Крымское Эхо
Архив

«Забытый» поход Петра

«Забытый» поход Петра

Сергей ЯСИНСКИЙ

Наверняка у многих в памяти остались воспоминания, связанные с 300-летним юбилеем Полтавской битвы. Если помните, он принял не только подобающий её историческому значению научный и общественный характер, но и остро политический: «оранжевая власть» и её идеологическая прислуга не только по-своему интерпретировали события трёхвековой давности, но и стремились поставить их себе на службу в затянувшемся противостоянии с Москвой.

В этой связи кого-то может удивить тотальное умолчание, окутавшее следующее весьма знаковое трёхсотлетие, вписавшееся в общий контекст Северной войны, — юбилей Прутского похода. Летом 1711 года в Молдавию вошла Русская армия под предводительством Петра I. Этот поход, ставший одним из главных событий Русско-турецкой войны 1710-1713 гг., был неудачным. Это стало одной из причин того, что о нём у нас старались особо не вспоминать. Не вспоминают и сейчас, на что, наверное, есть веские причины…

КАК ИЗВЕСТНО, потерпев поражение в Полтавской битве, шведский король Карл XII бежал и укрылся во владениях Османской империи, в Бендерах. Петр I заключил договор с Турцией о выдворении Карла XII с турецкой территории, однако шведскому королю позволили остаться и таким образом создавать угрозу южной границе России при помощи части украинского казачества и крымских татар.

Добиваясь высылки Карла, Петр стал угрожать войной Турции, но в ответ 20 ноября 1710 г. султан сам объявил войну России, посадив русского посланника Петра Толстого в Семибашенный замок.

Действительные причины войны были застарелыми: русскими войсками в 1696 г. был взят Азов, после чего Боярская дума приговорила: «Морским судам быть!». Таким образом, у России появился военный флот, с помощью которого со стороны Азовского моря она начала «рубить окно» в Европу. Турцию, естественно, это не устраивало…

 

Карта Прутского похода


ПЕРВОНАЧАЛЬНО война носила ограниченный характер: вассалы Турции, крымские татары, ведомые ханом Девлет-Гиреем, предприняли зимний набег на Украину. Татары дошли до Харькова, но после нескольких неудачных стычек с русскими, вернулись в Крым. С другой стороны, буджакские татары и враждебные королю Августу поляки, перейдя Днестр у Бендер, опустошили страну от Немирова до Киева, но атакованные стоявшими на границе русскими отрядами, под начальством фельдмаршала Бориса Шереметева, они ушли в Бессарабию.

Эта неудача первых действий против русских возбудила подозрение верховного визиря Балтаджи-паши против Девлет-Гирея и покровительствуемого им молдавского господаря Кантемира. Последний, опасаясь происков своего врага, Бранкована, господаря валахского, и видя, как нетерпеливо ожидает все христианское население прибытия русских, решился перейти на их сторону. Примеру его притворно последовал и Бранкован (Господарь Валахии Константин Брынковяну) еще в 1709 г. завязавший сношения с Россией. Он заявил о поддержке России. В перспективе Валахия должна была стать независимым княжеством под протекторатом России. Забегая вперёд, отметим: Пётр не дошёл до Валахии, а Бранкован не выступил ему на помощь…

Петр I, узнав о набеге татар и о заточении посла, не замедлил выступить в поход. 18 января 1711 г., на созванном им совете, он выразил мнение, что всего выгоднее идти прямо к Дунаю, дабы помешать неприятелю вторгнуться в Молдавию. Бранкован обещал снабдить нашу армию обильными жизненными припасами, и, кроме того, поддержать ее 30 тыс. собственных войск и 20 тыс. сербов. Польский король Август выделил для этого похода 30 тыс. Русская же армия насчитывала в своих рядах 30-40 тыс. Силы эти Петр считал более чем достаточными.

РОССИЯ повела войну на трёх фронтах: русские совершили походы против татар на Крым, на Кубань, а сам Пётр I, опираясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить глубокий поход до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи. Этот план начал воплощаться уже ранней весной.

План кампании на западном участке исходил из представлений царя о высокой боевой выучке русской армии, прошедшей школу сражений у Лесной и Полтавы и способной держать инициативу в своих руках. Предполагалось, что русские войска, преодолев Днестр, Буг, Дунай, развернут боевые действия на чужой территории и там нанесут решающее поражение противнику.

Кажется, ничто так не занимало Петра в эти недели, как стремление в минимальные сроки сосредоточить свою армию у Днестра и побыстрее достичь Дуная. Из Смоленска, Луцка, Яворова, Ярославля Петр отправляет одного за другим гонцов с приказанием ускорить движение войск. Смысл указов один и тот же: «все исполнить, не опуская времени, ибо ежели умедлим, то все потеряем»; «подтверждаем, дабы вы трудились как наискорее, с пехотными дивизиями поспешать в указное место, ибо нужда того требует»; «итить со всяким поспешением». Цель — достичь Дуная раньше турок.

6 (17) МАРТА 1711 года Пётр I выехал к войскам из Москвы со своей подругой Екатериной Алексеевной, которую повелел считать своей женой и царицей (ещё до официального венчания, произошедшего в 1712 году). Ещё ранее князь Голицын с десятью драгунскими полками двинулся к границам Молдавии, с севера из Ливонии на соединение с ним вышел фельдмаршал Шереметев с 22 пехотными полками. План русских заключался в следующем: выйти к Дунаю в Валахии, не дать турецкому войску переправиться, а затем поднять восстание народов, подвластных Оттоманской империи, за Дунаем. По словам румынского историка Арманда Гроссу, «делегации молдавских и валашских бояр обивали пороги Петербурга, прося царя, чтобы православная империя их поглотила…».

30 мая, на пути в Молдавию, Пётр I заключил соглашение с польским королём Августом II о ведении боевых действий против шведского корпуса в Померании. Царь усилил польско-саксонскую армию 15 тыс. русских войск, и, таким образом, обезопасил свой тыл от враждебных действий со стороны шведов. Втянуть Речь Посполитую в турецкую войну не удалось.

13 апреля 1711 года Пётр I заключил секретный Луцкий договор с православным молдавским правителем Дмитрием Кантемиром, пришедшим к власти при содействии крымского хана. Кантемир приводил своё княжество (вассал Османской империи с 1456) в вассальную зависимость от русского царя, получая в награду привилегированное положение Молдавии и возможность передать престол по наследству. В XVII-XVIII вв. Молдавское княжество включало в себя земли по обоим берегам Прута со столицей в Яссах. Кантемир присоединил к русской армии шеститысячную молдавскую лёгкую конницу, вооружённую луками и пиками. Молдавский господарь не располагал сильной армией, но с его помощью было легче обеспечить провиантом русское войско в засушливых краях.

В своих записках бригадир Моро-де-Бразе насчитал 79 800 в русском войске перед началом Прутского похода: 4 пехотные дивизии (генералов Алларта, Денсберга, Репнина и Вейде) по 11 200 солдат, 6 отдельных полков (включая 2 гвардейских и артиллеристов) общей численностью 18 тыс., 2 кавалерийские дивизии (генералов Януса и Ренне) по 8 тыс. драгун, отдельный драгунский полк (2 тыс.). Это — штатная численность подразделений, которая, увы, вследствие тяжёлых переходов из Лифляндии к Днестру значительно уменьшилась.

Артиллерия состояла из 60 тяжёлых орудий (4-12-ти фунтовых) и до сотни полковых пушек (2-3-х фунтовых) в дивизиях. Иррегулярная конница насчитывала примерно 10 тыс. казаков, к которым присоединилось до 6 тыс. молдаван.

Маршрут русских войск представлял собой линию от Киева через крепость Сороки (на Днестре) на молдавские Яссы через территорию дружественной Польши (часть современной Украины) с форсированием Прута. Ввиду продовольственных затруднений русская армия в течение июня 1711 года долго сосредотачивалась на Днестре — границе Речи Посполитой с Молдавией. Фельдмаршал Шереметев с кавалерией должен был пересечь Днестр в первых числах июня и затем прямым путём спешить к Дунаю, чтобы занять места возможных переправ для турок, создать продовольственные магазины для обеспечения основной армии, а также втянуть Валахию в восстание против Османской империи. Однако фельдмаршал столкнулся с проблемами в снабжении кавалерии фуражом и провиантом, не нашёл достаточной военной поддержки на местах и остался в Молдавии, повернув на Яссы.

Кроме войск, достигших Прута, в южных областях России находились в то время еще две значительные армии, предназначавшиеся для действий против Крыма и Очакова. От них можно было подтянуть крупные подкрепления, но этого не было сделано. Неосторожно понадеявшись на обещания мнимых союзников, Петр углубился в Молдавию, реально имея всего 30-40 тысяч регулярных войск, около 9 тысяч казаков и 7 тысяч молдаван, при 62 орудиях. Да и эти войска были крайне утомлены, терпели во всем недостаток, и движение их затруднялось огромными обозами.

ПОСЛЕ пересечения Днестра 27 июня 1711 года основная армия двигались двумя отдельными группировками: впереди шли 2 пехотные дивизии генералов фон Алларта и фон Денсберга с казаками, за ними следовал Пётр I с гвардейскими полками, двумя пехотными дивизиями князя Репнина и генерала Вейде, а также артиллерией под началом генерал-поручика Брюса. В шестидневном переходе от Днестра до Прута по безводным местам, с изнуряющей жарой днём и холодными ночами, много русских солдат из рекрутов, ослабленных недостатком продовольствия, погибло от жажды и болезней. Солдаты умирали, дорвавшись и опившись воды, другие, не выдержав лишений, даже решались на самоубийство.

1 июля (по нов. ст.) конница крымских татар атаковала лагерь Шереметева на восточном берегу Прута. Русские потеряли 280 драгун убитыми, но отбили нападение. 3 июля дивизии Алларта и Денсберга подошли к Пруту напротив Ясс (Яссы находятся за Прутом), потом продвинулись вниз по течению. 6 июля Пётр I с двумя дивизиями, гвардией и тяжёлой артиллерией переправился на левый (западный) берег Прута, где к царю присоединился молдавский господарь Дмитрий Кантемир.

Султан Ахмед III, узнав о приближении русских и опасаясь общего восстания всех своих христианских подданных, предложил Петру мир, обязываясь уступить все земли до Дуная, но предложения эти были отвергнуты. Как потом выяснилось, зря…

7 июля дивизии Алларта и Денсберга соединились с корпусом главнокомандующего Шереметева на правом берегу Прута. Однако русская армия испытывала большие проблемы с фуражом, поэтому было решено переправиться на левый берег Прута, где рассчитывали найти больше продовольствия. 11 июля кавалерия с обозом из армии Шереметева начали переправу на левый берег Прута, остальные войска пока оставались на восточном берегу. 12 июля генерал Ренне с восемью драгунскими полками (5056 человек) и 5 тыс. молдаван был отправлен в город Браилов (совр. Брэила в Румынии) на Дунае, где турки сделали значительные запасы фуража и провианта.

14 июля вся армия фельдмаршала Бориса Шереметева перешла на западный берег Прута, где вскоре к ней, наконец, подошли войска с Петром I. При этом до 9 тыс. солдат были оставлены в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и удержания спокойствия местного населения.

После соединения всех сил русская армия двинулась вниз по течению Прута к Дунаю. Однако к этому времени 20 тысяч татар переправилось через Прут вплавь с лошадьми и стали нападать на небольшие тыловые части русских.

Приближались решающие события, перед которыми 17 июля был проведён смотр, на котором в русской армии насчитали до 47 тыс. солдат.

18 июля русский авангард узнал о начавшейся переправе на западный берег Прута возле городка Фальчи (совр. Фэлчиу) большой турецкой армии. Турецкая конница в 2 часа дня напала на авангард генерала Януса (6 тыс. драгун, 32 пушки), который, построившись в каре и отстреливаясь из орудий, пешим строем в полном окружении противника медленно отступал к основной армии. Русских от разгрома спасало отсутствие артиллерии у турок и их слабое вооружение, многие из турецких всадников были вооружены лишь луками. С заходом солнца турецкая кавалерия отошла, что позволило авангарду ускоренным ночным маршем соединиться ранним утром 19 июля с основной армией. Но развязка была уже близка…

19 ИЮЛЯ турецкая кавалерия окружила русскую армию, не приближаясь ближе, чем на 200-300 шагов. У русских не было чёткого плана действий. В 2 часа дня решили выдвинуться, чтобы атаковать неприятеля, но турецкая конница оттянулась, не приняв боя. И это было вполне объяснимо: армия Петра I располагалась в низине вдоль Прута, все окрестные возвышенности были заняты турками, к которым пока не подошла артиллерия. На военном совете русскими было решено использовать этот момент — отступать ночью вверх по Пруту в поисках более выгодной позиции для обороны.

В 11 часов вечера, уничтожив лишние повозки, армия двинулась в следующем боевом порядке: 6-ю параллельными колоннами (4 пехотные дивизии, гвардия и драгунская дивизия Януса), в промежутках между колоннами вели обоз и артиллерию. Гвардейские полки прикрывали левый фланг, на правом фланге, примыкающем к Пруту, двигалась дивизия Репнина. С опасных сторон войска прикрывались от турецкой конницы рогатками, которые несли солдаты на руках.

Потери русской армии убитыми и ранеными в этот день составили около 800 человек. К этому времени армия насчитывала всего 31 554 пехоты и 6692 кавалерии, причём, в основном бесконной, 53 тяжёлых орудия и 69 лёгких 3-х фунтовых пушки.

20 июля к утру образовался разрыв между отставшей крайне левой колонной гвардии и соседней дивизией Алларта из-за неравномерного марша колонн по пересечённой местности. Турки воспользовались этим, немедленно напав на обоз, оставшийся без прикрытия, и прежде чем фланг был восстановлен, погибло немало обозников и членов офицерских семей. В течение нескольких часов армия стояла, ожидая восстановления боевого походного строя. Из-за этой задержки турецкой пехоте — янычарам с артиллерией удалось в течение дня нагнать русскую армию.

Около 5 часов дня армия упёрлась крайне правым флангом в реку Прут и остановилась для обороны недалеко от местечка Стэнилешти (около 75 км южнее Ясс). На противоположном восточном крутом берегу Прута показалась татарская конница и союзные им запорожские казаки. К туркам подошла лёгкая артиллерия, которая стала обстреливать русские позиции. В 7 часов вечера последовала атака янычар на расположение дивизий Алларта и Януса, несколько выдвигающихся вперёд по условиям местности.

Отбитые ружейно-пушечным огнём турки залегли за небольшим возвышением. Под прикрытием порохового дыма 80 гренадер забросали их гранатами. Турки контратаковали, но были остановлены ружейными залпами на линии рогаток.

Польский генерал Понятовский, военный советник у турок, лично наблюдал сражение: «Янычары… продолжали наступать, не ожидая приказов. Испуская дикие вопли, взывая по своему обычаю к богу многократными криками «алла», «алла», они бросились на неприятеля с саблями в руках и, конечно, прорвали бы фронт в этой первой мощной атаке, если бы не рогатки, которые неприятель бросил перед ними. В то же время сильный огонь почти в упор не только охладил пыл янычар, но и привёл их в замешательство и принудил к поспешному отступлению. Кегая (помощник великого визиря) и начальник янычар рубили саблями беглецов и старались остановить их и привести в порядок».

Бригадир Моро-де-Бразе, совсем не обласканный на русской службе, тем не менее, оставил такой отзыв о поведении Петра I в критический момент боя: «Могу засвидетельствовать, что царь не более себя берёг, как и храбрейший из его воинов. Он переносился повсюду, говорил с генералами, офицерами и рядовыми нежно и дружелюбно, часто их расспрашивая о том, что происходило на их постах».

Ночью турки дважды делали вылазки, но были отбиты. Этот успех не мог, однако, поправить положения в целом.

В ночь на 10 июля (21 по н.ст.) численность противника дошло до 200 тыс. Турки, обведя наш лагерь окопами и построив батареи на высотах и на противоположном берегу реки, приобретали возможность отнять у русской армии не только возможность отступления, но даже воду.

Потери русских в результате последних боёв к этому времени составили 2680 человек (750 убитых, 1200 раненых, 730 пленных и пропавших без вести); турки потеряли 7-8 тысяч согласно донесению английского посла в Константинополе и показанию бригадира Моро-де-Бразе (ему в потерях признавались сами турки).

21 ИЮЛЯ около 160 орудий непрерывно обстреливали русские позиции. Янычары предприняли атаку, но снова были отбиты с потерями. Положение русской армии стало отчаянным, боеприпасы ещё оставались, но их запас был ограничен. Продовольствия не хватало и раньше, а в случае затягивания осады войскам скоро грозил голод. Помощи ждать было не от кого.

В лагере плакало и выло множество офицерских жён, сам Пётр I временами приходил в отчаяние, «бегал взад и вперед по лагерю, бил себя в грудь и не мог выговорить ни слова». Сознавая безнадёжность своего положения, Петр написал письмо сенату, приказывая: если впадёт в плен туркам, не почитать его уже государём и не исполнять даже его собственноручных повелений.

На утреннем военном совете Пётр I с генералами принял решение предложить турецкому султану мир; в случае отказа сжечь обоз и прорываться «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не прося пощады». К туркам послали трубача с предложением о мире.

Визирь Балтаджи Мехмед-паша, не ответив на русское предложение, приказал янычарам возобновить атаки. Однако те, понеся в этот и предыдущий день большие потери, заволновались и подняли ропот, что султан желает мира, а визирь против его воли шлёт янычар на убой.

Фельдмаршал Шереметев послал визирю второе письмо, в котором, кроме повторного предложения о мире, заключалась угроза перейти в решительный бой через несколько часов, если ответа не последует. Визирь, обсудив со своими военачальниками ситуацию, согласился заключить перемирие на 48 часов и вступить в переговоры.

К туркам из осаждённой армии назначили наделённого широкими полномочиями «еврея Петра Великого» вице-канцлера Петра Шафирова с переводчиками и помощниками. Переговоры начались.

О БЕЗНАДЁЖНОМ положении русской армии можно судить по условиям, на которые был согласен Пётр I, и которые он изложил Шафирову в инструкции. Первое: отдать туркам Азов и все ранее завоёванные города на их землях. Второе: отдать шведам Лифляндию и прочие земли, кроме Ингрии (где строился Петербург). Отдать в возмещение за Ингрию Псков. Третье: согласиться на Лещинского, ставленника шведов, как польского короля.

Данные условия, по сути, совпадали с теми, которые выдвигал султан при объявлении войны России. Однако визирь с ними мог не согласиться. Поэтому на его подкуп было выделено из казны 150 тыс. рублей, суммы поменьше предназначались другим турецким начальникам и даже секретарям. По легенде жена Петра Екатерина Алексеевна пожертвовала все свои драгоценности на подкуп, к ней присоединились и другие русские женщины.

22 июля Шафиров вернулся из турецкого лагеря с условиями мира. Они, на удивление, оказались значительно легче тех, на которые был готов Пётр. Во-первых, осуществлялся возврат Азова туркам в прежнем состоянии. Требовалось разорить Таганрог и другие города на завоёванных русскими землях вокруг Азовского моря. Также Пётр должен был отказаться от вмешательства в польские и казацкие (запорожские) дела. Требовалось также обеспечить свободный пропуск шведского короля в Швецию, а также выдвигался ряд несущественных условий по купцам. До исполнения условий договора Шафиров и сын фельдмаршала Шереметева должны были оставаться в Турции как заложники.

23 июля мирный договор был скреплён печатями, и уже в 6 часов вечера русская армия в боевом порядке с распущенными знамёнами и барабанным боем выступила к Яссам. Турки даже выделили свою кавалерию для защиты русской армии от разбойничьих набегов татар.

Карл XII, узнав о начале переговоров, но, ещё не зная об условиях сторон, немедля отправился из Бендер на Прут и 24 июля после полудня прибыл в турецкий лагерь, где потребовал расторгнуть договор и дать ему войско, с которым он разобьёт русских. Великий визирь отказал, сказав: «Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключённого мира не нарушим».

Кстати, визирь так и не смог получить обещанную ему Петром взятку. Ночью 26 июля деньги привезли в турецкий лагерь, но визирь не принял их, опасаясь своего союзника, крымского хана. Потом он побоялся взять их из-за подозрений, возбуждаемых Карлом XII против визиря. В ноябре 1711 благодаря интригам Карла XII посредством английской и французской дипломатии визирь Мехмед-паша был смещён султаном и по слухам вскоре казнён…

Интересный факт: 25 июля русский кавалерийский корпус генерала Ренне с приданной молдавской конницей, ещё не зная о заключённом перемирии, захватил Браилов, который пришлось оставить через два дня…

13 АВГУСТА 1711 русская армия, выходя из Молдавии, пересекла Днестр в Могилёве, закончив Прутский поход. Из воспоминаний датчанина Расмуса Эребо (секретаря датского посланника Юста Юля) о русских войсках на подходе к Днестру: «Солдаты почернели от жажды и голода. Почерневшие и умирающие от голода люди лежали во множестве по дороге, и никто не мог помочь ближнему или спасти его, так как у всех было поровну, то есть ни у кого ничего не было»…

Во время пребывания в лагере за Днестром в Подолии Пётр I приказал каждому бригадиру представить подробную опись своей бригаде, определив её состояние в первый день вступления в Молдавию и то, в котором находилась она в день отданного приказа. Воля Царского Величества была исполнена: по словам бригадира Моро-де-Бразе из 79 800 людей, состоявших налицо при вступлении в Молдавию, оказалось только 37 515, и ещё не присоединилась к армии дивизия Ренне (5 тыс. на 12 июля). Возможно, в русских полках был изначальный некомплект личного состава, но не более чем 8 тысяч рекрутов, в чём Пётр I упрекал губернаторов в августе 1711 года. По данным бригадира Моро-де-Бразе во время боёв 18-21 июля русская армия потеряла убитыми 4800 человек генерал-майора Видмана. Около 100 человек убитыми потерял Ренне при взятии Браилова. Таким образом, дезертировали, попали в плен и погибли, главным образом от болезней и голода на начальном этапе похода, более 37 тысяч русских солдат, из них убито в боях всего около 5 тысяч. Интересная и показательная арифметика, не так ли?

НЕ ДОБИВШИСЬ, согласно Прутскому соглашению, выдворения Карла XII из Бендер, Пётр I повелел приостановить выполнение требований договора. В ответ Турция в конце 1712 года вновь объявила войну России, но боевые действия ограничились лишь дипломатической активностью вплоть до заключения в июне 1713 года Адрианопольского мирного договора, в основном на условиях Прутского договора. Плюсом этого явилась возможность России вести Северную войну без второго фронта, хотя при этом завоевания Азовских походов 1695 и 1696 годов были утрачены.

Таким образом, главным итогом неудачного Прутского похода явилась потеря Россией выхода к Азовскому морю и недавно построенного южного флота. Пётр хотел было перевести из Азовского моря на Балтику корабли «Гото Предестинация», «Ластка» и «Шпага», однако турки не разрешили им проход через Босфор и Дарданеллы, после чего корабли были… проданы Османской империи.

Отметим: Азов вновь был захвачен русской армией спустя лишь 25 лет в июне 1736 года при императрице Анне Иоанновне…

С ТЕХ ПОР — как раз в эти дни можно отмечать — прошло 300 лет. По реке Прут нынче проходит государственная граница между Румынией и Молдавией, так что земли Молдавского княжества сегодня принадлежат разным странам. Некогда Княжество Валахия, прилегавшее к левому (северному) берегу Дуная и являвшееся с 1476 года вассалом Османской империи, — теперь часть Румынии. В июне 1940 года советские войска, возглавляемые будущим Маршалом Победы Г.К. Жуковым, пересекли границу «Боярской Румынии». «По-тихому» в состав СССР были возвращены отторгнутые в 1919 году земли Бессарабии и заодно присоединена Северная Буковина. Из Молдавской Автономной ССР, занимавшей западные одесские земли, и Бессарабии Кремль быстренько «слепил» Молдавскую ССР со столицей в Кишинёве. Теперь, в XXI веке, на её территории два государственных образования — Республика Молдова с руководством, заглядывающим в рот Бухаресту, и непризнанная, но существующая уже двадцать лет, Приднестровская Молдавская Республика со столицей в Тирасполе. Между тем, член НАТО и Европейского Союза Румыния начинает претендовать на роль регионального лидера, периодически пуская дипломатические стрелы то в адрес Киева, то Москвы…

В общем, как была на этом геополитическом пространстве неразбериха, так она и продолжается. Кое-кто утверждает: значит, и сегодня живёт и дело Петра, по совокупности сделанного названного Великим…

О Прутском походе сегодня помнят разве что специалисты и историки-любители, хотя все наши соотечественники причастны к традиции, корни которой лежат как раз в тех временах.

Пожертвовала ли Екатерина свои драгоценности для сбора выкупа туркам, чем подала пример остальным женщинам, находившимся при войске (маркитанткам, жёнам, «боевым подругам» и пр.) — доподлинно неизвестно. Но известно другое: Пётр оценил поведение своей супруги в Прутском походе настолько высоко, что в 1714 году специально для её награждения учредил новый российский Орден Освобождения, переименовав его вскоре в орден Святой великомученицы Екатерины. По уставу, этой награды могли удостаиваться только женщины. При этом Пётр сказал, что орден «учинен в память бытности Ея Величества в баталии с турки у Прута, где в такое опасное время не яко жена, но яко мужская персона видима всем была». Подтверждением этому служит сам орден: на нем изображена Святая Екатерина с крестом, на котором первые буквы слов: «Г[осподи], с[паси] ц[аря]», а на обратной стороне латинская надпись: «Трудами сравнивается с супругом». Кроме того, в манифесте 15 ноября 1723 г. о короновании Екатерины Петр упомянул о том, что Екатерина помогала ему в Северной войне и в Прутском сражении и «мужески, а не женски, поступала».

Кавалеры (кавалерши) ордена через плечо носили ленту розового цвета. Поэтому в наши дни существует традиция — новорождённых девочек перевязывают розовой ленточкой. А мальчиков, соответственно, голубой — по цвету ленты первой и высшей награды России — Ордена Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного. Так что о Прутском походе, в принципе, должен помнить каждый из нас.

А уж те, кому положено по должности и статусу, должен помнить о его последствиях — это не только полезно, но и весьма актуально.

 

Рисунок вверху —
Иван НИКИТИН (1680-е-1742). Портрет Петра I.
Репродукция с сайта lj.rossia.org
Псковский историко-художественный музей-заповедник

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 13 июня

Борис ВАСИЛЬЕВ

С праздником Преображения Господня!

.

Русским на Украине и в Крыму некомфортно