Крымское Эхо
Архив

Куда вас, сударь, к черту занесло?!

Куда вас, сударь, к черту занесло?!

Образование понесло невосполнимую утрату: учитель-мужчина стал уникальным, можно сказать, краснокнижным видом. Стандарт разделения профессий на мужские и женские в школе приобрел настолько законченный вид, что День учителя приравнен к 8 Марта. Мужчин действительно не так часто встретишь в учительской среде, поэтому у одного из последних могикан – директора керченской общеобразовательной школы № 25, депутата городского совета <b>Виктора Дахина</b> – мы поинтересовались, каким ветром его занесло в эту профессию и как себя чувствует мужчина в женском коллективе.

Виктор Дахин

Куда вас, сударь, к черту занесло?!
— Виктор Евгеньевич, вас привела в профессию хрустальная мечта детства, пример родителей, любовь к конкретному педагогу, простота поступления в вуз, куда парней принимали часто не за знания, а за брюки, или вы были подающим надежды спортсменом, которых в университеты и пединституты принимали с распростертыми объятиями?

— Мое решение было обдуманным, добровольным, взвешенным. В школе, где я учился, работали прекрасные учителя, великолепный директор, замечательно преподававший физику завуч, шла интересная жизнь. Мне с детства нравилось возиться с младшеклассниками, помнится, мы с ними принимали участие в подготовке к смотру строевой песни и заняли первое место в республике – триумф был невообразимый. Наверное, тогда что-то екнуло, и я решил, что окончу школу и буду поступать в университет.

Так и получилось – поступил на истфак. Очень любил историю, классный руководитель преподавала ее, и все были влюблены в этот предмет. И я, окончив университет, пришел работать в родную школу, задержавшись в качестве рядового учителя на одиннадцать лет. В тот период довольного много в школах было учителей-мужчин, треть коллектива точно. Совсем не так, как в моей нынешней школе, где мы с учителем допризывной подготовки – все мужское представительство.

— Тогда чему удивляться, что учитель считается женской профессией? И объяснение тому вроде как есть: воспитание – дело женское, а ниже чем в промышленности заработок только утверждает женские позиции в педагогике.

— Никогда не соглашусь, что учитель – профессия чисто женская. Если бы в школе было больше мужчин, образование только бы выиграло от этого. Мужчина в плане своей природы и склада ума отличается от женщины. Как правило, уроки педагогов-мужчин отличаются логической последовательностью, чего часто не хватает излишне эмоциональным женщинам.

А что касается заработной платы, здесь вы правы: она во все времена была низкой. Я вспоминаю себя молодым учителем — у меня всегда было полторы ставки. Но если в семидесятые-восьмидесятые годы зарплата выплачивалась стабильно, то в девяностые годы из-за невыплат школа потеряла многих великолепных педагогов и, наверное, тогда же – последних учителей-мужчин, потому что они не могли содержать семью.

Учитель и его ученики
Куда вас, сударь, к черту занесло?!
Да и сейчас зарплата школьного учителя не соответствует статусу мужчины: молодой специалист без стажа и категории получает за ставку примерно тысячу четыреста гривен. Я плохо представляю, как на такие деньги можно создать семью, потому что семья для мужчины — это прежде всего ответственность за жену и ребенка.

К тому же многие молодые люди не имеют собственного жилья, живут на квартирах – и это одна из ряда причин, почему в нашей профессии так мало мужчин. Конечно, со временем зарплата растет, стаж и категория увеличивают ее, но эти как минимум десять лет до получения надбавок надо как-то прожить, чтобы сложилась семья, были обеспечены дети.

— Среди выпускников пединститутов и университетов показательно много семейных пар.

— Когда оба учителя – это катастрофа, что в девяностые годы сыграло решающую роль в уходе из школ опытных педагогов. Я работал в то время в школе, где было много таких пар, и видел, какой катастрофой это оборачивалось для семей. Обидно, что именно в тот период школа потеряла прекрасных учителей. Ушли те педагоги, которые были незакомплексованными, четко мыслившими и точно формулировавшими себе задачи, — они сумели найти себя в другой профессии, очень многие – в бизнесе, и потом не вернулись в школу.

— Вспоминая свое школьное детство, могу сказать, что директорами школ женщин назначали редко: на город две-три. А сейчас женщины в руководстве учебными заведениями составили мужчинам жесткую конкуренцию.

— Времена меняются, эмансипация наступает, гендерное равенство требует паритета. В Керчи мы, мужчины, еще держимся на руководящих должностях и этим отличаемся от Симферополя, Ялты, Феодосии, где большинство директоров школ женщины.

— Как работается мужчине в женском коллективе?

— Я бы не сказал, что легко. Сложно работать – это я вам могу сказать сразу, потому что каждая женщина – загадка, а когда их полсотни – это очень много загадок. Они достаточно амбициозные, эмоциональные, с личными и семейными проблемами. Но я всегда говорю, что своими успехами и карьерным ростом я обязан этим женским коллективам: они профессиональны.

Четырнадцать лет я работаю в этой школе и могу отметить, что текучки практически нет: люди, которые удержались в школе в девяностые, составляют костяк коллектива. Очень хорошая сейчас тенденция на омоложение, и хотя далеко не у всех получается стать учителем, треть педагогов школы молодые учителя: значит, они закрепились, это будущее нашей школы.

— Кем вы себя больше ощущаете в женском коллективе – начальником или мужчиной?

— Однозначно не ответишь, бывает по-разному. Директором надо быть обязательно, потому что масса производственных и хозяйственных вопросов, где требуется жесткость в решении вопросов. А бывает, и просто мужчиной, который может и гвоздь забить, и помочь. У нас в 2010-м был ремонт, так я и ведра таскал, и подметал.

— А каждодневно?

— Своих педагогов я знаю много лет, и с профессиональной, и с человеческой стороны. У каждого своя жизнь, радости, огорчения, когда надо просто по-мужски поддержать женщину, утешить, дать ей понять, что ей всегда есть кому прийти на помощь.

— Не секрет, что в любом женском коллективе конфликт может возникнуть на пустом месте из-за разговоров о семье, муже, детях, нарядах. Бегут к вам в таких случаях как к третейскому судье?

— Что касается женских разборок, то увольте – в таких конфликтах я не судья – это ниже мужского достоинства. Я не вправе принимать чью-то сторону, когда женщины на повышенных тонах разбираются между собой, кто полнее и наряднее – мне это по-человечески неинтересно даже. Они сегодня поругались, завтра помирились, а мое вмешательство сделает меня врагом обеих, что убийственно для мужского и директорского авторитета.

— Как-то подобный вопрос – о мужчине в школе – я задала вашему коллеге, рядовому школьному учителю, и, по его мнению, женщины проявляют свои не лучшие качества, коварство и эмоциональность, когда идет дележка часов. И привел такой пример: женщина-учитель, живущая в материально обеспеченном мужем тылу, с остервенением воюет за часы, не понимая положение своего коллеги-мужчины – отца и кормильца семейства.

— Такие вопросы, как комплектование, наша администрация не решает втихаря. Но как руководитель я учитываю человеческий фактор и материальное положение учителей. Если у меня есть возможность добавить учителю с личными и материальными проблемами часы, я всегда это сделаю. Я не ущемляю материальных прав других, потому что стараюсь делать это с их согласия. Поэтому считаю, такие вопросы должны всегда решаться открыто, чтобы потом ни у кого не было повода домысливать, додумывать, интриговать.

— Есть какие-нибудь секреты выживания мужчины в женском коллективе?

(Смеется)» Наверное, да. Для того чтобы стабильно и спокойно работал женский коллектив при мужчине-руководителе, не надо никому из подчиненных отдавать приоритета, особенно на людях, показушно. Они в первую очередь мои коллеги, единомышленники, мы вместе прошли немало профессиональных и материальных испытаний, проверок и аттестаций, и мне льстит, что коллектив способен в нужный момент собраться в кулак и выступить в единстве.

А склоки, скандалы, интриги начинаются, когда руководитель явно выделяет кого-то в коллективе или становится на сторону одной какой-то группировки в коллективе, делит на наших и ваших. Мои учителя знают, что сплетни и наговоры на коллег я не воспринимаю, и они мне их в кабинет не несут. Разговоры только на предметные темы, а не то, что шепнула на ушко Марья Ивановна Наталье Сидоровне про Нину Алексеевну.

— Но нельзя же сбрасывать со счетов, что директор – мужчина, со своим мужским вкусом на женщин. Как выдержать баланс между мужчиной и начальником, не показать свои личные предпочтения, чтобы не обидеть всех остальных, не дать повода для интриг и жалоб?

— Я считаю, что в таких случаях самым надежным тылом является семья. У меня дома все нормально, и я считаю, что это очень многое значит в жизни каждого руководителя-мужчины. Я счастливый человек – у меня две радости в жизни: семья и работа.

— А детям не хватает мужчин в школе?

— Думаю, да. Мужчины-педагоги более фундаментальные. Я не хочу сказать, что женщины в работе поверхностны, но их природа – излишняя эмоциональность – выходит на поверхность отношений. Дети очень тянутся к учителям-мужчинам, особенно мальчишки, с которыми вместе могут погонять меч, пойти в поход.

— Недавний социологический опрос в тысяча первый раз показал, что учитель остается непрестижной профессией. Поэтому выпускники пединститутов и университетов находят массу уловок, чтобы обойти школу десятой дорогой.

— Многое поменялось в обществе, общественном сознании и общественной оценке труда педагога – теперь никто не раскланивается с учителем, снимая шапку. Я думаю, если бы правительство согласилось с нормальным и справедливым требованием зарплаты, равной средней по промышленности, — это многое бы поменяло.

— Россия пошла на такой шаг – сегодня средняя зарплата учителя в Москве пятьдесят семь тысяч рублей, почти две тысячи долларов, что позволило закрыть вакансии и привлечь в школы молодежь.

— В школе ни в какие времена легко не работалось, поэтому учительский труд – это безусловно – должен быть достойно оплачиваем. Если бы молодой специалисты-мужчины начинали с зарплаты вдвое больше нынешней, думаю, они бы оставались в школе. Ведь те мужчины, кто много лет работает в школе, бегают по подработкам в несколько мест, занимаются репетиторством – иначе не выжить.

— Много лет ведется разговор о намерении приравнять учителя к государственному служащему. Это, на ваш взгляд, подняло бы престиж учителя?

— Да, учитель выполняет государственный заказ, но однозначного ответа на вопрос о государственном статусе учителя у меня нет. Сегодня у начинающего чиновника не такая высокая зарплата, как многим кажется, даже меньше, чем у учителя. Я думаю, кардинально это ситуацию не изменило бы.

— Хороший выпускник университета или пединститута работе в школе предпочитает солидную фирму и получается, что школе достаются мозги по остаточному принципу.

— Проблема существует, но она не может решаться местечково – это государственная задача. Много лет говорят о престиже труда учителя, повышении его материального благосостояния, обеспеченности жильем, но ничего не доводится до конца, пробуксовывается. Престижность труда в любой профессии определяется все-таки достойной заработной платой и хорошими условиями труда.

 

Фото сделаны учениками директора школы

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Симферополь. 7 апреля

.

Рада назначила всех министров — СПИСОК

.

«Бульдозерной войны» не будет

Алексей НЕЖИВОЙ