Крымское Эхо
Главное Экономика

Сколько еще выдержит украинская экономика?

Сколько еще выдержит украинская экономика?

ЭКОНОМИКУ БУДУТ СЧИТАТЬ ПО ОСЕНИ — ЕСЛИ, КОНЕЧНО, БУДЕТ, ЧТО СЧИТАТЬ

На этой неделе было много экономических новостей с Украины. Раньше информация о том, как после начала спецоперации функционирует экономика, которую и в мирное время постоянно лихорадило, была весьма отрывочной. Тем не менее, все время оставался актуальным вопрос о том, как выживает украинская экономика, когда экспорта через черноморские порты нет, когда так или иначе приходится переключать инфраструктуру на нужды армии, когда значительная часть экономически активного населения сбежала за границу?

Долго ли способна функционировать украинская экономика в таком режиме? Попробуем с этим разобраться.

Дело в том, что в условиях военных действий экономические чрезвычайные меры на Украине приняты только в финансовой сфере. В сфере управления материальной экономикой ничего не делается — и скорее всего потому, что специалистов, способных управлять материальными ресурсами, а не финансовыми просто нет. Последних прогнали в 2014 г.

Много разговоров об агроэкспорте, а о других сферах экономики практически ничего не слышно. Украина сама уверовала в свою агросверхдержавность и не обращает внимания на другие отрасли. Но у украинского сельского хозяйства есть одна особенность: оно мало что дает другим отраслям экономики.

Можно получать рекордные валютные поступления от экспорта, как это было до конца февраля, но при этом значительная часть этих денег тут же будет уходить на импорт. ГСМ, удобрения, посадочный материал, сельхозтехника – все это Украина импортирует, в своей экономике остается только скудная зарплата работников да сверхприбыли хозяев агрохолдингов. Правда, последние тоже в значительной степени уходят на офшорные счета.

В отличие от агробизнеса, другой локомотив украинской экономки – металлургия – гораздо больше значит для внутреннего рынка, поскольку уголь и железная руда свои, обогащение руды и производство кокса тоже делается на своих предприятиях. Полная производственная цепочка вплоть до инструментальных сталей и ферросплавов.

Даже значительную часть оборудования для шахт и металлургических заводов производили на украинских заводах — правда, часть этого была утрачена в 2014 г., а часть теряется прямо сейчас: с заводов Краматорска вывозится оборудование уникальных машиностроительных предприятий, оставшихся со времен СССР.

Все эти производственные цепочки сейчас рухнули. В начале июля в интервью украинский бизнесмен Сергей Тарута на вопрос: «Как сейчас выживает украинская металлургия?» — ответил:

«Она наполовину умерла. Сейчас индустрия не работает, есть только одно дыхание. Невозможно на Запорожстали, на «Дзержинке» и – не знаю, что происходит в Кривом Роге – обеспечить отгрузку. Ситуация была очень критичной по Авдеевке, коксом можно быть обеспеченным только из Авдеевки».

Думается, что оценка «наполовину умерла» серьезно завышена. Падение производства явно более существенное. Можно продолжать копать железную и марганцевую руду, только вывезти ее из страны – проблема, а цепочки по переработке разорваны.

На этой неделе было объявлено, что крупнейшее металлургическое предприятие Украины – Криворожсталь, принадлежащее ТНК АрселорМиттал, с 1 августа переводит сотрудников на 2/3 рабочего времени с соответствующим снижением зарплат и останавливает работу горно-обогатительного комбината. Также предприятие перестанет выплачивать зарплаты мобилизованным на войну сотрудникам, но сохранит за ними рабочие места.

Выплата 2/3 зарплаты – это по сути оплата в условиях простоя, в прошлом году металлурги изрядно поднакопили жирка за счет сумасшедших цен на металл в мире и пока способны делиться с работниками. Но в 2022 г. цены на продукцию черной металлургии серьезно упали. Так что металлургия уже не локомотив украинской экономики, а так – дрезина с перспективой полной остановки.

Другим маркером стало сообщение Forbes, что с начала проведения спецоперации Ринат Ахметов потерял 64% состояния: если в начале 2022 г. его бизнесы и собственность оценивалось в $13,7 млрд, то в июле – уже в $4,9 млрд. Азовсталь и завод им. Ильича – это серьезные потери, но это явно даже не половина его бизнес-империи. Есть еще гиганты Запорожсталь, Павлоградуголь, железорудные месторождения. Плюс бизнес Ахметова представлен далеко не только в металлургии, он владеет серьезными активами в энергетике, а Украина сейчас экспортирует электроэнергию в Евросоюз, так как собственное потребление резко упало.

Поэтому сейчас государственный бюджет на Украине формируется за счет продажи долларов и евро западной финансовой помощи. Казалось бы, что в этом такого? Не все ли равно, откуда валюта: от продажи продукции на экспорт или от прямых вливаний. Но чтобы продать нефть, зерно или промышленные товары, необходима работа десятков предприятий по производству нужных товаров, оборудования, перевозки, хранения и т.п.

Все эти производственные и логистические цепочки дают людям работу, создают добавочную стоимость, обеспечивают функционирования инфраструктуры.

Если просто продавать валюту, то ничего этого работать не будет, а это ведет к деградации инфраструктуры и рабочей силы. Ситуация знакома нам по 90-м, только сейчас все будет происходить намного быстрее.

Но наиболее красноречиво состояние украинской экономики засвидетельствовали дефолты государственных компаний – монополистов в энергетической сфере.

Первым начал этот процесс «Нафтогаз Украины». Несмотря на то, что главный источник его доходов – транспортировка газа по трубопроводам из России в Европу – продолжает исправно функционировать, а Россия платит за транзит газа, Нафтогаз обратился к держателям своих еврооблигаций с предложением отсрочить выплаты процентов на два года.

Кредиторы с этим не согласились, ибо прекрасно осведомлены о том, что его финансовое положение пока вполне нормально. Помимо транспортировки газа, дочерние компании Нафтогаза добывают нефть и газ (эти регионы не пострадали от военных действий), население продолжает платить за газ, так что с долгами он вполне способен рассчитаться.

Это признавал и сам Нафтогаз, и готов был рассчитываться по облигациям, но правительство Украины запретило платить. Руководству компании осталось только предложить держателям евробондов соглашение на отсрочку выплат, сославшись на распоряжение правительства Украины.

Общая сумма обязательств по облигациям составляла более 1,4 млрд долларов, но в данный момент руководство Нафтогназа просило правительство одобрить погашение части задолженности в размере 335 миллионов. Это очень небольшие деньги для нефтегазовой отрасли Украины, но и их украинский кабмин не разрешил вывести из страны. Дело в том, что их придется снять со счетов банков, а способны ли они рассчитаться в таких объемах со своим клиентом – большой вопрос.

Нафтогазу же, чтобы обеспечить газом отопительный сезон, нужно купить на европейском спотовом рынке 3-5 млн куб газа, в нынешних ценах на это нужно не менее 6 млрд долларов. Нафтогаз планировал взять эти деньги в долг, а рассчитаться с ним — обобрав потребителей. Теперь же никто не даст взаймы компании, которая официально отказалась платить по своим обязательствам, хотя и была способна это сделать.

Получается, что своим решением запретить выплату процентов по облигациям Кабмин Украины по сути отказывается от обеспечения газом отопительного сезона. Видимо, не видит себя в это достаточно близкое время.

Дальше – больше. Правительство Украины поручило Укравтодору и Укрэнерго начать переговоры об отсрочке платежей. Не знаю, что там с финансами у Укравтодора, скорее всего, печально, но Укрэнерго – это, как и Нафтогназ, тоже вполне устойчивая компания, зарабатывающая на транспортировке электроэнергии по магистральным линиям. Выше уже было о том, что для Украины стал подарком энергокризис в Европе, и ЕС покупает сейчас серьезные объемы электроэнергии, ставшие на Украине лишними из-за остановки заводов и бегства населения.

Российская армия пока бережно относится к украинской энергетической инфраструктуре, хотя могла бы уничтожать трансформаторные подстанции и тем самым вынудить остановить атомные электростанции и не только погрузить Украину во тьму, но и лишить возможности продавать электроэнергию в Европу.

В результате такого решения украинского правительства Укрэнерго предложило инвесторам отсрочить купонные выплаты и перенести дату погашения еврооблигаций устойчивого развития на ноябрь 2028 года. Принцип «или осел, или падишах» универсален.

Такие действия киевского правительства стали серьезным сигналом для внешних кредиторов, что украинская экономика заканчивается. Об этом прямо стали сообщать ведущие западные СМИ.

Немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung пишет об угрозе дефолта Украины:

«Западные правительства помогают Украине миллиардными грантами и обязательствами. Также, вероятно, будут проведены консультации с частными кредиторами. Но рейтинговые агентства уже вынесли свой вердикт платежеспособности страны».

Имеется ввиду то, что рейтинговое агентство Fitch Ratings уже понизило долгосрочный рейтинг дефолта Украины в иностранной валюте с уровня «ССС» до «C». В системе рейтинга этого агентства такой уровень означает «Близки к дефолту с небольшим шансом возврата средств». Следующим уровнем в этой системе оценки будет именно дефолт.

Аналогично The Wall Street Journal пишет, что объявленный Нафтогазом дефолт по еврооблигациям может грозить Киеву серьезными экономическими последствиями. Неисполнение обязательств одним из крупнейших украинских налогоплательщиков – это прямой подрыв доверия к возможностям выживания экономики страны. Держатели ценных бумаг в сложившихся обстоятельствах могут потребовать их досрочного погашения – пишет The Wall Street Journal.

Секрет таких явно необдуманных действий украинского кабмина прост: сейчас ежемесячный дефицит бюджета около 5 млрд долларов. Об этом заявил советник украинского президента по экономическим вопросам Олег Устенко:

«Госбюджет у нас имеет в месячном выражении дефицит около 5 миллиардов долларов. А мы планировали, что это 7 миллиардов будет на весь год, а получили в месяц. Я бы ожидал, что к концу года у нас будет глобальный дефицит бюджета около 50 миллиардов долларов. Это будет около 30-35% нашего ВВП».

При таком дефиците правительству придется изъять все излишки денег у государственных компаний, а потом – хоть потоп, хоть чума, хоть землетрясение. Начинает работать принцип «Умри ты сегодня, а я умру завтра».

На этом фоне глава Нацбанка Украины Кирилл Шевченко заявил о намерении до конца года достичь договоренности с Международным валютным фондом о кредитной программе на 15-20 млрд долларов. Однако последняя финансовая транзакция Украине от МВФ была в марте – экстренная финансовая поддержка в размере 1,4 млрд. После МВФ ничего не давал. В честь чего он решит одолжить на порядок больше с гораздо меньшими перспективами – непонятно. У МВФ все-таки серьезные правила финансирования и контролируется он не только США.

Такие планы Нацбанка Украины говорят о том, что там предвидят резкое сокращение прямого финансирования украинского бюджета со стороны ЕС и США. Скорее всего военные усилия Украины финансировать они будут, поскольку задача максимизировать ущерб России остается, а вот гражданские расходы – нет. Как будет выживать тот последний украинец, до которого предписано воевать киевскому режиму, Западу не интересно.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.9 / 5. Людей оценило: 15

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О работнике его Балде

Ольга ФОМИНА

Из чего получим электричество

Ольга ФОМИНА

10 тысяч грузовиков проехали по Крымскому мосту за первую неделю октября

.

Оставить комментарий