Крымское Эхо
Новороссия

Зазор в смыслах

Зазор в смыслах

Русь, прозванная позже Киевской, еще с начала IX века и до средины XI столетия Новой эры, занималась тем, что расширяла свою территорию. В тех исторических условиях такая работа была ни чем иным, как созданием условий выживания и жизнеобеспечения создаваемой страны. К средине XI века, в период правления князя Ярослава Мудрого, страна была создана в территориальном, а следовательно и хозяйственном смысле.

Границы Руси вобрали земли, пригодные для тогдашнего уровня развития сельского хозяйства, ремесел и торговли. В то же время «застолбленные» рубежи дошли до природно-климатических зон, где, во всяком случае тогда, такое развитие не представлялось возможным.

На юго-востоке и на востоке Русь подошла к тому, что, также позднее, прозвали Великой Степью, а на востоке и на северо-востоке уперлась в холодный, дремучий лес, преходящий в тайгу.

В тогдашних условиях достигнутое территориальное распространение государства было пределом возможного и необходимого.

Но решение задач, которое должно было стать и стало необходимым и возможным, означало исчерпание смысла существования Древней Руси. В итоге страна, прежде всего в лице своих правящих и имущих классов, ушла в загул, преходящий в разнос.

И когда на просторах большой Степи вызрели силы, отправившиеся за добычей, разбогатевшая, но загулявшая Русь подвернулась им на пути очень кстати.

Но, несмотря на кажущуюся катастрофичность развернувшихся событий, именно нашествие степняков вручило разрозненным Русским княжествам новый смысл существования. Задачей существования страны и государства стало отражение натиска, а потом и подчинения самого Степного «континента». Заодно с этим понадобилось отбивать и «Натиск на Восток», пришедший уже из Европы.

Эта работа заняла несколько столетий и была завешерна только в течение первых десятилетий XIX века, по результатам русско-иранских войн 1804-1813 и 1826-1828 годов, а также войн с Турцией в 1806-1812 и 1827-1829 годах.

В итоге все регионы России, важные для ее независимого развития как в хозяйственном, так и в стратегическом значении стали удаленными от границ тылами.

Но, как и прежде, решение жизненно важных задач обернулось утратой смыслов, на которых основывалось существование России в ее монархическом, императорском виде. Неизбежным следствием этого стал путь к социальной революции протяженностью почти в век.

Знаком изменившегося времени стало, например, то, что позже получило название классической русской литературы.

Она практически никак не откликнулась на крупные исторические предприятия России середины и второй половины XIX века. Ни на войну на Кавказе (за исключением, пожалуй, Лермонтова), которая продолжалась, как-никак, до 1864 года, ни на освоение Дальнего Востока, ни на присоединение Средней Азии, ни на Русско-Турецкую войну 1877-1878 годов.

Нет, русских писателей интересовало то, что происходило внутри России, уже собранной России. Литературные сочинители заглядывали туда, где разворачивалась повседневная жизнь: на почтовые тракты и на железные дороги, в столичные салоны и в провинциальные городки вроде Окурова и Скотопригоньевска. «Рогато-копытное» название носит, как известно, городок, где разворачивается действие «Братьев Карамазовых». Но как раз поэтому писатели тогдашней России и стали классиками и знаменитостями.

Кстати, бывшее название улицы Университетской в Донецке, известное со времен Юзовки, — Скотопрогонная.

А Бердяев, будучи уже в эмиграции, также не зря назвал классическую русскую литературу одним из истоков и смыслов русского коммунизма. Основания для такого определения глубоко зарыты не были, надо было только уметь их видеть.

А уже в XX веке победа и успехи российской революции, отправившей в мировой политике в небытие германо-англосаксонский конфликт и ставший развитием и дополнением к нему; конфликт англосаксонских стран с экспансионистской Японией также означали исчерпание смысла существования теперь уже советского государства.

В плане внутреннего развития этот смысл оказался в прошлом немногим позже, к началу 60-х годов XX века, когда результаты промышленной и технической революции стали приходить в каждое жилье. А жилье также из прежних хат и бараков стало преобразовываться в отдельные квартиры и дома.

Потеря смысла существования страной и государством во время, когда это требовалось, не была осознана и уж тем более оценена. На это были свои причины.

Но известен итог. Развернувшийся процесс привел к развалу Советского Союза, а, вместо поиска и разработки собственного смысла существования и движения вперед по извилистой коварной дороге всемирной истории правящие верхушки новоиспеченных независимых государств те, кто обслуживает их интересы, принялись внушать себе и всем остальным, что ничего искать и изобретать теперь не нужно. Все давно уже есть и работает. Это то, что называется демократией и рыночной экономикой.

Хотя одно уже понятие «рыночная экономика» — это «масло масляное». Категории «рынок» и «экономика» тождественны. «Доэкономическим» существованием человеческого общества был такой способ жизни, когда первобытные рода, а позже племена не вступали ни в какие обмены продуктами питания и материальными предметами. Каждая такая группа людей обходилась тем, что сама добыла или произвела.

Как только люди начали обмениваться съестными припасами и даже самыми примитивными изделиями, «мотор» экономики завертелся. Он крутится и сейчас, только уже в виде производств, работающих без прямого участия человека, торговле по Интернету, изощренных банковских и биржевых операций.

***

Все это сказано не для того, чтобы просто напомнить о связи давно минувших дней с современностью. А с целью лучшего уяснения, хотя бы того, отчего в России, где умников и умниц как будто хватает и в Министерстве иностранных дел, и Министерстве обороны, и мало в каких еще заведениях, так и не знают, что делать с войной, развязанной киевской властью против Донбасса.

Собственно, знать-то, может, что-нибудь и знают, но применить знания мешает продолжающееся отсутствие собственных смыслов существования.

Зато присутствуют и работают чужие смыслы, искусно подсунутые почти 30 лет назад. Они состоят в том, чтобы беспрепятственно, не опасаясь никаких санкций, позавтракать в Париже, пообедать в Лондоне, а на вечер улететь «оттянутся» куда-нибудь в Майами или на экзотические острова.

Не все, конечно, так уж однозначно. Поиск чего-то похожего на новые собственные смыслы кое-как идет, что видно на примере Сирии, Арктики, а с недавних пор, похоже, и Африки. Но Донбасс, как видно, слишком близок, чтобы применять к нему такие же подходы. Неровен час, в столицах и на курортах, где так хочется и так приятно проводить время, обидятся и перекроют въезд.

Такое восприятие действительности мешает видеть и то, что сам этот блистательный мир, куда тянет и днем и ночью, сегодня — суть сам потеря собственного смысла.

Еще в XIII веке кризис идеи объединения тогдашнего Запада — Западной Европы под властью Католической церкви, для чего были затеяны крестовые походы, обернулся первым прообразом будущих революций и гражданских войн — бандитской дракой гвельфов и гибеллинов в раздробленной Италии. Но начавшаяся тогда эпоха завершилась в первой половине XX века тем, что одних странах Европы фашизм победил, а другие страны перед фашизмом капитулировали.

***

Освобождение же Западной Европы американской армией обернулось тем, что вместо самоубийственно завершившегося смысла существования ей всучили суррогатный смысл в виде существования в режиме дистанционно управляемых кукол.

Это еще называется подменой Формы, если под Формой с большой буквы понимать способ соединения, презентации и самореализации определенных идей смыслов и намерений.

Поэтому и получается так, что реальные политические и социальные права людей подменяются правами сексуальных меньшинств и прочих извращенцев, а заявлять о своей традиционной, или, правильно сказать, биологически естественной сексуальной ориентации, стало опасно — можно испортить себе резюме, что неминуемо отразится на карьере, а то и на самой возможности найти работу.

Но и в такой подмененный мир в Москве многих безудержно тянет летать легко и постоянно. А тут не утихающая война в каких-нибудь, если по прямой линии, так в 900 километрах от кольцевой автомобильной дороги! Да, это вам не Сирия…

Зазор в смыслах существовании России, возникший еще во второй половине XX века и не преодоленный до сих пор, привел к тому, что на западном направлении внешней политики многое, так или иначе, вертится вокруг экспорта газа.

***

Очередные трехсторонние переговоры по вопросам газовых поставок между Россией, представителями Европейского союза и «Нафтогазом Украины», прошли, как и было предусмотрено, 28 октября в «очном» и в телефонном режиме.

На какое-либо определенное соглашение стороны пока не вышли. Но о предварительных результатах взаимных консультаций можно судить по высказыванию министра энергетики Российской Федерации Александра Новака — о том, что, коль уж бывшая Украина собирается с 2020 года проводить транзит российского газа по правилам Европейского союза, то и Россия сможет обеспечить поставки на таких же условиях. Из этого понятно, что аванс на спокойное существование для киевской власти уже сейчас выписывают минимум на год вперед.

И правильно, а то вдруг чего с газовым транзитом — так закроются чартеры на Ганновер и Шереметьевский портал.

Но на проявленный партнерский подход украинская сторона ответила в своем фирменном стиле. Компания «Нафтогаз Украины» объявила, что предъявит российскому «Газпрому» еще одни иск. Над его составлением уже работают. Причем, о готовящемся иске было объявлено также в самый день трехсторонних переговоров — 28 октября. Транзит — транзитом, а война, «гибридная» или какая-то еще, идет по своему расписанию.

Зеленскому тем временем не терпится, чтобы собрался «Нормандский формат» на уровне лидеров государств. Это тоже часть политики «ни мира, ни войны», или и видимость мира и война комбинированного типа.

Для этого украинская сторона 29 октября и пошла, на первый взгляд, на неожиданное разведение сил у поселка Золотое на Луганском фронте.

Если президент бывшей Украины окажется за одним столом переговоров с Путиным, Меркель и Макроном, это сразу поднимет все его внутренние и внешние котировки.

Но чтобы за такой стол попасть, президенту бывшей Украины надо, хоть как-то показать себе и другим, что он не «лох». Иначе, кто же с ним будет разговаривать…

Кроме того, один факт такой встречи оживит в Москве тех, кто только и ищет пути, как бы от проблемы бывшей Украины отделаться и отстраниться.

Это и есть те, которые, потеряв прежний смысл существования страны по причине ухода его в прошлое, никаких новых смыслов сформулировать не могут и не хотят. Вместо этого они еще с начала 90-х годов прошлого века уцепились за чужой смысл и с тех пор послушно следуют в его фарватере. Своих интересов и друзей у таких людей нет, а врагов они не хотят видеть в упор, упорно именуя их «коллегами» и «партнерами».

Из Киева в Москву могут «просигналить» тем, кому надо, еще и так, что примут какой-нибудь закон об «особом» статусе Донбасса. Не обязательно, что с этим будут тропиться, чтобы выдать то, что предусмотрено разными «формулами» до 31 декабря этого года.

Могут отложить и на потом, лишь бы тянулась, сколько уж выйдет, муть и слякоть положения, существующего на сегодняшний день. Но объективное следствие этого — то, что узел проблемы бывшей Украины будет и дальше затягиваться в том направлении, при котором сама измениться не сможет. Потребуется только внешнее воздействие, и куда более жесткое, чем то, что предусмотрено Минском или Нормандскими разговорами.

Но пока с киевской властью торгуются по газовому транзиту, ждут, когда, и будет ли, вообще, развод сил теперь уже около села Петровского. Прикидывают также, чего примет или не примет Верховная Рада до конца года.

Так продолжится и дальше, покуда зазор в смыслах, а следовательно и во времени, не будет устранен.

Цена этому безвременью, кроме остального, — человеческие жизни. Еще 27 октября на Донбассе погибли три ополченца, а 30 октября — один.

Может быть, есть смысл провести в российском МИДе и в Министерстве обороны конкурсы «умников и умниц» на тему того, как быть на киевском направлении, если бы вдруг оказались неактуальными Минский процесс и «Нормандский формат». А чтобы не вышло лишней огласки и скандала, то эту мозговую игру устроили бы в закрытом режиме…

г.Донецк

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нестыковка смыслов

Игорь СЫЧЁВ

Стрельба без предупреждения

Игорь СЫЧЁВ

Идеализм и революция

Игорь СЫЧЁВ