Крымское Эхо
Руина

Какой президент, такие и люди

Какой президент, такие и люди

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ОДНОГО СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

Кто он — трус? Недалекий человек, судьба которого случайно занесла на высоту, ему не предназначавшуюся? Вообще, кто он такой? Почему, выбирая президента, мы ничего не знаем о его человеческих качествах — да и возможно ли с ним вот так познакомиться, рассмотреть его главные качества в «мирной жизни»?

Закончила просматривать почти семичасовую запись допроса на суде Виктора Януковича. В понедельник он давал свидетельские показания по делу обвиняемых сотрудников «Беркута» — это классическое майданное дело. Кто бы сомневался, что разговор пойдет куда шире, нежели установление вины правоохранителей. Оно и пошло…

Позволю себе поделиться впечатлениями от увиденного-услышанного. И первое, о чем записала в блокноте — …про украинский язык. Я давно его не слышала в таком объеме — нет, понимать его я не перестала. Наоборот, я удивилась тому, как мне, русской крымчанке, сейчас легко обходиться без него. Раньше он был нужен прежде всего для общения с украинской властью: требовалось тщательно вслушиваться, мысленно переводить, на что тратились силы и ускользала суть. Вот, как сейчас — при просмотре этого судебного заседания. Наверное, поэтому так часто ставила на паузу…

Нет, что ни говори, а родной язык — это наша надёжа и опора. Во многом это он вытолкнул нас в марте 2014-го к избирательным урнам. А ведь сколько все украинские годы приходилось писать, уговаривать «вождей» не трогать языковую сферу, не лезть туда своими грязными лапами!

Следующая моя запись касается… кашля. В Киеве то и дело люди, присутствующие в зале, заходились в простудном кашле. В Ростове, откуда вещал экс-президент, такого не было. Ага, решила я, дело известное, в 90-х мы это проходили: когда дома холодно, мы болеем и кашляем. Этот признак мне многое рассказал.

Может, именно поэтому, подумалось мне, тон судьи был какой-то такой, сочувствующий. Местами, я бы даже сказала, заискивающий. Во всяком случае, так говорят с тем, кто сейчас в опале, но вполне может стать главным над всеми. Конечно, это мне показалось, но судья на фоне пана Луценко, который сейчас в Киеве хулиганствует в должности генпрокурора, выглядел вполне себе «лагидно» и политкорректно. Даже обвинители быстро подчинялись замечаниям судьи и меняли чересчур агрессивный тон.

Гособвинитель построил свою тактику на том, что требовал с Януковича сказать, с кем он разговаривал по телефону, скажем, в 8.51 утром 20 февраля 2014 года и разговор длился до 9.12. О чем говорили?! Его каждый раз убеждали, что экс-президент не помнит, не знает вообще никаких телефонных номеров, но тут поднималась некая пани и вопрошала: «О чем вы подумали, когда проснулись утром такого-то февраля?»

Впечатление, что люди в том суде при солидных должностях не закончили еще первый класс общеобразовательной школы — такой у них был набор аргументов, какие-то мелкие факты, на основе которых они пытались доказать вину Януковича. У них явно нет ни одного письменного приказа, который он мог, как они считают, подписать. Нет конкретных свидетелей, которые могут подтвердить отданный устный приказ.

Они, как тот буриданов осел, никак не могли вогнать себя в рамки процесса над «беркутятами», все время пытаясь превратить допрос в обвинение бывшего главы государства. Находясь в зале суда, они не следили за его ходом, то и дело пытаясь задавать вопросы, ответы на которые уже давно прозвучали.

Но верхом обвинения стало выступление некой родственницы кого-то из потерпевших. После всяких громких обвинений в госизмене в адрес Януковича, о тайных переговорах с Москвой и лично Путиным, которые он достаточно легко отбивал (кстати, по мне, так вполне можно было бы и сознаться: ведь это Майдан его толкал в объятия «клятых москалей»!), вдруг из ее уст прозвучало такое: почему это президент не нашел времени выйти на Майдан и «поспилкуватысь» с народом! Все выходили, а вот он не вышел. И тут подумалось: а ведь и правда — выйди он к «народу», глядишь, и Крым остался (тьфу, тьфу) на Украине, а Янукович — в Киеве.

Вот так и мы — думаем, перед нами умный и грозный противник, который вот прям сегодня будет стрелять ракетами по полуострову, а он тишком-нишком меняет направление и радиус стрельб в полной уверенности, что его все испугались и цель достигнута. Эх, Виктор Федорович, не знаете вы народа, коим взялись руководить!

Оцените уровень: пани Закревська в Киеве, обращаясь к Януковичу: «Есть ли у вас болезни, которые могут помешать понять, что здесь говорят?» Соседи не выдержали полета мысли «освидченой особы», зашикали на нее: есть же предел! Но она не успокаивалась: почему это Янукович не явился в суд в Киев?

В целом Янукович выглядел таким уважаемым дедушкой с небольшими причудами, которые ему позволяли проявлять и нежно в случае необходимости поправляли, когда он заходился в слишком длинном объяснении.

Не ставлю здесь себе задачу обсуждать сам допрос по сути — пусть суд, «самый честный суд в мире», решит, как себя, с точки зрения украинского права, в том бурном 2014-м вел Янукович. Для меня было важно понять, кто же это за человек, который столько лет был на самых главных государственных должностях. Помните, когда мы его еще только избирали (а в Крыму, напомню, он получил весомую долю голосов: ведь он был свой, донецкий!), украинские СМИ взахлеб рассказывали, какой он крутой, резкий, в прямом смысле, наотмашь, бьет своих подчиненных — в общем, такой себе «мужественный мужик», имеющий нужный уровень тестостерона, потому что имеет криминальное прошлое.

А здесь перед нами предстал человек, который, кажется, совсем не может даже вспылить. Даже поволноваться за себя. Может, правда, таблетки какие успокоительные принимал?

Но никакими таблетками не объяснишь его слова о том, почему он предпочел сбежать с Украины, а не собрать вокруг себя соратников и не побороться за страну. Речь о том моменте, когда он уже уехал из Киева и находился в Харькове, потом в Крыму. Это было еще до нашего референдума, в тех самых тревожных числах конца февраля, когда мы с тревогой и все возрастающим волнением следили за его передвижениями по стране: ну вот-вот, прямо сейчас, он выступит на пресс-конференции и скажет, что приложит все усилия, чтобы восстановить конституционный порядок на Украине…

Но нет! И тогда, в Харькове, и особенно сейчас, в Ростове, выступая в суде, он что-то мямлил о том, что, если бы он призвал присоединиться к борьбе за страну, началась бы гражданская война, и погибли бы тысячи.

А тысячи и погибли. И вовсе не две с небольшим тысячи «вийсковослужбовцив», как было сказано на суде — кто их считал, эти тысячи? А погибших детей и стариков, которые до сих пор гибнут и конца-краю этому не видно, кто сосчитает?

В первом случае страна имела бы четкое понимание: да, это госпереворот, вот законный президент, который отстаивает не себя, а Конституцию, ему в этом нужно помочь — во втором, в варианте Януковича, мы имеем президента-труса, испугавшегося даже не столько автоматной очереди, сколько обвинения в том, что он защищает не страну, а свою должность. Он так и сказал!..

Крымчане на него, по большому счету, остались не в обиде — в отличие от тех, кто жил или сейчас живет на Донбассе. Суд в Киеве — очередное посмешище, сотворенное людьми, не ведающими, что они творят. Какие люди, такой и президент. И наоборот: какой президент, такие и люди.

Упаси нас Бог еще раз попасть под длань трусливого дурака…

{youtube}SL7vSJjouzI|560|315|0{/youtube} 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Главный адвокат» проглотит Украину: Польша возвращает территории

Это лечить надо!

Вопрос Крыма, или Зеленский пытается перевести стрелки

Денис БАТУРИН