ничего страшного не произойдет, бомбардировка будет, но без особых последствий.

Рост цен в пятницу был вполне объективен, в СМИ нагнеталась паника из-за возможного военного обострения. А вот очень резкое падение котировок этим объяснить уже нельзя. Напрашивается версия, что кто-то предупреждённый начал вечером в пятницу сбрасывать фьючерсы на нефть и золото, и они резко подешевели.

Возможен и другой, даже более вероятный, вариант: главным биржевым игрокам довели информацию, что для паники нет никаких оснований и по итогам ответного удара Ирана ждать нового витка цен не стоит.

Так и произошло. Есть ещё одна особенность иранской безобидной бомбардировки – это выбор времени для неё. В воскресенье биржи не работали, в течение дня весь ажиотаж вокруг атаки рассосался, и в понедельник торги нефтью и золотом шли уже в спокойном режиме.

Аналогично действовали США в 2018 году. Напомним, что ровно за шесть лет до нынешних событий, в ночь на 14 апреля 2018 года США, Франция и Великобритания нанесли серию ракетных ударов по правительственным объектам в Сирии. Предлогом было якобы применение 7 апреля правительственными войсками химического оружия в сирийском городе Дума. Серьёзных последствий у этого ракетного удара не было, он носил скорее символический характер.

Сейчас применение химоружия войсками Асада – это вторая пробирка Пауэлла, фальшивый предлог для военного нападения. Но тогда ажиотаж был весьма сильный. Всю неделю перед атакой Трамп потрясал воздух спичами в стиле американских евангелических проповедников, грозил карами небесными. Но закончилось всё пшиком, да и удар произошел в ночь на субботу, чтобы к понедельнику стало ясно, что военного обострения не будет. И биржи работали в режиме мирного времени.

Всё описанное выше не означает, что Иран занимается имитацией борьбы с Израилем.

Просто нужно понимать, что удары беспилотниками, ракетами по Израилю, Сирии, Ливану, Ираку – это такой способ коммуникации, принятый на Ближнем Востоке.

Именно поэтому Иран так долго тянул с ответным ударом по Израилю. Ведь угроза удара – это ресурс, которым можно распорядиться по-разному. А нанесённый удар – это, если не было хотя бы нокдауна, уже ресурс противника. Ибо он будет выбирать, как ему этот ресурс использовать. Такая трактовка обмена ударами относится к обстрелам как к коммуникации, а не акциям с чисто военными целями.

Обстрелы, ракетные атаки на Ближнем Востоке – это не войны, а способ коммуникации, поскольку нормально вести переговоры, без ультиматумов, угроз и признания сложившейся реальности в этом регионе давно разучились.

Впрочем, мир всё менее адекватно относится к сложившейся реальности и все больше принимает за таковую свои фантазии, представления о том, как должно быть.

Причём такое «должно» слишком сильно отличается у тех, кто должен договариваться.

Конфликт на Ближнем Востоке вокруг Израиля – это во многом конфликт воображений. Израиль воображает, что всё в Палестине – это его. Сторонники палестинцев думают, что им удастся загнать Израиль в границы до 1967 года резолюциями ООН.

Иран действует более расчётливо. У него есть объективное желание и потребность доминировать на Ближнем Востоке. Но как этого добиться, если большинство других стран региона объединены общей арабской идентичностью? Поддерживая палестинцев, беспрерывно грозя Израилю, Иран успешно манипулирует населением арабских стран. Правящие круги этих государств не прочь договориться и наладить отношения с Израилем. Но такое объединение – угроза интересам Ирана, вот он и воздействует на них через «арабскую улицу».

Оставим в стороне вопрос, на чьей стороне справедливость. Если мы считаем, что канон справедливости в международных отношениях существует, значит, признаём некие общие ценности для всего мира, которые должны быть обязательны для всех. Но политика России как раз исходит из того, что никто не должен навязывать такого рода ценности другим.

Такой холодный, реалистичный анализ последних событий на Ближнем Востоке должен включать в себя и вопрос: а что нам с того будет? Выгодно или нет это обострение России?

Поскольку ситуация крайне сложна, как в этом регионе, так и международном позиционировании России, то и простого ответа на эти вопросы быть не может. Придётся рассуждать по принципу: с одной стороны, с другой, а там и третья с четвёртой появятся.

Действия Израиля в Газе после 7 октября в целом были выгодны России. Это и отвлекло внимание от Украины, и задало новую рамку восприятия результатов военных действий.

После разрушительных, не считающихся с жертвами среди мирного населения бомбёжек палестинских городов, совершенно иначе воспринимаются действия российских войск на Украине. Достаточно сравнить реакцию Запада на удары по украинской энергетической инфраструктуре осенью 2022 года и сейчас. После того, как Запад ограничился мягкими увещеваниями Израилю, обвинять Россию даже в мире двойных-тройных стандартов не получается.

После 7 октября прошлого года существовала угроза, что администрации Байдена удастся под предлогом необходимости помощи Израилю разблокировать финансирование военных поставок Украине. В сентябре прошлого года республиканское большинство в Палате представителей конгресса США отказалось одобрять транши Киеву.

В октябре администрация Байдена подала новый законопроект, в котором помощь Израилю объединялась с финансированием киевского режима. Расчёт был простой: республиканцы всегда на стороне Израиля. Но не тут-то было! Трамписты отказались идти на такую примитивную разводку, и деньги Украине до сих не выделены.

Но бомбардировка Израиля Ираном, пусть и весьма безобидная по своим результатам, меняет ситуацию. И вот спикер Палаты представителей Майк Джонсон предложил свою модель распределения финансов Израилю, Украине, Тайваню и на разрешение мигрантского кризиса. Окажется ли эта модель рабочей, посмотрим, но угроза получения Киевом американских денег появилась.

Но есть и позитив: огромный расход боеприпасов израильским ПВО только на один масштабный удар. Теперь их нужно восполнить — ведь не факт, что не будет новой эскалации и нового удара со стороны Ирана.

А боеприпасы к западным системам ПВО сейчас в дефиците, значит, резко снизится вероятность их поставок Украине.

Есть ещё один плюс: украинцы воочию убедились, кто для Запада первого сорта, кто второго. Даже несмотря на то, что все предупреждённые Ираном понимали, что ничего сверхъестественного не будет, в воздух поднялись американские и английские истребители и даже сбивали иранские беспилотники. Перед началом атаки в небе на Ираком дежурил самолёт радиоэлектронной разведки США. Вернулся он на базу только после того, как Ирак закрыл своё воздушное пространство.

Есть ещё один конфликт на Ближнем Востоке, который мало заметен. Это противоречие между тем, как видят мир глобалисты, и существованием Израиля как классического национального государства, построенного по лекалам XIX – начала ХХ веков.

Как выглядело национальное государство в то время? Оно абсолютно суверенно во внутренней политике, никому не должно быть никакого дела до того, какими методами она осуществляется. Такое национальное государство проводило унифицирующую культурную политику, а если и позволялось существование территориальных гетто с нацменьшинствами, то лишь самому государству позволено определять, как там будут жить.

В этом смысле существование Израиля (а он может сохранять себя только в виде классического национального государства) противоречит устремлениям глобалистов. Отсюда и популярность, и обоснованность конспирологии о том, что Израилю осталось недолго жить. Отсюда и досужие разговоры о Новой Хазарии, которые так любят наши эстрадные конспирологи.

В этом разрезе Иран и Израиль сильно похожи друг на друга как государства, ставящие во главу угла свой суверенитет. Суверенность, историчность объединяет не только их, в этой же когорте и Россия с Китаем.

Но мир суверенных государств – это мир и конфликтов и согласования интересов. Вот только понимать свои интересы, договариваться об их согласовании с другими такими же носителями суверенитета разучились в мире евроценностей и порядкоправил, основанных непонятно на чём.

Поэтому удар Ирана по Израилю – это не только ответ на аналогичные действия последнего, не только демонстрация Ираном того, что он готов защищать свои суверенитет и интересы. Это и привет уходящему миру западной глобализации.

Ну и в заключение разбавим эти слишком серьезные рассуждения. У Ирана и Израиля нет общей границы, и как говорится, слава Богу. В борьбе друг с другом им приходится использовать территории и воздушное пространство соседей.

И здесь вспоминается одна деталь из роман-антиутопии Виктора Пелевина «iPhuck 10». В нём, помимо прочего, описывается мир будущего, где есть европейский халифат и некая восточная сверхдержава, которые обмениваются ракетными ударами. Но между ними – Россия, а она берёт плату за использование своего воздушного пространства для пролёта ракет.

Конечно, такой роли, что описывается в романе, хотелось бы и нужно избежать. Но, глядя на карту маршрутов иранских беспилотников и ракет, фото с их обломками на территории Иордании, понимаешь, что Пелевин в очередной раз показал себя пророком. Вот только с географией ошибся.

Многим нынешним странам стоит задуматься над тем, как правильно выбирать свою роль в мире.

По крайней мере, прозападной Иордании в ту ночь было несладко, а платить ей за использование воздушного пространства как Ираном, так и англо-американскими ВВС никто не собирался. Да и Сирия с Ираком оказались в таком положении потому, что не смогли в нужный момент обеспечить свой суверенитет, заигрывая с Западом, и сейчас им приходится выступать в роли территории.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.3 / 5. Людей оценило: 29

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

По ком смеялся Борис Джонсон?

России нужен крымский политический иммунитет

В степи под Херсоном готовят убийц

Оставить комментарий