Крымское Эхо
Главное Знать и помнить

Французы против «мёртвых русских»

Французы против «мёртвых русских»

ПОЧЕМУ ПРАХУ БУНИНА, ТАРКОВСКОГО
И ДРУГИХ РУССКИХ КЛАССИКОВ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
БОЛЬШЕ НЕТ МЕСТА НА СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЕ-БУА

Иначе чем позором эту историю не назовешь.

«Малая церковка, свечи оплывшие,
Камень дождями изрыт добела.
Здесь похоронены бывшие, бывшие,
Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Здесь похоронены сны и молитвы,
Слезы и доблесть, прощай и ура,
Штабс-капитаны и гардемарины,
Хваты-полковники и юнкера.

Белая гвардия, белая стая,
Белое воинство, белая кость.
Влажные плиты травой зарастают.
Русские буквы — французский погост».

Помните этот романс на стихи Роберта Рождественского?

А еще вместе с героями Белого движения, генералами, полковниками, штабс-капитанами, юнкерами и гардемаринами на Сент-Женевьев-де-Буа лежат классики русской и мировой литературы и философии: Иван Бунин, Сергий Булгаков, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Борис Зайцев, Георгий Иванов, Алексей Ремизов, Николай Лосский, Петр Струве, Николай Туроверов, Надежда Тэффи, Александр Галич, Андрей Тарковский, Гайто Газданов, Виктор Некрасов и многие-многие другие.

И вот пришла новость из Франции. Мэрия Сент-Женевьев-де-Буа отказалась принимать от российской стороны деньги, необходимые для содержания русской части местного кладбища.

«В этом году город не принял денег из Кремля, позволяющих финансировать продление аренды земли, срок действия которой истек», — сообщила газета «Ле Монд» со ссылкой на Николая Лопухина, председателя Комитета по содержанию русских православных захоронений. Также эту информацию подтвердили в российском посольстве.

После 24 февраля русская часть кладбища «выглядит как лес» из-за того, что за захоронениями никто не ухаживает. На некоторых могилах размещены таблички с сообщением об истечении срока аренды земельного участка, рассказало французское издание.

С одной стороны, это, повторюсь, позор «макроновской Франции». И, честно говоря, пока надеюсь, что кто-нибудь вразумит чиновников городка Сент-Женевьев-де-Буа, который если чем и известен миру, то знаменитым русским кладбищем. С другой — эта отвратительная история вполне укладывается в логику предпринятой на Западе безумной попытки «отменить Россию и русских», в логику уничтожения на «прозападной Украине» памятников Екатерине Великой, Александру Суворову, Александру Пушкину, солдатам-героям Великой Отечественной войны.

Подавляющее большинство похороненных на Сент-Женевьев-де-Буа – люди, не принявшие советской власти. Многие из них нашли во Франции вторую родину. Вошли в историю не только русской, но и мировой культуры. Но французским чиновникам нет до этого никакого дела.

Они не против коммунистов и даже не против «путинского режима», они против России и русских.

Как это было, напоминаю, при Наполеоне Первом в 1812-1814 годах и при Наполеоне Третьем в 1853-1856 годах. И они так боятся Россию и русских, что готовы воевать с мертвецами.

А еще у этой истории есть оборотное, крымское измерение. Во-первых, многие из похороненных на Сент-Женевьев-де-Буа эмигрировали из белого российского Крыма. Как, например, Николай Туроверов, навсегда запечатлевший русский исход в гениальных стихах:

«Мы шли в сухой и пыльной мгле
По раскаленной крымской глине.
Бахчисарай, как хан в седле,
Дремал в глубокой котловине.

И в этот день в Чуфут-кале,
Сорвав бессмертники сухие,
Я выцарапал на скале:
Двадцатый год — прощай Россия!»

Во-вторых, не только у них там, во Франции, есть русское кладбище, но и у нас здесь, в Севастополе, на пятом километре Балаклавского шоссе, — французское, где похоронены солдаты и офицеры этой страны, погибшие в городе русской славы во время Крымской войны. По разным оценкам, потери французов под Севастополем составили от 45 до 95 тысяч человек.

После воссоединения Крыма с Россией в 2014 году французские власти от этих своих мертвецов тоже отреклись.

В ноябре 2018 года тогдашний министр культуры России Владимир Мединский, посетив французский военный некрополь в Севастополе, рассказал:

«Это кладбище было в свое время выкуплено французской стороной за символические деньги, им была дана возможность следить за могилами. К большому сожалению, последние несколько лет все это пришло в неблагоустроенный вид. Мы полагаем, что это связано с санкциями, событиями вокруг Крыма… Начиная с 2014 года, французская сторона перестала следить за могилами своих воинов. В этом много политики и совсем мало здравого смысла, уважения к собственным предкам, которые здесь погибли».

С тех пор отношение французских политиков к своим могилам в Крыму не изменилось.

Но мы, в отличие от них, с мертвецами воевать не будем.

Будем ли воевать с живыми?

На этот вопрос когда-то ответил Александр Сергеевич Пушкин:

«Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов».

Впрочем, не вышлют. Трусы. Будут воевать чужими руками – до последнего несчастного украинца.

Кстати, в Париже есть Севастопольский бульвар, мост Альма и предместье Малакоф. Все названы так в честь сражений Крымской войны. Может, и их переименовать? А, Макрон?

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В борьбе с воинствующим украинством России нужен крымский опыт

В память о трагических страницах истории

Вспоминаем-учим историю Крыма

Дмитрий СОКОЛОВ

Оставить комментарий