Крымское Эхо
Архив

А кушать хочется всегда

А кушать хочется всегда

Нам с лета настойчиво вдалбывают, что с хлебом возможна напряженка, и мы копеечному подорожанию большинства видов хлебобулочных изделий, называемых лукаво «несоциальными сортами», уже не удивляемся: вроде как всё идет по плану. Но вот директор Керченского комбината хлебопродуктов Госкомрезерва Украины Сергей Шевченко не видит в этом факте причин для обывательского ерничанья.

— В годы руководства правительством Виктора Януковича в Госрезерв закладывался максимальные объемы зерна, за счет чего потом работали производители муки и хлеба. Это удешевляло продукцию мукомолов и хлебопеков, и потребители не ощущали ценовых колебаний. Стоимость зерна на мировом и внутреннем рынках росла, а цена на хлеб стабильно держалась в приемлемых стоимостных границах. Это происходило благодаря сделанным запасам зерна. За два предыдущих года в резерв ничего не заложили, несмотря на то, что бюджетные средства на эти цели выделялись.

Сергей Шевченко

А кушать хочется всегда
Причина трудностей нынешнего периода кроется не только в неурожае зерновых, а прежде всего в отсутствии запасов в Госкомрезерве. Раньше только один наш комбинат хранил до двадцати тысяч тонн зерна, а на сегодняшний день, открою вам тайну, пшеницы нет, риса — восемьсот тонн. Сейчас новое руководство Госкомрезерва озабочено закладкой зерна урожая-2010 про запас. Это фундамент на следующий год, который может оказаться не менее сложным по климатическим и погодным условиям, чем нынешний. Специфическая сложность сельскохозяйственного производства в том и заключается, что она не ограничивается агрономическими талантами производителя, а в значительной мере зависит от капризов природы, которые влияют как на количество, так и на качество зерна. При его нынешнем качестве мы должны в ноги поклониться опытным технологам, умеющим соблюсти баланс интересов между производителями муки и аграриями, чтобы удержать ее показатели в пределах заданных параметров.

— Сейчас много говорится о том, что, несмотря на нехватку зерна, необходимо поддержать социальную планку жизни населения, для которого хлеб всегда был и остается главным продуктом, без которого и паюсную икру не на что будет намазать.

— Идут интервенции из Аграрного фонда, они-то и помогают сдерживать дефицит. Сейчас на предприятия поступает зерно урожая прошлых лет, качество которого не только соответствует общепринятым стандартам, а по некоторым параметрам превосходят зерно нового урожая. Этим удается покрывать дефицит и обеспечивать предприятия отрасли более дешевым сырьем.

Однако сегодня работа мукомольной отрасли не ограничивается дефицитом зерна. Государственным предприятиям сложно работается в условиях нового Закона «О государственных закупках». Принятая в нем методика расчетов более соответствует условиям работы бюджетных организаций, которые производят плановые закупки. Для нормальной работы нашего комбината мы должны перерабатывать где-то по пять тысяч тонн ежемесячно, то есть этот объем зерна мы должны закупить, переработать и реализовать. Сроки, которые установлены этим законом для расчетов, продлеваются до шестидесяти дней, а в связи с отсутствием стабильной цены на зерно, которая то поднимается, то снижается, зернопроизводители не могут гарантировать нам его будущей цены, потому что никто не знает, каковой она окажется через два месяца.

— Сергей Анатольевич, так, может быть, производителю зерна выгоднее перерабатывать его и продавать в виде конечного продукта, ведь в итоге он диктатор ценовой политики на рынке?

— Сейчас у нас в стране рынок зерна европеизируется, структурируется. Если раньше сельхозпроизводители старались в расчете на более высокие доходы переработать зерно и продать муку, то сейчас большинство участников рынка согласились с тем, что у каждого производителя своя ниша. Задача сельхозпроизводителя обеспечить и сохранить урожай, а переработчик должен знать конъюнктуру рынка и реализовывать продукцию по цене, что была бы выгодна производителю. Рынок — это последовательность производственно-экономических отношений, возможно, и мы не продаем свою продукцию конечному потребителю. Сейчас зерно нам преимущественно продают. Но когда мы не можем его приобрести из-за препонов Закона «О государственных закупках», тогда появляются давальцы, которые небольшими объемами поставляют нам зерно на переработку и затем сами занимаются реализацией муки. Число давальцев сейчас заметно уменьшилось по сравнению с прежними годами.

— С переработкой риса похожая картина?

— Аналогично и по рису. Рис сегодня в достаточном количестве имеется в Крыму, потому что, кроме нашего региона, выращиванием этой культуры занимаются только в Херсонской области. Наш комбинат является единственным на Украине государственным предприятием по переработке риса, но прежней поддержки правительства и бюджета он не имеет. Было время, когда Госкомрезерв поддерживал государственные предприятия, которые в свою очередь предоплатой кредитовали сельхозпроизводителей и тем самым подняли рисоводство в Крыму. Сегодня многие из этих рисоводческих хозяйств самодостаточные. Несмотря на то, что процесс выращивания риса трудоемкий и финансово затратный, культура эта прибыльная, что позволило сельхозпроизводителям модернизировать технологии и повысить урожайность. Нам есть что закупать в хозяйствах, но мы не отказываемся работать и по давальческим схемам.

— Какова практика сотрудничества с Аграрным фондом?

— Следует поблагодарить руководство Крыма за поддержку нашего комбината, что помогает нам находить взаимоприемлемые варианты сотрудничества с ним и получать зерно на переработку. Все понимают, что наше предприятие является одним из градообразующих в Керчи, второе — это государственное предприятие, и очень важно удержать сформировавшийся коллектив. Здесь работают по сорок, пятьдесят лет, но основной костяк сложился лет десять назад и надо всеми силами сохранить коллектив в сложный экономический период, чтобы люди в дальнейшем могли работать. Своеобразие специфики комбината в том, что не так много технологов и других специалистов мукомольного профиля, которых с улицы просто от недостатка кадров не пригласишь. И это большой вопрос для отрасли — профессиональная подготовка. Несмотря на то, что технологов-пищевиков готовит Керченский государственный морской технологический университет, но, как и в любом деле, есть своя специфика, тонкости профессии, теоретические азы которой должны даваться в процессе обучения, а не на рабочем месте.

— Как выходите из ситуации при нынешней нехватке зерна и есть ли чем дополнительно загрузить производственные мощности, чтобы люди работали полноценно, без простоев?

— Мы производим макароны в цехе, который был открыт в позапрошлом году. Причем с каждым годом стараемся наращивать объемы и совершенствовать производство, чтобы в дальнейшем иметь возможность увеличивать выпуск качественной продукции, потому что конкуренция среди производителей достаточно жесткая. Макароны, которые мы производим, изготавливаются из специфической крымской муки мягких сортов, но по качеству они ничуть не хуже тех, что выпускаются по традиционной технологии из твердых сортов пшеницы.

— Производство на комбинате развивается или сейчас не самое удобное время для этого?

— Время есть всегда, хотя сейчас трудные времена. Основную прибыль комбинату хлебопродуктов традиционно приносила не переработка пшеницы, а риса. Им загружалось производство намного больше, чем сейчас: прежде за смену перерабатывали сорок тонн. Еще один ресурс получения стабильной прибыли — выработка комбикормов. Раньше на комбинате действовал комбикормовый завод, сегодня это цех со старым, морально устаревшим оборудованием, к тому же очень энергоемким. Сейчас мы ограничились выпуском натуральных, без химических добавок кормосмесей. Хотим следующим этапом организовать их фасовку, чтобы торговать ими не только в Крыму, но и за пределами республики, тем более от сельхозпроизводителей Западной Украины у нас есть интересные предложения о партнерстве.

Производим параллельно гранулированные отруби — это тоже имеющая спрос продукция. Готовы выпускать крупу ячневую, ячменную, пшеничную, если будут заказы — производство для этого у нас есть. Но из-за двадцати тонн перестраивать производство смысла нет. Займемся выпуском только в том случае, если пойдут большие объемы: изучим рынок и сработаем на его спрос.

Сегодня у нас задача в первую очередь произвести ремонт элеваторного оборудования, а потом, я думаю, улучшится инвестиционный климат в стране, и мы будем развивать новые технологии по переработке зерна и выпуску новых видов продукции.

— Многие годы существовала проблема, что местный хлебокомбинат, находящийся буквально за забором вашего предприятия, не брал в работу керченскую муку…

— Сейчас проблема снята, предприятие входит в структуру «Крымхлеба», где, как и везде, считают деньги и стараются направить производимую нами муку для нужд Керченского и Феодосийского хлебокомбинатов, чтобы снизить себестоимость хлебобулочных изделий и уменьшить транспортные затраты.

Мы никогда не знали недостатка в потребителях своей продукции, что традиционно славится в стране высоким качеством. Муку керченского производства покупают далеко за пределами Крыма, зная, что высокая стоимость транспортировки окупится высоким качеством. Я вам больше скажу. На Украине немало хлебобулочных предприятий, которые закупают муку у других производителей более низкого качества, чем наша, и по более низкой цене, а керченскую берут в качестве природного улучшителя.

— Ответ на этот вопрос знаю заранее, но в виду сложившейся политической конъюнктуры не могу его не задать. С кубанскими сельхозпроизводителями связей никаких нет?

— К сожалению. А ведь там продолжают выращивать рис, который нам проще и быстрее было бы доставить на переработку за 40-50 километров, чем везти из ближайшего крымского района — Нижнегорского — за сто семьдесят километров. Специальный режим зоны приграничной торговли очень бы способствовал росту нашего предприятия.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ничто не ново под луной

.

«Мова» преткновения

Алексей НЕЖИВОЙ

Мы помним, ребята!

Сергей ГОРБАЧЕВ