Крымское Эхо
Общество Севастополь

Как меджлис в Севастополе «свою территорию» метил

Как меджлис в Севастополе «свою территорию» метил

ГЛУПО, ЗАТО «ПО-ХОЗЯЙСКИ»

Севастополь, вероятно, входит в число лидеров среди городов мира по количеству памятников. Действительно, каких только памятников здесь нет! От всемирно известных — до неизвестных даже большинству севастопольцев. И гигантских размеров, и совсем маленьких. Из камня, железобетона, металла и даже из дерева. Памятники в честь конкретных людей и событий, памятники-символы и просто для украшения территорий. В качестве памятника можно увидеть паровоз, вертолёт, катер, самолёты, танк, БТР и другую разную боевую технику, автомобили сугубо мирного, хозяйственного назначения, троллейбус и даже, если не ошибаюсь, подводную лодку в штольне Балаклавского музея.

Под понятием «памятник» подразумеваются памятные знаки, памятные доски, камни, стелы, таблички, в изобилии имеющиеся в городе.

Какие-то памятники сохранились ещё с дореволюционных времён, много памятников было построено в советские времена, немало их появилось и в новейшей истории города.

Некоторым (царям-императорам и царским сановникам) суждено было исчезнуть из города в первые годы рабоче-крестьянской власти. Зато внушительно постоял возле железнодорожного вокзала высоченный памятник И. В. Сталину — правда, после 1953 года стало понятно, что стоять ему осталось недолго.

Памятник императрице Екатерине Великой, довольно похорошевший, как только власть сменилась, всё же вернулся в Севастополь. А вот памятнику её фавориту, светлейшему князю Потёмкину, повезло меньше. До сих пор решают: куда бы его пристроить? Все более-менее приличные места уже заняты…

С течением времени пришлось «слезть с пьедестала» и покинуть Севастополь памятнику гетману Сагайдачному; «танцующий гетман» — как его в народе окрестили. Нынче, говорят, он «танцует» где-то под Харьковом.

Даже в нынешние, в российские, годы в Севастополе ставили и продолжают ставить памятники. Хорошие памятники! Скоро уже должен быть закончен монумент «Примирение», кстати, вызвавший много споров.

В городе долго носились с идеями поставить ещё несколько памятников – в честь воссоединения с Россией, адмиралу Колчаку и императору Николаю Александровичу, но что-то не задалось.

Есть в Севастополе памятники, и их немало, у которых история их создания настолько любопытна и интересна, что они воспринимаются не столько как памятники, посвящённые чему или кому-либо, а больше как память об этих самых историях.

Насколько мне известно, каждому из двух и сегодня ещё «живущих» памятников в Севастополе, в своё время, «посчастливилось» весьма активно подвигаться. Это памятнику П.С. Нахимову, стоящему на одноимённой площади (стоял он изначально лицом, обращённым к морю): после того, как его, царского сановника и «врага трудового народа», большевики «уронили» на землю, ему пришлось уступить свой пьедестал В. И. Ленину — вождю трудового народа, который занимал его до лета 1942 года.

Ленина «уронили» уже фашистские оккупанты, и это продолжалось до освобождения города и до начала его восстановления. А к тому времени всем было официально объявлено, что Павел Степанович уже перестал быть «врагом народа», более того, в его честь даже был учреждён воинский орден. Только после этого он смог вернуться на своё историческое место (правда, на море он уже не «смотрит»), а Владимир Ильич (между делом, ни разу в этих краях не бывавший и никогда не видавший Севастополя), как и положено вождю, «пошёл на повышение», своим памятником украсив городской холм.

Так же, как и горожане, севастопольские памятники по-своему были вынуждены терпеть всякие беды и невзгоды лихолетий. Во время Великой Отечественной войны от бомбёжек и артобстрелов многие получали раны и увечья (сильно посекло памятник затопленным кораблям, а памятнику генералу Э. И. Тотлебену оторвало голову), а то и вовсе безвозвратно погибали.

Во времена экономически трудных, лихих 90-х многие металлосодержащие памятники стали объектами набега собирателей лома, особенно цветного: безжалостно «разули» знаменитых Солдата и Матроса, что бегут в атаку на мысе Хрустальном; ещё бы чуть-чуть, то их могли бы и «раздеть». Кому-то не давал покоя штык на винтовке у героя-комсомольца, что стоит на улице Ленина: всё время крали. А он же, комсомолец, – памятник! Ну не мог он этим штыком отогнать тех назойливых «пионэров»-металлосборщиков.

Многим памятникам тогда досталось от этих «специалистов». А несчастный памятник жертвам депортации взяли да и облили кислотой… Из каких «идейных» соображений «постарались» доселе неизвестные «химики» — чёрт его знает!…

***

Вот про этот памятник, вернее, про историю его создания, можно кое-что и вспомнить.

Сама тема поставить в Севастополе сооружение в память жертв депортации была воспринята позитивно. Тогда по всему Крыму начали создавать такие памятники. Разные, по своему архитектурно-художественному исполнению, но очень выразительные, красивые. Вот и в Севастополе решили сотворить что-то такое, хорошее и нужное.

В году эдак в 94-м, ко дню 50-летия депортации, в районе городского автовокзала на месте предполагаемого строительства памятника уложили памятную плиту, помолились, освятили – всё как следует.

Почему для этого памятника выбрали именно это место, до сих пор непонятно. Одни утверждали, что именно на этом месте собирали со всего города крымских татар, чтобы отсюда увозить их в ссылку. Другие убеждали, что «место очень удобное для установки памятника и для посещения». Что там удобного?

СЕВАСТОПОЛЬ. ПАМЯТНИК ЖЕРТВАМ ДЕПОРТАЦИИ Со временем площадку как смогли окультурили и уже к ней привыкли

Место маленькое. Рядом, буквально в десяти метрах, в большом здании располагались железнодорожные кассы, там же — какие-то магазины и целый ряд мусорных контейнеров с нерегулярным вывозом. На заднем плане несколько домов частного сектора и дорога, больше напоминающая тропу, ведущая к продуктовому и винно-водочному магазинчику. Ещё какие-то деревца и множество разросшихся кустов – излюбленный ландшафт у некоторого местного населения для беззаботного времяпрепровождения и возлияний.

Кому приглянулось это «хорошее и достойное» место? Оказалось, местному городскому крымско-татарскому меджлису*. В 1994 году, когда ушли очень многие из прежнего руководства Севастополя, новым властям зачем-то понадобились эти спецнацкадры. Ну ладно: тропа, кусты, контейнеры – всё это можно было как-то потом отрегулировать, но, по генплану города, рядом пролегающую автостраду ожидала серьёзная реконструкция – расширение проезжей части. Впритык к памятной плите. И где же в таком случае будут ставить памятник?…

В 2004-м году, уже ко дню 60-летия депортации, тема памятника получила «активизацию» в виде запланированного финансирования строительства. А это – бюджетные деньги, и их, хочешь-не хочешь, а надо осваивать. Кроме того, во время траурных мероприятий также была предусмотрена так называемая «торжественная церемония закладки кирпичей в основание будущего памятника» под обязательные в таких случаях объективы фото- и видеокамер.

Ну и куда кирпичи закладывать? Под плиту, которая очень скоро сместится в результате расширения автодороги?

СКВЕР У СЕВАСТОПОЛЬСКОГО АВТОВОКЗАЛА То же самое место, но с другого ракурса

Решение вопроса размещения памятника, как говорится, лежало на поверхности. Совсем рядом непосредственно и с автовокзалом, и с железнодорожным вокзалом располагался отличный сквер, с клумбами и дорожками. Не место, а картинка! – само просилось, чтобы в его центре разместить памятник. Но для этого надо было договариваться с меджлисом – таково было условие тогдашнего руководства Севгоргосадминистрации. Парадокс: власти согласовывают вопросы, относящиеся к исключительной компетенции самой власти, со структурами, не только не имеющими к власти никакого отношения, но ещё и нелегитимными по своей сути!

Тем не менее, раз было такое условие, попытались договориться. Архитекторы изобразили предлагаемую — другую, вместо прежней на тропе и с видом на контейнеры — площадку во все ракурсах. С убеждениями и доводами подготовились к встрече с «эфендиями» руководители городских культурных обществ, представлявших народы, также подвергшихся насильственной депортации из Крыма – армян, болгар, греков и немцев.

Их ещё поддержали руководители иных национально-культурных обществ города, в частности, казанские татары и башкиры. Результат встречи – ноль. Не убедили. В конце концов, махнули на всё это рукой, типа, Бог с ними, пусть будет так, как вы хотите.

Вот так этот памятник возник на месте, которое до сих пор вызывает у людей вопрос: а что, другого места не нашлось? К памятнику пробраться довольно сложно, рядом расширенная автодорога, по ней со скоростью мчатся авто; контейнеры, тропа, потеснившиеся кусты и частенько копошащиеся в них люди – всё, как и было раньше.

Уже привыкли.

***

Всё же хорошо, что в Севастополе столько памятников!..

Фото из открытых источников


* Экстремистская организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крымчаки обошлись без Джека Воробья

.

Помочь Новороссии

.

В аэропорту Симферополь установили самую высокую в Крыму новогоднюю елку

.