Крымское Эхо
Архив

Милицейская джинса

Милицейская джинса

ПРИХОДИТЕ, БУДЕТ ИНТЕРЕСНО!

Если человек не хочет подписывать показания, что вы делаете?

– Выбиваем! – весело отвечает капитан милиции Сервер Кулиев.

– Выбиваете, понятно. А что выбиваете?

– Убиваем!<…> У нас даже мертвый пойдет, из райотдела! – обещает капитан. Все смеются.

Этот веселый диалог записан нами на диктофон 18 мая в Киевском райотделе милиции города Симферополя. Возможно, капитан Кулиев шутил, но у нас, возможно, нет чувства юмора или оно пропало после двух часов нахождения на его территории и под его «руководством».

Как мы туда попали? И за что? На первый вопрос сейчас попытаюсь ответить, на второй ответа ни у нас, ни у милиции не нашлось. Дело было так.

 

Перед зданием райсуда


Милицейская джинса
В Киевском райсуде началось слушание по делу Вадима Иловченко, который[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1935] продолжает утверждать[/url], что автозаправки на Центральном автовокзале Симферополя, где скапливается большое количество людей, быть не должно. 300 тонн бензина и солярки – опасное соседство для пассажирских платформ.

Пока суд заседал, а сегодня это продолжалось 10 минут (столько заняло чтение обвинения прокуратуры), группа поддержки Иловченко, как потом подсчитали, в количестве 8 (восьми) человек выстроилась перед крыльцом здания суда. Речей не говорили, лозунгов не кричали, движению не препятствовали, стояли с флагами.

Виталий Храмов, представляющийся правозащитником, перед камерой одного из крымских телеканалов рассказывал историю своего родственника – Иловченко, которого, по его мнению, преследуют по национально-религиозному признаку, и приводил результаты (точнее, их отсутствие) своей переписки с прокуратурой по этому вопросу.

Те же, в райотделе милиции»
Милицейская джинса
В тот момент, когда живой-здоровый и свободный Вадим Иловченко вышел из здания суда и стало понятно, что флаги можно сворачивать, к господину Храмову подошли трое. Двое – в милицейской форме (включая бронежилеты), один в штатском. Они попросили предъявить документы. Храмов беспрекословно достал партийный билет партии «Русский блок». Сотрудники милиции изъяли партбилет и попросили болельщиков Иловченко проехать в райотдел милиции якобы по просьбе начальника отдела.

Расселись по машинам: Храмов — в милицейский УАЗ-Патриот (патрульная машина с бортовым номером 111), другие – в свою машину, куда подсел милиционер. Пресса добралась своим ходом. В суматохе забыли героя дня: Вадим Иловченко добрался до отделения последним. Зато ваш корреспондент вполне сошел за пикетчика и вместе со всеми находился в милиции.

В райотделе все сначала потоптались в прихожей, потом нас пригласили пройти в кабинет. Хозяева кабинета молча сидели, сразу от нас отмежевавшись, не зная, кто мы и откуда, в беседу не вступали. Храмов позвонил адвокату. Через полчаса тихого сидения в кабинете нас попросили переместиться в актовый зал. Вскоре к нам присоединились депутат Олег Родивилов с двумя помощниками – Юрием Першиковым и юристом Жаном Запрутой.

 

Потом стали выяснять личности…


Милицейская джинса
Наконец появился начальник. Представился майором Андреем Спигиным и начал укорять присутствующих: зачем устроили несанкционированный митинг, неужели трудно было взять разрешение? Выясняется, что восьмеро из присутствующих уже числятся задержанными.

– Митинга не было, – в один голос уверяют они. – Митинг подразумевает наличие трибуны, усилителей звука, выступления ораторов. Ничего этого не было. Друзья и родственники пришли к зданию суда поддержать уважаемого Вадима Яковлевича.

Беседа протекает мирно, хотя в это же время двоих задержанных уже опрашивают насчет фамилии, места рождения и прочее в таком же плане.

Я показываю майору картинки на цифровом фотоаппарате: стоят несколько человек на тротуаре с флагами. Это митинг? Майор уходит якобы посоветоваться с начальством, больше не возвращается.

Сначала нас просто стерегли, ничего не объясняя»
Милицейская джинса
Сидим, ждем. Вадим Иловченко, он не задержан, свободно передвигается, приносит из магазина холодной минералки. Родивилов записывает по минутам, во сколько задержали, сколько сидим…

Приходит капитан Сервер Кулиев. Он вообще не в курсе того, кто мы и зачем здесь находимся. Требует объяснений по поводу происходящего.

– Нет, вы не поняли. Это мы требуем, чтобы нам объяснили, за что нас задержали и привезли в райотдел.

– А зарегистрированы ли присутствующие в журнале задержанных? – начинает свою юридическую казуистику адвокат Жан Запрута. Этим самым подает капитану счастливую мысль: сначала надо выяснить личности задержанных. – У всех есть документы? Нет? Звоните родным, пусть везут!

– Я из Севастополя, когда мне привезут документы?

– Вот до тех пор и будете сидеть, пока не привезут!

– Он защитник Графской пристани, у него медаль на георгиевской ленте золотая!

– А мой партбилет? Где он? – вспоминает Храмов, который уже успел под запись рассказать все о себе и своих 14 законных детях.

– Какой партбилет? – удивляется Кулиев.

– Пойдите на Куйбышевский ранок, соберите там 40 человек, требуйте документы и спрашивайте, что они там делали! – советует капитану адвокат.

– У нас только один актовый зал! – только это, как выясняется, мешает капитану последовать этому совету.

– Вы задержали людей под видом несанкционированного митинга, а теперь оказалось – для выяснения личности! – добивается справедливости Родивилов.

Задержанные чувствуют растерянность хозяев и добавляют громкости. Вскоре уже все кричат, как в опере, где каждый ведет свою партию. Но это уже не развлекает, потому что длится уже часа полтора.

Со стаканчиком чая приходит другой майор, начальник участковых, Андрей Свиридов. Как в игре в испорченный телефон, он вообще не знает, кто мы и почему собрались в актовом зале. Храмов обращается к нему, а он видит в руке Храмова казачью нагайку.

– А почему вы носите с собой холодное оружие? Вот за это вас и задержали!

– А остальных?

– А докажите, что это холодное оружие, а не часть моего национального костюма! – опять хор, все кричат.

– Отправим на экспертизу, докажем!

– Это милицейский произвол! – настаивает Родивилов.

Кулиев пробовал неуважительно высказаться в адрес адвоката Запруты, «вечного защитника казаков». Ему корректно напомнили, что гетманом казачества на Украине является президент Ющенко и процитировали строчки государственного гимна.

Через два часа стало ясно, что маразм крепчает, никто ничего не понимает и сделать ничего не может.

После признания капитана, вынесенного в начало рассказа, о том, что в милиции что-то выбивают, вашему корреспонденту это надоело, я встала и ушла, никто мне не препятствовал. Через полчаса позвонил Першиков и сообщил, что всех отпустили, потому что время приближается к шести. Партбилет «Русского блока» многодетному Храмову не отдали.

Следующее заседание по делу Вадима Иловченко назначено на 9 утра 28 мая. Приходите постоять у суда, будет интересно.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Все былое в отживших чувствах ожило…

Татьяна ГЛЕБОВА

Украина нуждается в федерализации

Сергей ПАХОМОВ

Поздравительное послание

.