Крымское Эхо
Поле дискуссии

Немного о нацисте, классике татарской литературы Тавриды… и научных штатах вузов

Немного о нацисте, классике татарской литературы Тавриды… и научных штатах вузов

Общественность Таврического полуострова всколыхнуло обращение Олега Родивилова руководителям Республики Крым о проведении 9 марта 2017 года в Таврической академии Крымского федерального университета им. В.Вернадского, на факультете крымско-татарской и восточной филологии, конференции, посвящённой памяти и «позитивной» роли в культуре таврических татар нацистского преступника времен Великой Отечественной войны Дженгиза Дагджи.

Я не могу не отметить, что это было не первое демонстративное выступление против нынешней крымской власти — подобное уже было, и руководители Республики Крым безропотно вытерлись после плевка в лицо. «Весной 2015 года в Симферополе был проведен «памятный молебен» в честь эсэсовца, нацистского преступника Дагджи. В частности, молебен памяти Дагджи в Центральной мечети Симферополя Кебир-Джами. «Духовное управление мусульман Крыма приняло решение во всех мечетях Крыма провести молебен в честь него и помолиться за его душу», — сказал имам Симферопольского района Раим Гафаров»[1].

По поводу данного прецедента наш российский историк, специалист по проблеме коллаборационизма в годы Второй мировой войны, военно-политической истории нацистской Германии и межнациональным отношениям в XX веке, доктор исторических наук, профессор Олег Романько заявил: «К сожалению, при создании КФУ его руководство пошло по изначально порочному пути. По умолчанию в новое учебное заведение были приняты те, кто работал в его вузах-основателях. В результате в КФУ попала масса тех, кто там вообще не нужен в силу своих профессиональных способностей. Но это — полбеды! В КФУ оказалось много украинофилов и меджлисовцев (члены запрещенной в РФ организации экстремистского толка — ред.), которых, по-хорошему, нужно было выкинуть из новосозданного КФУ и сделать это без всяких объяснений. Наверное, была надежда, что они сами уедут, как Казарин, но она не оправдалась…»[2].

Нравится это кому-то из власть предержащих или не нравится, но на территории российского полуострова в настоящее время идёт открытая экстремистская деятельность по пропаганде «литературных» опусов бывшего эсесовца под видом «борьбы за культурно-историческое прошлое» таврических тюрок.

Сегодня данная деятельность ведётся в крупнейшем высшем учебном заведении Тавриды. Эта пропаганда в данном случае имеет целевую группу – она направлена на пропаганду, прежде всего, в среде студентов-филологов из числа крымских татар.

 Вообще-то это равносильно тому, как если бы в ФРГ изучали «Майн Кампф» Адольфа Алоизовича или избранные цитаты самого знаменитого пропагандиста Германии с 1933 по 1945 годы Йозефа Геббельса. В первом случае можно сослаться на то, что по этой книге лучше всего изучить психологию и мысли рядового немца после IМировой войны, во втором, как правильно вести пропаганду… Разницы не вижу.

Просто масштабы этих нЕлюдей разные. Могу только процитировать мнение Рефата Аппазова, доктора технических наук, профессора (г. Королев, Московская область), навеянное книгой автобиографического романа «Дженгиз Дагджи в воспоминаниях (пером самого писателя)»: «Как мне кажется, в книге много недосказанного, не объяснённого до конца. Например, с трудом верится в то, что человек, служивший в частях немецкой армии, не участвовал ни в каких операциях — во всяком случае, об этом ничего не сказано…»[3].

 Я не буду повторяться, написанное О. Родивиловым достаточно содержательно и ёмко, чтобы пересказывать вторично. Я просто немного попробую посмотреть другим взглядом на случившееся. Поскольку речь шла о нашей смене, о воспитании будущих поколений, то и бросим взгляд на её цифровые составляющие.

В соответствии с окончательными данными переписи, которая проходила в Республике Крым и Севастополе с 14 по 25 октября 2014 года, самая многочисленная национальная группа – русские (1,49 млн. человек, 68% населения). На втором месте в национальном составе – украинцы, их в Крыму 344,5 тыс. человек, что составляет 15,7% населения. Третья по численности группа – крымские татары (232,3 тыс. человек, 10,6% населения). При этом 45 тыс. человек (2%) назвали себя татарами.

По сравнению с 2001 годом в Крыму на 5% уменьшилась численность крымских татар и втрое выросло количество татар[4].[4]

 Не будем вдаваться в причины этого, это тема для других статей, просто примем к сведению, что по требования бывших меджлисовцев в нынешней власти, все чохом записаны крымскими татарами и согласно этого сформированы статистические данные.

Всего в 586 общеобразовательных школах республики обучаются 184 869 детей. 96,2 процента из них — на русском языке. Класс с украинским или крымскотатарским языком открывается при наличии как минимум семи заявлений от родителей. Если столько не наберется, желающим предложат обратиться в другую школу — таких учебных заведений в Крыму 15.

По данным министерства образования, науки и молодёжи Республики Крым, в 2013/14 учебном году (последний год обучения в школах Крыма по школьной программе украинского Минобраза) на крымско-татарском языке на полуострове обучались 5500 школьников, в 2015 году — 4835 человек. На начало 2015—2016 учебного года министерство называло цифру 5083 ребёнка (2,76% школьников Крыма).

«По сравнению с прошлым учебным годом (2014/15) количество учащихся в классах с крымско-татарским языком обучения увеличилось на 188 человек», — заявляли в министерстве в сентябре 2015 года.

«В этом году все 15 крымско-татарских школ полуострова будут работать. Кроме этого, если в 2014-2015 году у нас было 29 классов с крымско-татарским языком обучения, то в этом году это количество за счет первых классов будет увеличено на три и составит 32 класса», — заявила Гончарова. По ее словам, эти учебные заведения расположены в местах компактного проживания крымских татар, однако ни одно из них не заполнено на 100%. Министр привела в пример Белогорскую школу №4, которая рассчитана на 464 учащихся, а ее заполненность всего 299 человек»[5].

 Так вот, на это количество учащихся на татарском языке в Тавриде (в пределах 5000 – 5500) приходится два крымскотатарских факультета в двух вузах Тавриды.

Вот и рассмотрим эти факультеты.

Таврическая Академия Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского

Факультет крымскотатарской и восточной филологии

 Декан факультета МЕМЕТОВ Айдер Меметович, профессор, доктор филологических наук, заслуженный работник народного образования Украины, академик Крымской АН, лауреат Государственной премии АР Крыма (2003 г.)

В состав факультета входят кафедры:

восточной филологии (Кафедра восточной филологии обеспечивает подготовку бакалавров, специалистов и магистров по: арабскому языку и литературе, турецкому языку и литературе, персидскому языку и литератур) (зав. кафедрой МеметовАйдерМеметович, доктор филологических наук, профессор).

Состав ученого совета факультета — в пределах 20 человек.

Кафедра крымскотатарской филологии

 Заведующий кафедрой МЕМЕТОВА Эдие Шевкетовна, филолог-тюрколог, кандидат филологических наук, доцент.

На кафедре работают специалисты по крымскотатарскому языку и литературе. В настоящее время на кафедре работают 16 преподавателей. Из них: 1 доктор филологических наук, профессор, 6 кандидатов филологических наук, доцентов, 1 кандидат филологических наук, старший преподаватель, 7 старших преподавателей, 1 преподаватель.

Крымский инженерно-педагогический университет

Факультет истории, искусств и крымскотатарского языка охватывает 6 кафедр.

Декан — ГАНИЕВА Эмине Сулеймановна, кандидат филологических наук, доцент.

Насчитывает около 30 сотрудников.

Кафедра крымскотатарского и турецкого языкознания, возглавляемая и.о. зав. кафедрой: Сейдаметовой Нарие Сеидмаметовной, кандидатом филологических наук, насчитывает 19 человек.

Я не стал вдаваться в количественные и научные взаимоотношения сих учёных мужей (женщин, добавлю для гендерного равенства), могу сказать только одно: на 270 тысяч татар приходится где-то около 70 преподавателей с учёными степенями (на каждые четыре тысячи — один остепенёный).

Мне опять вспомнилось наболевшее ещё по послеперестроечным годам: «Вся страна дотировалась за счет РСФСР… 15% мест в крупнейших вузах поступившим вне конкурса учащимся других республик. В 1973 году на 100 научных работников имелось аспирантов:

*среди русских — 9,7 человек,

*белорусов – 13,4,

*туркмен – 26,2,

*киргизов – 23,8.

Русские и белорусы имели самый низкий процент лиц, обладающей ученой степенью. Таков же был и уровень жизни: в 50-е годы доходы колхозников Узбекистана были в девять раз выше, чем в РСФСР». («ЗАВТРА», июль 1999г., И. Шафаревич )

Посмотрим, что думают светочи учёных мыслей о желательном будущем ВСЕХ жителей Тавриды декан факультета истории, искусств и крымскотатарского языка Эмине Ганиева (КИПУ):

«— Крымскотатарский язык (имеющий в Республике Крым статус государственного), во-первых, должен быть в числе обязательных для изучения дисциплин в школе.

…если изучение крымскотатарского языка в школах Крыма было бы обязательным, то со школьной скамьи все, кто живет в Крыму, усвоили бы необходимый для общения минимум крымскотатарского языка.

 …Нашим вузом в течение нескольких лет разработаны план развития и концепция образования на крымскотатарском языке. Нами предлагался поэтапный перевод учебников на крымскотатарский язык и создание оригинальных пособий гуманитарного цикла, а затем постепенный переход на блок точных наук.

…Мы очень надеемся, что в дальнейшем дети крымских татар будут получать образование в вузах на родном языке».

 Вот так, ничтоже сумняшеся, 88% русскоязычного населения предложено перейти со своего на татарский, ведь, подготавливая на татарском инженера, нам надо дать ему и рабочее место с татарской же технической терминологией, с аналогичной документацией и т.д. и т.п. Согласитесь, сие есть очень смелое заявление.

Вы думаете, она одна такая? Отнюдь, снова претензии к русским: «…Ассоциация крымскотатарских работников образования «Маарифчи» обеспокоена проблемами преподавания крымскотатарского языка в крымских школах. Об этом писала на своей странице в социальной сети Facebook председатель Ассоциации Сафуре Каджаметова. По информации Каджаметовой, из-за сильной нагрузки учителей и желаний родителей в крымских школах на практике перестали преподавать крымскотатарский язык».

О чём собственно речь? Оказывается, непонятливые русские родители отказываются от изучения татарского своими чадами (причину смотрите выше) — какая несправедливость, по её возмущённому мнению.

Мне бы очень хотелось предложить руководству Тавриды подумать о нужности или ненужности столь раздутого штата светочей крымскотатарской культуры, о предложении профессора Олега Романько и высказываниях руководителей и сотрудников конкурирующих факультетов в прошлом и настоящем.

Или у русскихТавриды вновь появляется такое ощущение, что мы ничего не помним и ничему не научились.


[1]http://c-eho.info/politika/krym/item/3318-tavricheskij-natsionalnyj-universitet-oskandalilsya-pochitaniem-natsistskogo-prestupnika?tmpl=component&print=1

[2]  — http://c-pravda.ru/newspapers/2017/03/25/chuzhie-sredi-svoikh-3

[3]http://kr-eho.livejournal.com/750902.html

[4] http://news.allcrimea.net/news/2015/6/7/v-krymu-pri-perepisi-chislo-tatar-i-krymskih-tatar-reshili-ne-summirovat-38019

[5] http://crimea.ria.ru/society/20150821/1100778201.html

https://regnum.ru/news/2170894.html

https://rg.ru/2015/03/19/reg-kfo/yazik.html

http://crimea.kz/172344-V-shkolah-Kryma-net-potrebnosti-v-uvelichenii-urokov-krymskotatarskogo-yazyka-ministr.html

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Провокаторы

Игорь НОСКОВ

Политические цифры

Ученые-обществоведы определяли потенциал Крыма в укреплении российской государственности

.