Крымское Эхо
Библиотека

Командировка. Букет для мамы

Командировка. Букет для мамы

Часть 2-я

Начало здесь

 Верочка оказалась хорошей хозяйкой. Илью всегда ждал вкусный ужин с объятиями и поцелуями жизнерадостной жены. Иногда ужин приходилось подогревать несколько раз, ожидая прихода Ильи с работы.

Через пару лет Вера стала настойчиво расспрашивать Илью, в чём заключается его работа, требующая от него забыть о доме. Илья пытался отделаться шутками от нелепых вопросов. Она мало верила, что можно проводить на работе столько времени в выходные и даже в праздничные дни.

«Илья, дорогой, я научена горьким опытом, когда первый муж стал пропадать на научных конференциях и на бесконечных совещаниях. Я бы не хотела, чтобы подобное повторилось. Ты должен изменить своё отношение ко мне, уделяя больше времени нашему дому. У меня начинают сдавать нервы», — высказывала Верочка свою боль от наползающего по ночам одиночества.

Илья пытался спокойно говорить, что он доволен своей жизнью и что дорожит любовью Верочки. Но он не может изменить своего отношения к любимой профессии. Илья был уверен, что горячо любящая его Вера смирится и привыкнет к его неспокойной работе. Любовь, рождённая в юности, победит все преграды и неприятности.

Как-то возвратившись домой глубокой ночью, Илья не нашёл Верочку. В спальне на подушке лежала от неё записка: «Илья, я не могу переносить такую жизнь, постоянно ожидая тебя откуда-то пришедшего. Лучше жить одной. Ухожу к родителям. Кстати, признаюсь, у меня после неудачно сделанного аборта никогда не будет детей. А ты сильный, здоровый мужчина, можешь от любимой женщины иметь ребёнка. Спасибо за доброту. Прости ещё раз. Будь счастлив. Вера».

«Значит, всё-таки не судьба быть с первой любовью», – произнёс вслух Илья, скомкав записку.

***

Наступила осень, когда выпускники Высших школ милиции и юридических факультетов институтов и университетов стали приходить на должности следователей органов внутренних дел. Из областного милицейского аппарата пришла информация, что на вакантную должность следователя следственного отдела, руководимым несколько лет Ильёй, направляется молодой следователь.

Был обеденный перерыв, когда Илья, передумав идти в столовую, с удовольствием пил любимый кофе, заедая пирожками с повидлом, купленными по дороге на работу. В дверь кто-то постучал. Илья, не успев сказать «войдите», увидел входящую в кабинет стройную, спортивного телосложения девушку, счастливо улыбающуюся. В зелёных глазах, как говорят в народе, играли чёртики.

С порога девушка чётко сказала, что она направлена на работу к одному из лучших профессионалов следствия. «Меня зовут Евой, а полностью – Евой Игоревной», — проговорила жизнерадостная девушка, усаживаясь на предложенный Ильёй стул.

Илья, пытаясь также изобразить радость на лице, проглотив кусочек пирожка, гостеприимно проговорил: «Ну, раз Ева Игоревна имеет неудержимое желание работать под моим руководством, тогда составь мне компанию по распитию кофе, коротко рассказав о себе. Где ты жила, кто твои родители. Что тебя заставило избрать трудную, но интересную работу следователя».

Ева, делая маленькие глоточки горячего кофе, отказавшись от пирожков, сказала, что она из города, известным лечебными грязями. Илья сказал, что слышал о таком городке, но, к сожалению, никогда в нём не бывал, хотя не мешало бы подлечить колени, противно ноющие на непогоду. Ева заверила, что нельзя запускать ревматизм, чтобы не нажить болячек сердца. Её мама работает массажисткой в одном из санаториев. Если товарищ начальник надумает лечиться, то целебные грязи и руки мамы заставят навсегда забыть о болях во всём теле. Мама не замужем.

После того, как погиб муж — любитель-скалолаз, то есть, её папа, мама не стала искать для неё неродного отца. Родной отец остался лежать где-то среди суровых скал. В семье не осталось от папы ни одной фотографии. Мама сказала, что во время обрушившегося на неё страшного горя глупо все уничтожила, чтобы они не напоминали постоянно о счастливой жизни с любимым мужем. Ева родилась сразу после гибели отца. Воспитала мама и бабушка, часто приезжавшая для оказания помощи.

Выслушав ответы Евы на все вопросы, Илья отвёл её в пустующий кабинет, познакомив с ней следователей, набежавших в кабинет, узнав о появлении красивой девушки. Некоторые ребята были неженаты. Они наперебой стали просить Илью назначить приказом их наставником молодого следователя. Илья быстро всех успокоил, сказав, что наставником будет он сам.

Бойкий на язык холостяк следователь Серёга немедленно съязвил: «Надо же! Поэт, как в воду глядел, когда заявил на весь мир, что любви все возрасты покорны, порывы следователя при этом плодотворны». Хотел что-то ещё добавить к произнесенному, но увидев строгий взгляд начальника, умолк, демонстративно отвернувшись к окну, сделав вид, что его совершенно не интересует девушка-симпатяга.

***

Используя дружеские связи, Илья устроил Еву для бесплатного проживания в хорошее общежитие крупного завода. Она могла пользоваться столовой для рабочих завода, в которой можно было без особых трат поесть вкусно приготовленную разнообразную еду. Иногда Илья, направляясь пообедать в кафе, приглашал и Еву. И во время еды разговор шёл о работе следователя.

Как профессионал, Илья понял, что из Ева получится хороший специалист, имеющий прекрасные юридические знания. Нужен был опыт. Его с удовольствием ежедневно передавал Илья, строго контролируя все следственные действия способной и толковой, не по возрасту, девушки. Ева старалась точно выполнять указания грамотного наставника, привившего ей любовь к профессии.

Через полгода Ева могла самостоятельно проводить расследование по несложным уголовным делам. Настало время, ожидаемого Ильёй. Как-то, зайдя к нему в кабинет, Ева, глядя в глаза Ильи, выпалила: «Илья Олегович, прошу вас очень поручать мне расследовать серьёзные дела. Мне кажется, что я выросла из детских следственных штанишек. Вы не зря столько потратили времени на моё обучение следственному мастерству. Я сделаю всё возможное, чтобы вас не подвести. Хочу возвратиться в свой город, радуя маму своими успехами на работе. Жаль, что этого не узнает отец, передавший мне своё умение правильно и конструктивно мыслить. Мама говорила, что папа был толковым человеком, умеющим вести беседы на любые темы. Она ласково называла его всезнайкой».

Пока Ева высказывалась, Илья, глядя на её раскрасневшееся лицо с искрящимися зелёными глазами, глубоко вздохнув, подумал: «Мне бы такую дочку. А как бы радовалась мама, имея умную и красивую, что редко бывает одновременно, внучку. Увы, в этом направлении мой поезд безвозвратно ушёл». Илья боялся допускать мысли, что Ева покинет его отдел, как только в её городе появится вакансия.

***

Она появилась через два года. Еве самой не хотелось покидать город с ласковым морем, с постоянно летающими над ним чайками. Их гортанные крики тревожили душу, заставляя неотрывно наблюдать за красивым полётом птиц, резко падающим в море, и тут же поднимающихся ввысь с рыбкой в клюве.

Ева знала, как маме одной скучно и одиноко. Своим вниманием и присутствием хотела отблагодарить маму, отдавшую ей нерастраченную любовь своей жизни. За два года работы Ева один раз взяла отпуск, проведя его с мамой, рассказывая о прекрасном начальнике следственного отдела. Настоятельно просила приехать в город с ласковым морем, чтобы познакомиться с интересным работником милиции. Мама каждый раз обещала приехать в гости к дочери, но из-за потока больных, среди которых было много детей, нуждающихся в её помощи, так и не смогла выбраться.

После отъезда Евы Илья долго не находил себе места. Как бы он ни загружал себя работой, никак не мог привыкнуть к отсутствию Евы в казавшемся потемневшем без неё кабинете. Её редкие телефонные звонки ещё больше нагоняли тоску. Вспоминая Еву, Илья хотел представить её маму. Как она выглядит, чем занимается в свободное время, продолжает ли жить без мужского тепла и внимания.

Ева неоднократно приглашала в свой тихий небольшой городок. Бывало, вспыхивала мысль: «А не махнуть ли на грязевой курорт?» Тут же отбрасывал нелепую мысль. Странно выглядела бы надуманная встреча, навязавшая людям его появление. Часто из-за гостей хозяевам приходится менять весь устоявшийся уклад жизни. Илья не хотел своим присутствием портить кому-то настроение. Понятно, что мама Евы в знак благодарности должны была бы уделять ему время.

***

Едва из кабинета Ильи Олеговича вышла допрошенная женщина, кто-то осторожно постучал в дверь и тут же широко её распахнул. В кабинет с радостной улыбкой на счастливом лице и с искорками в зелёных глазах вошла Ева, держа за руку незнакомую женщину с лёгкой для её возраста походкой, о чём говорили красиво поседевшие некрашеные волосы, уложенные в аккуратную причёску.

«Дорогой Илья Олегович, познакомьтесь с моей милой мамочкой, согласившейся на путешествие в ваш город. Она давно не купалась в море. Пусть позагорает на прекрасном городском пляже. Я ей составлю компанию. Да ещё и вас прихвачу», — бойко проговорила Ева.

Пока Ева восторженно тараторила, женщина не отрывала от лица Ильи изумлённого, застывшего взгляда. Её лицо покрылось румянцем, отчего женщина стала напоминать засмущавшуюся девушку. Выскочивший из-за стола Илья осторожно взял протянутую руку мамы Евы. Почувствовав силу в женской руке, услышал слегка дрожавший голос: «Меня зовут Анастасией Петровной. Можете называть по имени. Меня это будет радовать, так как не буду чувствовать себя старушкой».

Крепкое пожатие руки, голос Анастасии Петровны о чём-то напомнило Илье. О чем именно, никак не мог вспомнить. Было что-то очень далёкое подзабытое прошлое. Илья с разрешения Анастасии Петровны сел рядом с ней, продолжая изучать манящие к себе черты немного побледневшего её лица.

«Молодёжь, — шутливо проговорила Ева. – Я вас оставляю, чтобы лучше узнали друг о друге. Какие вы оба хорошие. А я побегу повидаться с бывшими коллегами», — на ходу проговорила Ева, плотно прикрыв за собой дверь. В кабинете наступила тишина.

Анастасия Петровна, легко встав со стула, подошла вплотную к Илье, робко заговорив: «Илья, милый, неужели я так постарела, что ты не узнал меня? А я тебя узнала сразу. Не знаю, как я сумела заставить себя не брякнуться на пол. Видно, сказалась спортивная закалка, полученная в молодости».

И тут в голове Ильи, как в калейдоскопе, пронеслась ночь, проведенная с Асей. Плохо улавливая смысл услышанного, Илья стал подниматься на дрожащих ногах. Не сдерживая себя, крепко обнял Асю, осыпая ее лицо, голову, плечи горячими поцелуями, быстро повторяя одну и ту же фразу: «Господи! Неужели это правда?»

***

Они сидели, крепко сцепив руки. Говорила только Ева. Илья впитывал каждое произнесённое ею слово:

«Никуда я не уезжала, расставшись с тобой. Хотела, чтобы ты спокойно уехал, постепенно забыв девушку и ночь, с ней проведенную. Я специально не интересовалась, где и кем работаешь, даже узнав о своей беременности. Была уверена, что у тебя есть семья, а я стала виновницей нашего греха. Ни в коем случае не хотела принести любящей тебя женщине горе и страдание. Как только у меня стал вырисовываться животик, уехала в другой город, чтобы бабы не судачили за моей спиной как о девушке, нагулявшей неизвестно от кого ребёнка.

Первые годы по уходу за девочкой помогала мама. Хотя папа умер, она не хотела навсегда покидать Москву. Окончив специальные медицинские курсы, стала работать массажисткой в санаториях и частным образом. Мне нужно было зарабатывать деньги, чтобы поднять Еву на ноги, слепив из растущего ребёнка хорошего человека. Кажется, это у меня получилось.

Помогли и твои положительные гены, переданные моей любимой девочке. Об отце для неё придумала легенду, и она поверила. С моих слов её отец был прекрасным человеком. Она должна быть достойна памяти своего отца. И Ева постоянно стремилась к совершенству. Остальное ты знаешь.

Если ты захочешь со мной встретиться, не рискуя семейным счастьем, смогу ответить на все твои вопросы, если они у тебя появятся. А можем больше не встречаться. Пока жива, буду тебе благодарна за подаренную мне красавицу дочку с пронзительным, как у тебя, взглядом».

 Когда Илья бросился целовать Асю, чуть ли ни крича, что он, как перст, на этом свете, в дверях появилась Ева. От изумления у неё открылся рот. Хотела что-то сказать, но ничего не получалось. Ева не знала, как поступить. Никогда не думала, что тихоня Илья Олегович смог так быстро соблазнить её маму-недотрогу. Надо зарвавшегося мужика-ловеласа поставить на место, а маме сделать серьёзное замечание.

Освободившись от объятий Ильи, Ася, смотря полными слёз глазами на растерянную Еву, чётко проговорила: «Ева, моя хорошая девочка, прости меня за обман в отношении твоего якобы погибшего отца. Он жив, здоров и находится перед тобой. Знакомиться вам не нужно. Вы раньше меня были рядом друг с другом два года. Сядь, девочка. Тебе с папой сейчас всё расскажем. Ты умная. Должна нас понять. Жизнь удивительна своими неожиданными сюрпризами, один из которых достался нам троим».

Ева, ни слова не говоря, села на рабочее место Ильи и заплакала.

***

Войдя в дом Ильи, Ася и Ева вслед за ним прошли по всем комнатам, осторожно поглядывая по сторонам. Везде царил мужской беспорядок. Ася с радостью отметила про себя, что среди разброшенных носильных вещей ничего не было, что говорило бы о посещении или проживания в доме женщины. Пока Ася и Ева рассматривали обстановку в жилище одинокого мужчины, Илья на кухне вынимал из пакетов купленные по дороге различные продукты — фрукты, шампанское, соки и громадный торт.

Ужин готовили втроём, каждый показывая своё мастерство по приготовлению еды на скорую руку. Дружно подняли тост за встречу любимых людей, на время разлученных жизненными обстоятельствами. Ева, глядя на счастливые лица своих милых родителей, не удержалась и с девичьей прямотой откровенно сказала:

«Я завидую вам. Вы давно знаете друг друга. Потому неожиданная встреча на вас подействовала не так, как моя встреча с Ильёй Олеговичем, то есть с папой. Я столько лет прожила, твёрдо уверенная в гибели моего отца. И вдруг он оказывается передо мной живым, здоровым и жизнерадостным. Два года он был для меня Ильёй Олеговичем. Теперь я должна привыкнуть называть его папой. Поверьте, дорогие мои родители-грешники, быстро переделать себя психологически сложно. Но это будет приятной переделкой моего сознания. Вам благодарна своим появлением на свет».

Встав из-за стола, Ева подошла к сидящим рядом друг к другу родителям, весело и звонко чмокнув каждого в порозовевшие от волнения и от шампанского щёки. Илья подхватил на руки не сопротивляющуюся Еву и отнёс на её место, нежно погладив по голове. Потом, наполнив фужеры шампанским, неожиданно предложил выпить за командировки. Ася и Ева непонимающе глянули на Илью.

«Действительно, — торжественно начал Илья. — Хочу выпить за счастливые командировки, которые я никогда не любил и старался от них отделаться всеми правдами и неправдами. Но однажды кто-то свыше наградил меня сказочной командировкой, подарившей мне самых дорогих на свете милых красивых женщин. Видно, так было назначено судьбой. Раньше я думал, что мне досталась несчастливая судьба. Ошибался. Я оказался, пусть с опозданием, но самым счастливым мужчиной».

***

Утром Илья предложил Асе и Еве вместе с ним съездить на могилу его мамы. Пока обе крепко спали, Илья в цветочном магазине купил громадный букет любимых мамой садовых цветов – хризантемы. На кладбище цветы положил у основания памятника с искусно выбитым портретом женщины, давшей ему жизнь. Взяв Еву за руку, Илья, глядя на портрет, тихо проговорил: «Дорогая мамочка. Я выполнил своё обещание. Сейчас ты смотришь на родную внучку. С нами стоит её мама, моя жена».

Из-за набежавших на глаза Ильи слёзы портрет мамы стал туманиться и двоиться. На какой-то миг ему показалось, что губы мамы чуть дрогнули, и едва заметно улыбнулись.

 Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О деньгах

Я был легко обманут

Игорь НОСКОВ

И помнит мир спасенный

Юлия МЕЛЬНИК

Оставить комментарий