Крымское Эхо
Интервью Общество Севастополь

Памятник примирения или Памятник не утихшего раздора?

Памятник примирения или Памятник не утихшего раздора?

В Севастополе готовятся отмечать 100-летие окончания Гражданской войны на Юге России. В числе мероприятий, которые пройдут по этому поводу, – открытие памятника, который, по идее его инициаторов из Российского военно-исторического общества, должен поставить точку в вековом противостоянии двух противоборствующих лагерей – «белых» и «красных».

Закладной камень для монумента был установлен в сентябре 2019 года на ул. Катерной (на берегу Карантинной бухты с видом на Свято-Владимирский собор) при участии тогдашнего министра культуры Владимира Мединского и кинорежиссёра Никиты Михалкова.

«Это будет не просто скульптура, это – важный знак, причем не только прошлого, но и напоминание о будущем. Ибо нет ничего страшнее, чем гражданская война, когда каждый бьётся за свою правду внутри своей страны и разрушает тем самым её», — сказал, предвосхищая появление памятника, Михалков.

Церемония установки закладного камня на ул. Катерной в Севастополе. У микрофона – Никита Михалков

После этого прошёл год. Теперь, когда близится очередная годовщина Исхода, на месте будущего монумента ведутся строительные работы.

Однако идея установки столь значимого памятника воспринимается в севастопольском обществе неоднозначно. Ещё не установленный монумент в определённых кругах стали называть «Памятником примирения», а сама идея примирить «красных» и «белых» вызвала горячие споры и суждения.

В городе прошло собрание представителей общественных, в том числе ветеранских организаций; на нём звучали протестные заявления. В органы исполнительной власти поступили письма соответствующего содержания, из которых становится понятно, что Памятник, ставящий цель примирить «красных» и «белых», поддерживается отнюдь не всеми севастопольцами.

В этой связи мы встретились с Владимиром Стефановским (на фото вверху), ветераном Вооруженных Сил, подводником, капитаном 2 ранга. Казалось бы, какое дело у бывшего офицера до разыгравшихся страстей по поводу установки «Памятника примирения»?

Памятная доска на Графской пристани в Севастополе. Установлена в 1995 г. по инициативе сотрудников Музея Черноморского флота и «Морского собрания» В.В. Стефановского

Но Владимир Владимирович – отнюдь не ординарная личность. Закончив службу на флоте и появившись в начале 1990-х в Севастополе, он развил в этом городе бурную деятельность. Чтобы объединить неравнодушных граждан, создал общественную организацию «Морское собрание», «целью которой является восстановление вымаранных страниц истории города и страны».

На счету «Морского собрания» немало примечательных акций. Одна из них – проведение в 1996 году на яхте «Пётр Великий» в честь 300-летия Российского флота Похода памяти по местам сражений и гибели кораблей Русского и Советского флота. Яхтенный поход завершился в тунисском порту Бизерта, куда во время Исхода прибыли не принявшие большевистскую власть корабли Черноморского флота. Стефановский лично поднял Андреевский флаг на месте их бывшей стоянки.

Также следует добавить, что Стефановский пишет книги и активно занимается журналистикой; на его счету – десятки статей, в которых он неизменно поднимает вопросы сохранения памяти россиян, покинувших Родину в годы революционного лихолетья. Тема Революции и Гражданской войны для Стефановского не нова, поэтому встреча с ним для читателей «Крымского Эха» будет, безусловно, интересной.

— Владимир Владимирович, сегодня в некоторых кругах севастопольского общества декларируется несогласие с установкой «Памятника примирения». Но тогда, согласитесь, возникает вопрос: а возможно ли вообще примирение между «белыми» и «красными»?» Как бы вы на него ответили?

— Примирение возможно. Более того, оно необходимо! Примирение необходимо для дальнейшего продвижения государства в прогрессивном направлении, в соответствии с планами его социально-экономического развития. Особенно необходимо примирение в нынешнее время, когда наблюдается раздрай между группами населения и отсутствие единства взглядов. Но примирение — это ещё не Памятник примирения.

«Красные»

Советская власть утверждалась штыком и наганом. Сто лет нам не хватило, чтобы осознать это злодейство, перевернувшее историческую Россию, переформатировавшее наше сознание, уничтожившее миллионы россиян. А сейчас в таком же принудительном порядке нам навязывают Памятник примирения. Хорошо, правда, что уже без «штыка и нагана». Ведь уже не составляют тайны отдельные эпизоды истории становления Советской власти, которые заканчивались массовыми расстрелами, когда уничтожались не только противники революции, но и их родственники и даже непричастные. «Кто не с нами – тот против нас».

Не будет лишним вспомнить эпизод из послереволюционной истории Крыма нашей ялтинской Багреевки. Тут после Исхода, как и по всей стране, началась зачистка. Подлежали уничтожению россияне, из века в век строившие и формировавшие Великую Россию: представители интеллигенции, врачи, медсестры, офицеры, носители известных русских фамилий и православного миропонимания.

Кто не успел эвакуироваться, кто просто не смог оставить Родину, – всех, по усмотрению большевистских комиссаров, согнали в Багреевку. Для уничтожения. Без скидок на возраст и болезни. Неспособную самостоятельно передвигаться из-за болезни ног Надежду Александровну Барятинскую в возрасте 73 лет на Голгофу гнали палками от Ялтинской дороги до самого места казни. Вместе с её мужем и беременной дочерью.

«Белые»

Уже в наше время, на открытии часовни на месте Багреевской Голгофы и её освящении присутствовал – уже «француз» – близкий родственник Барятинских Сергей Николаевич Мальцов. Не буду повторять всё, что он говорил, приведу лишь заключительные слова из его пространной речи: «…моральная ноша будет давить нас всех до тех пор, пока правительство не даст прилюдной оценки тем кровавым событиям периода становления большевистской власти… Признавая ошибки, человек становится благороднее и сильнее. Так же и общество. Так же и власть».

Для присутствовавшего на панихиде Митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, после всего услышанного, оказалось не просто подобрать нужные слова…

— Некоторые историки утверждают, что под крымскими событиями 1920 года, которые называются Исходом, следует понимать не отступление Белой Армии, а её эвакуацию. В качестве справки, Владимир Владимирович, приведу такие данные: в ноябре 1920 года Россию на 126 судах покинули 145 693 человека, не считая корабельных команд. Что вы скажите по этому поводу?

— Все, кто уходил из Севастополя и из других портов юга России, включая главнокомандующего Русской армии Врангеля, считали, что они вернутся. Они рассчитывали на то, что власть большевиков долго не продержится. Рассчитывали и на то, что в оставленной ими России начнётся противостояние.

К власти тогда пришли ведь «профессиональные революционеры» – бандиты, но не государственники, которые могли удержаться исключительно с помощью насилия: ведь всё, что строила большевицкая власть, строилось под дулом нагана. Так долго не продержаться. Вот «красная» власть и развалилась. Только «белые» до этого не дожили. Отход Белой армии для её воинов было неистребимым желанием собраться с силами и спасти Родину от идеологической интервенции. К сожалению, Бог не сподобил их на победу – слишком неравными были силы.

— Сейчас, видно, для смягчения ситуации, в Севастополе некоторые активисты предлагают установить памятник не на улице Катерной, а на Максимовой даче, где в 1920 году проводились массовые расстрелы оставшихся в Крыму офицеров. Также звучат предложения об изменении названия будущего памятника: это будет не «Памятник примирения», а «Памятник 100-летию окончания Гражданской войны на Юге России». Ваше мнение о таких вариациях будущих мероприятий?

— На Максимовой даче можно установить лишь памятник жертвам, которые были расстреляны на этом месте. Не более того. Этот памятник не решает задачу примирения, так как каждый метр крымской земли залит кровью жертв красного террора, жертв большевистской власти. Странно, что место для Памятника примирения выбрано в районе Карантинной бухты. Любой памятник это не только память, а больше – учитель. Кого он там на семи ветрах будет учить?

— Так где же он, по вашему мнению, должен стоять?

— Пока нигде. Сначала было бы правильно после конца большевистского Союза цивилизованно подвести итог нашего «коммунизма». Чего мы достигли? В чем просчитались? Что потеряли? Было бы правильно дать всестороннюю и объективную оценку состоявшемуся крестовому походу на Россию.

Исход. Погрузка на судно несогласных с советской властью

Ответы на эти вопросы лишь укрепили бы многонациональное единство страны, очистили бы душу людей, как исповедь, повысили бы авторитет государства. Да, у нас страна героев. Но для меня не меньшее геройство — в признании и осознании собственных заблуждений и неправоты. Правда объединяет. Без этого мы до сих пор будем находиться под каблуком у духовной неволи, в моральном и нравственном разломе. Это одно.

А вот и вам вопрос: «Когда закончилась Гражданская война?» Отвечаю: нет такой даты ни в календаре, ни в учебнике. Тогда какой Памятник примирения? Он лишь больше усугубит раскол. Кроме того, сначала нам нужно привести страну к единому миропониманию. Есть, допустим, в Севастополе памятник Екатерине Великой. Стоит он на улице Ленина. Екатерина собирала, добывала Россию, Крым присоединила. А памятник ей стоит на улице предателя и губителя России, которому было на Россию – помните его слова? – наплевать. Каково? Как Екатерине ужиться с таким злодеем? Можно ли их примирить?

Картина Народного художника РФ Дмитрия Белюкина «Белая Россия. Исход»

А все-таки насчет Памятника примирения. В какой-то мере общим памятником для всех «белых» и «красных» было бы барельефное изображение картины Дмитрия Белюкина «Белая Россия» на подпорной стенке Графской пристани. С перечислением полков и их командиров, кораблей, а также короткой справки об этой странице нашей общей истории.

г. Севастополь

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.6 / 5. Людей оценило: 10

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Русский мир ищет себя на Донбассе

В Симферополе будет лучший олимпийский бассейн

Степан ВОЛОШКО

Живым сердца и память обжигать

Вера КОВАЛЕНКО