Крымское Эхо
Архив

Когда вещи из секонда унизить уже не могут

.

Лучшая реклама


Когда вещи из секонда унизить уже не могут
Отстояли его предприниматели в борьбе с правительственным уполномоченным по дерегуляции хозяйственной деятельности Михаилом Бродским, хотя и с потерей козырных рыночных мест. Но тема оказалась настолько животрепещущей для народных избранников, что они решили вернуться к ней. Как говорится, кто про что, а вшивый – про баню. И цели все те же благие перед собой поставили: «стабилизация работы отечественных предприятий отрасли, увеличение объемов производства высококачественной продукции для украинского потребителя, недопущение реализации на внутреннем рынке Украины одежды и обуви, бывших в употреблении в целях обеспечения защиты жизни и здоровья людей, а также предотвращение причинения возможного вреда окружающей среде».

Что тут скажешь – государственники. Им бы еще пример показать своим внешним видом, одеваясь не в брендовые импортные тряпки, а в костюмчики отечественного производства – цены бы таким защитникам отечественной экономики не было бы. Так нет же – в этом вопросе у партии власти с оппозицией полное единодушие: что Анна Герман, что Людмила Денисова одинаково брендовые тетки: что там платья – у них даже аксессуары не из магазина, а от дизайнера.

У народа вкус не хуже и чувство стиля присутствует. Проблема лишь в том, что реализовать свое умение модно одеваться не удается из-за нехватки средств. Когда больше половины зарплаты тратится на унитаз, не меньше трети оставшегося спускается в прожорливое ЖКХ, то со вкусом и стилем остается топать в секонд-хенд. Замечено, чем хуже живется в стране, тем выше популярность секондов, животрепещущий ин терес к которым не убило почти трехкратное повышение цен. В Житомире, например, открытие нового магазина секонд-хенд покупатели отметили такой давкой, что их напора не выдержал эскалатор.

Волшебное слово «привоз» действует на покупателей магнетически. Не так давно в Керчи открылся секонд с рекламой «Товары из Европы», где, по рассказам очевидцев, в дни новых поступлений вещи не покупают – их, по меткому выражению, «гребут». По пятницам туда съезжается полгорода и сметает все – от нижнего белья до дубленок. Товар выносят мешками, чего рыночные торговцы и продавцы бутиков отродясь не видывали.

Если кто после этого решит, что в Керчи все поголовно нищие, то глубоко заблуждается – публика в такие дни состоит преимущественно из дамочек, знающих цену брендовым вещам. Это уже на распродажи подтягиваются те, кто считает каждую копейку и покупает три вещи на пять или десять гривен. Бороться с секонд-хендом также бесполезно, как с долларом. Ввозить не перестанут, а магазины заменят «квартирниками».

Владелец самого популярного нынче магазина секонд-хенда в Керчи уверен, что его бизнес нужен не только ему самому. Он-то как раз со своими деньгами найдет, чем заняться в случае закрытия, а вот для покупателей и сотрудников это станет настоящим ударом. «Сейчас каждый магазин кормит несколько семей. Закроют, значит, придется или лапу сосать, пока не устроишься на новое место, или идти в Центр занятости и садиться на шею государству».

Большинство покупателей «ведется» на секонд доступной ценой, но подавляющим их число не назовешь: немало таких, кто идет в магазины «из вторых рук» за качеством. Здесь можно «наскочить» на абсолютно новые вещи, которые попадают в наши секонды из благотворительных фондов и прошлогодних коллекций магазинов модной одежды. Да и на просто добротную классическую вещь удается набрести, что не выходит из моды несколько лет кряду. Здесь часто одеваются офисные работники, от которых требуется соблюдение определенного дресс-кода, сюда постоянно наведываются родители малышни и школьников, на которых, что называется, не напасешься, заглядывают рукодельницы – за любопытными аксессуарами и все, кто привык обновлять гардероб к каждому сезону.

«Будь у людей деньги, они, наверное, не толпились бы в моем магазине, — говорит владелец секонда. – Но купить хорошие джинсы можно только в наших магазинах, где товар с бирками от европейского производителя стоит восемьдесят-сто гривен, а не триста-пятьсот от китайского на рынке. Я сам одеваюсь здесь. Взял кожаные ботинки немецкой фирмы и носить буду лет пять, пока не надоедят окончательно, а купи на рынке – в лучшем случае отходишь один сезон». И он прав. Товар среднеевропейского ценового сегмента стоит на Крещатике от тысячи до полутора тысяч гривен, в секонде он обходится максимум в сотню, а носится одинаково годами, несмотря на то, что приобретенную в магазине «из вторых рук» вещичку уже кто-то в Европе сезон как минимум оттаскал.

Избирателям, конечно, приятно, что депутаты так озабочены их гардеробом. Но кто бы из них дал себе труд задуматься, как отразится очередная запретительная идея на среднем украинце. Черт с ней, этой модой – в конце концов, женщина с руками и мозгами всегда найдет способ – отрезать, пришить, связать, накинуть шарфик — обновить сто лет ношенную тряпочку. Не баре: пять лет относили – еще от пары годков не переломимся.

Но когда приспичит новая вещь, то без секондов любой товар на рынке и в бутике подорожает в разы: так всегда случается в отсутствии конкуренции. Пока в девяностых не стали повсеместно появляться секонды, рыночные торговцы и владельцы первых бутиков чувствовали себя хозяевами положения. Они и сейчас при слове «дорого» любят «опустить» покупателя, отправляя того в секонд, но на самом деле прекрасно видят, как он планомерно уходит от них. На Центральном рынке Керчи развалы секонда занимают треть территории, отведенной под торговлю вещами, то в одном, то в другом районе города появляется новый сетевой магазин секонда, в частном секторе и в гаражах действуют «закрытые» лавочки с товаром из вторых рук.

Побороть эту тряпочную мафию отечественной легкой промышленности не под силу, потому что ее в экономике Украины практически не существует. От того, что сегодня закроют все секонд-хенды, завтра она не заработает и вновь придется кланяться китайцам с турками, чтобы не оставили голыми и босыми, Бизнес на вещах из вторых рук – такой же, как любой другой, и «крышуется» теми же самыми чиновниками и депутатами, имеющими на нем навар. Единственное их непатриотичное отличие от противников секонда заключается в разных сферах бизнес-интересов: кто-то лоббирует поставщиков секонда, кто-то – поставщиков брендовых вещей, а кто-то и вправду отечественную легкую промышленность, по бросовым ценам работающую на известные европейские марки. Вот и весь патриотизм, вот и вся подоплека защиты интересов отечественного производителя.

Смешно слышать, когда чиновники и депутаты пытаются погнать волну патриотизма на собственные бизнес-интересы, говорят об унижении нации секонд-хендом и пекутся о женщинах, перемывших задницы всем старикам Европы. Секонд-хенд – это результат текущего состояния отечественной экономики и государственного управления ею, что вышвырнули из страны высококлассных специалистов на поиски неквалифицированных рабочих мест в России и Европе. Это, конечно, занадто, когда гражданка Украины с двумя высшими образованиями моет задницу безграмотной итальянской старухе и надеется получить за десять лет возни с чужими горшками четыреста евро пенсии. Вещи из секонд-хенда ее унизить уже не могут. Как и всех остальных, кому патриотично приказано жить на тысячу гривен в месяц.

Фото автора


и с сайта delfi.ua

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Еще не спасена – уже спасает

Марина МАТВЕЕВА

В День Победы у Большого

Борис ВАСИЛЬЕВ

О сносе Поклонного креста в Феодосии