Крымское Эхо
Архив

Мимо тыщи

Мимо тыщи

А, согласитесь, здорово «продинамила» Юлия Владимировна вкладчиков бывшего Сбербанка и его приемника Ощадбанка! Не ошибалась, знать, великая актриса Софико Чиаурели, незадолго до своей смерти говорившая о нашей «железной леди» «умная, энергичная, аналитичная, но … женщина». Развела-то Юлия Владимировна народ чисто конкретно по-женски: клятвенно божилась рассчитаться по советским долгам; бросалась на оппонентов, как наседка за цыплят; отчаянно противостояла скептикам; лила слезы в обиде за народ, из-за повышения курса доллара недополучившего по восемьдесят гривен; и тихо так соскочила с обещания выплатить эту злополучную тысячу, будто и не давалось оно вовсе. 

«Год назад я гостила у сестры в Аргентине, так родственники меня буквально бомбардировали sms-ками и требовали срочного отлета домой, чтобы получить эту клятую тысячу. Если бы вы знали, как я рада, что не поддалась этому массовому психозу, чувствовала, что это очередная политическая завлекуха! Жаль только, сестра очень переживала, так как за годы жизни за границей привыкла верить обещаниям властей и компенсировала мне неполученную тысячу гривен тысячей долларов», — со смехом рассказывает свою историю мастер производственного обучения Людмила Леонидовна.

«Я в эту авантюру со стоянием в очередях не ввязывалась – в первый раз, что ли, дурят нас, бедных, — говорит практичная по жизни женщина-экономист Валентина Тимофеевна. — У нас в отделе из семнадцати человек только одна сотрудница получила тысячу и то благодаря соседу-пенсионеру, выстоявшему за нее очередь».

Схожей позиции придерживается и аспирант Киевского политехнического института Сергей. «В отличие от большинства своих земляков-керчан, пинающих премьера по всякому поводу, — делится он, — я нахожу в ее действиях достаточно позитивных моментов, но проект с выплатой компенсационной тысячи не отношу к числу сильных – это чистой воды агитация и пропаганда в одном флаконе. Главное, что никаких дополнительных дивидендов на том же юго-востоке страны она бы не получила, даже если бы ей удалось выплатить не по тысяче гривен, а всю сумму с каждой сберкнижки. Люди бы и тогда считали, что они вполне заслуженно получили свои сбережения».

Студентка Киевского института гражданской авиации Марина, которой сберкнижка досталась как часть бабушкиного наследства, вообще всерьез эту затею с выплатой не воспринимает. «Мне пришлось пойти на уступку маме, которая постоянно теребила меня, чтобы я дала ей доверенность на регистрацию. Хорошо еще, что я не послушала ее и не побежала делать нотариальную доверенность на получение денег, а то бы только восемьдесят гривен зря потратила».

Старшему поколению, всю жизнь копившему деньги впрок, практицизм и ирония в отношении власти, присущие молодым, не свойственны. Они бросились за обещанной тысячей, как в атаку, расценив данный правительством шанс с учетом своего возраста как последний. С ночи занимали очередь в сберкассу, неделями пересчитывались, падали в обморок, насильно увозились «скорыми», наскакивали на милиционеров, мобилизованных для наведения порядка, по несколько раз переписывали разорванные тетради с записями очередников.

«Моя сватья заняла очередь с вечера, целую ночь просидела в машине сына, который специально пригнал ее к сберкассе, чтобы ей было где погреться», — рассказывает Лидия Борисовна.

«Моей сестре стало плохо в очереди, насилу откачали. О деньгах пришлось забыть, хотя они бы ей сейчас очень пригодились: здоровье совсем никудышнее», — печалится Анастасия Михайловна.

«Тьфу, на эту юлькину тыщу, — с обидой вспоминает стояние под сберкассой пенсионерка Галина Федоровна. – Деда моего парализованного пришлось с соседями в инвалидном кресле стаскивать с четвертого этажа, чтобы он лично получил эти деньги».

«Мы с зятем регистрировались друг за дружкой, но я получила деньги, а его в списках не оказалось – мою фамилию ошибочно внесли дважды, но нам так и не удалось доказать просчет в работе кассира, и он остался без тысячи», — Веру Ивановну переполняет возмущение.

«В 2009 году я получу российский паспорт и, несмотря на то, что я зарегистрировалась для получения денег еще в мае, мне их, по всей видимости, не видать: к тому времени я стану иностранкой», — сетует Татьяна Анатольевна.

«А я уж и не надеюсь получить эти деньги – возраст, знаете ли, такой, что дальше завтрашнего дня не заглядываешь: как никак, восемьдесят три, — обреченно говорит Лидия Емельяновна. – Запуталась премьерша-то наша в экономике, везде долги у нее. Кроме кризиса, то наводнение в Закарпатье, то взрыв в Евпатории – откуда на всех денег набраться…».

«Всё, Юле никакой веры! Обещала выплатить по тысяче до конца года – на куски разорвись, но выполни! Не сумела, значит, не лезь больше никуда!» — в эмоциональном запале судосборщик Игорь Анатольевич готов выковырять премьера с политического Олимпа, как изюм из булки.

Пессимизм и отрицательные эмоции сопровождают выплатную акцию премьер-министра на протяжении года. Оптимизма не внушают и высказывания сотрудников Ощадбанка, которые на все вопросы клиентов лишь разводят руками, потому что никаких обнадеживающих директив на места из Киева не поступало. «Регистрация по пятницам продолжается», — заверили в Керченском отделении Ощадбанка.

Но прежних ажиотажных толп в отделениях теперь не увидишь: люди стоят у окошка регистрации с видом обреченных, даже несколько стесняясь своей наивной веры в обещания правительства — просто потому, что подошла очередь использовать полученный месяцы назад талончик. Тем не менее, боевая и задиристая общественница-пенсионерка Людмила Ивановна, тоже, к слову сказать, не получившая обещанной тысячи, готова вцепиться в каждого, кто не верит, что деньги когда-нибудь приплывут к их кошельку. Но таких верных приспешниц у Юлии Владимировны в Керчи по пальцам пересчитать.

У входа в один из филиалов Керченского отделения Ощадбанка висит скудный список из семнадцати фамилий. В дате регистрации значится 29 февраля, ставшее последним счастливым днем для вкладчиков. Именно на этой дате все и застопорилось: как тут не поверить в проклятие високосного года!

«Я 29 февраля прошлого года стоял в сберкассе до упора, потому что накануне произошли какие-то изменения в режиме работы банка и регистрировали имевших талончики за несколько дней, — без энтузиазма припоминает свою эпопею Виктор Николаевич. – В списках долго себя не находил, жена уже начала смеяться надо мной, но все-таки деньги я получил и впервые за несколько лет съездил в гости к сыну и внучке в Киев на свои деньги, а не на «спонсорскую» помощь детей».

Тысяча гривен, поначалу казавшаяся свалившейся на голову удачей, оказалась не такой уж внушительной суммой. Татьяна Васильевна, зарегистрировавшаяся в первых рядах, весь год старательно подкапливала к полученной тысяче деньжат в надежде заказать новый зубной протез. Но не случилось: и сама тысяча заметно полегчала, и из пенсии выкроить не удается, и настроения никакого. «Мне посчастливилось вклиниться в очередь к соседке, поэтому для меня тысяча стала настоящим подарком. Я установила дверь в квартиру – как раз хватило на покупку, установку и обмыть с соседкой», — радуется Ольга Геннадиевна.

Юлия Ильинична, несмотря на больные ноги, выстояла очередь для невестки: «Они с сыном давно собирались заменить в моей квартире окно, но все никак не получалось с деньгами. А тут такая удача».

В основном на крупные покупки отважились все, кому хватило духу отстоять в сумасшедших очередях, не считаясь ни со здоровьем, ни с неспанными ночами. Никите Семеновичу их с женой двух тысяч хватило на кондиционер, а дочь с зятем, которым они держали очередь, купили холодильник.

Кое-кто, как всегда, отложил полученное на «черный» день. «Я взял деньги в долларах и не прогадал, — довольно потирает руки Александр Петрович. – Уж как меня дети ругали летом, когда «иностранец» подешевел, а теперь хвалят батю за предусмотрительность».

Алла Романовна, живущая в старом и малолюдном районе Керчи, получила деньги без особых хлопот: в близлежащей сберкассе очень маленькая клиентская база. Взяла в долларах и накануне зимы порадовала себя покупкой путевки на двоих с приятельницей в Ялту, потому что ее поездка пришлась как раз на сумасшедший взрыв курса американской валюты.

В Керчи таких предусмотрительно не верящих родной гривне оказалось большинство. По информации руководства Керченского отделения Ощадбанка, в долларах получили выплатную сумму 12 346 клиентов, в гривне – 4 326 человек.

Но цифры эти интересны не тем, что наглядно демонстрируют неверие родному правительству, отечественной валюте и украинской политике. Они, несмотря на малочисленность провинциальной Керчи, показательны в сумме, потому что дают представление о, с позволения сказать, масштабе компенсационных выплат вкладчикам бывшего Сбербанка. Против всех обещаний, облагодетельствовать народ сделать счастливыми всех не получилось. 16 672 керчанина «разорили» государственный бюджет всего-то на чуть более шестнадцать с половиной миллиона гривен. Так что из всех высказывавшихся «за» и «против» предпрезидентского пиара нашего премьер-министра стопроцентно оправдался прогноз банкира и всея политэлиты экономического советника Сергея Тигипко, который предрекал, что компенсационные выплаты существенно не повлияют на рост инфляции. Для ее зашкального подъема с лихвой хватило других благоглупостей отечественного политикума.

«Ожидание этих денег сильно напоминает мне стояние в очереди на квартиру в советское время. Мы себе жили, как умели и могли, а через пятнадцать-двадцать лет на голову сваливалась нечаянная уже радость. Наверное, и здесь так будет. Вот только те, кому эти деньги принадлежат по праву, до этого счастья вряд ли доживут”, — безрадостно резюмирует сварщик Александр Дмитриевич, потративший отпуск на очередь для восьмидесятилетней матери.

Фото вверху —
с сайта podrobnosti.ua

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украинские пограничники участвовуют в международных учениях

.

«Такого еще не было!»

Олег ШИРОКОВ

«Мэр года» с народом поговорить времени не нашел

Борис ВАСИЛЬЕВ