Крымское Эхо
Эхо недели

Хитрый план — или его отсутствие

Хитрый план — или его отсутствие

Самым интересным занятием как до, так и после выхода нашумевшего интервью Владимира Путина, которое взял американский журналист Такер Карлсон, — это изучение реакции зарубежной аудитории. На глаза попался большой пост американского кикбоксера Эндрю Тейта, который проанализировал его содержание с точки зрения своего «уличного опыта».

Мнение человека, который далек и от политики, и от политологии, и от научного, и от пропагандистского анализа, оказалось одним из самых интересных высказываний по теме. И именно так, если подумать, и должно было быть: Путин же обращался к иностранному, прежде всего западному, обывателю — вот американский обыватель и рассказал, какой опыт он получил от интервью, без захламления своих ощущений сложной терминологией и рассуждений о «центрах силы» и «геополитическом ландшафте».

Кикбоксер правильно подметил два важных момента в интервью нашего президента: высочайшую компетентность Путина, подтвержденную годами его работы, и не меньшую важность того, что Путин не сказал на фоне того, что сказал. А не сказал президент практически ничего о состоянии американского общества, не упирал на разгул активистов ЛГБТАБЫРВАЛГ+ (движение запрещено в России), не выдавал похвалы Трампу или каким-либо политическим силам, хотя мог бы.

В общем, по мнению Тейта, Путин ведет себя по принципу, который озвучил Наполеон: «Никогда не перебивай своего врага, когда он совершает ошибку».

Этой цитатой он и завершил свой анализ.

Повторимся, в мире много сказано по поводу интервью; реакция колоссальная, число просмотров зашкаливает, градус интереса к интервью просто запредельный. Но в душу больше всего запал именно вот этот пост американского спортсмена, потому что ключевые его мысли во многом пересекаются и с нашей российской реальностью по итогам двух лет спецоперации.

Много ведь было в общем-то справедливых вопросов и возмущения по поводу проведения СВО. Например, мол, воюем-воюем, перемалываем противника — а ключевые транспортные объекты в виде мостов через Днепр целые. Все приграничье под огнем, дома наших людей разрушены, объекты инфраструктуры повреждены — а здания Рады или администрации украинского президента целые.

И по информационной составляющей операции: против нас крупнейшие психологические центры работают, пропаганда нескончаемым потоком летит — а мы всё отвечаем про «доверие официальным источникам» с просьбой «не слушать дезинформацию»!

Но чем дальше продолжается спецоперация, тем порой сложнее с этими высказываниями соглашаться. Спецоперация, одной из целей которой была демилитаризация Украины, превратилась в демилитаризацию Европы – силами российских бойцов и стараниями европейских политиков в ЕС выгребли все арсеналы советского вооружения и существенно сократили запасы оружия собственного и американского производства.

И глядя на это, уже нет той уверенности, которая была в 2022 году, что мосты через Днепр сто́ило уничтожать…

Спустя полтора года после начала СВО отчетливо проявился и раскол в украинском руководстве, который сейчас все ближе к кризису. Вся западная пропаганда стояла на возвеличивании образа Зеленского как «героя сопротивления», и ликвидируй его в 2022 году, он бы и вошел в западную историографию как мученик, что послужило бы лишним оправданием для Запада посылать оружие гораздо активнее. А может, и поводом вмешаться самим.

Спустя же два года после начала СВО, про Зеленского все чаще пишут как о диктаторе и коррупционере — но никак не о герое. Но, что куда для нашей будущей победы важнее: необдуманные, жадные до власти и денег руководители Украины сами дестабилизируют ситуацию изнутри.

Дошло уже и до отставки главкома Залужного – еще одного человека, вокруг которого сформировали образ «героя войны», прежде всего в глазах людей. Мясника Залужного заменили на еще бо́льшего мясника Сырского, которого собственные солдаты называют «генерал-200» за чрезмерные потери в его соединениях.

Сырский, уроженец Владимирской области, чьи родственники до сих пор проживают в России, — эталонный лизоблюд, делающий то, что ему скажут без вопросов, ну и, конечно, предатель. Не хочется вдаваться в символизм, но пока слова о «незавидной судьбе предателей» еще не подводили…

То есть появились сразу две точки напряжения в украинском обществе, которых и так за последнее время усилиями Зеленского создано уже достаточно много.

Все это результат жадности и жестокости украинского президента вперемешку с некомпетентностью, и его ошибки несомненно себя проявят.

Из этого следует и кризис украинского ЦИПСО и пропаганды. Если в начале СВО это была грозная сила, то сейчас она откровенно посмешище. И стала она таковой именно потому, что вынуждена не вести наступление на наше общество, а тушить пожары в своем обществе, созданные Зеленским и его окружением.

Поскольку цель киевского руководства — не забота о своих избирателях, а исполнение собственных амбиций, для удержания власти приходится применять все более жестокие меры, а информационная обслуга вынуждена оправдывать эти меры в глазах населения.

Скатилось все это до абсурда, практически слово в слово повторяющего недавний фильм «Не смотрите наверх»: по сюжету на Землю летит астероид, который убьет все живое, а американские политики вместо мер по устранению астероида убеждают людей не беспокоиться и просто не смотреть наверх. Украинская пропаганда занята ровно этим: убеждают людей смотреть в другую сторону и игнорировать метафорический астероид в виде действий безумного киевского режима.

В общем-то примерно этим занята и зарубежная пропаганда, которая, несмотря на безостановочно всплывающие факты воровства и некомпетентности на Украине, продолжает убеждать население, что поддержка Киева – это лучший вариант из возможных.

Российская же информационная машина работает, как и работала — повторяет ровно то, что повторяла и раньше, что в итоге на фоне работы западных пропагандистов вызывает все больше положительного отклика у людей.

Оттого и интервью с Путиным вызвало такой взрывной ажиотаж. Нашего президента уже готовы были услышать, даже в таком долгом формате, даже с получасовым пересказом истории.

И совершенно правильно президент не стал влезать в дебри заграничной политики, не стал открыто поддерживать ни европейских, ни американских политиков – это бы сместило акценты и обсуждения с того, что он сказал на тех, про кого он сказал. И во всех зарубежных СМИ были бы дискуссии не про то, как НАТО отвергло Россию, не про взорванные «Северные потоки», не про историю России и Украины, а про «Трампа – российского агента», про то, как «Путин признался  в поддержке «Альтернативы для Германии» и все в таком духе.

А как бы нам это помогло?

Вот кто помог, так это аппарат президента Белого дома, решивший выдать инфоповод, чтобы перебить выступления Путина. Накануне выхода интервью вышел отчет врача Байдена, сказавший, что есть определенные сомнения в здоровье американского президента (ой, как неожиданно) — в частности, с памятью. И Байден вышел с обращением к нации, чтобы опровергнуть эти свои проблемы.

Случился, правда, конфуз: уходя после выступления, Байден вернулся, потому что забыл сказать еще кое что – о конфликте в Секторе Газа. И тут же перепутал египетского президента с мексиканским, призвав Мексику открыть границу с палестинским анклавом…

И, пожалуйста — добрая доля обсуждений в соцсетях была посвящена тому, что президент России может полчаса пересказывать тысячелетнюю историю России без бумажки, а Байден и двух слов связать не может.

Важным фактором интервью президента стало его широкое распространение. Конечно, любой желающий мог и раньше почитать и посмотреть, что говорил Путин – но для этого нужно было бы придумывать, как обходить блокировку российских СМИ, введенную на Западе, что всяко неудобнее, чем просто нажать на всплывшее уведомление о публикации интервью и начать его смотреть в соцсетях.

Люди посмотрели. А потом пошли изучать, как об этом интервью рассказывает мейнстримная пресса. Немецкие, британские, американские либеральные СМИ публиковали нарезки ответов Путина, а люди в комментариях писали:

► «А почему германское издание обрезало ответ президента про то, как ЦРУ взорвало «Северные потоки»? Вам реально это неинтересно?»,
► «Они так умело монтируют свои нарезки, будто думают, что мы не посмотрели интервью»,
► «Дааа, ребята, вы отреагировали спустя сутки после публикации интервью, долго же вы думали, как его правильно преподнести».

То есть помимо того, что нашу точку зрения на Западе услышало много людей, жители европейских и американских стран еще и прибавили в скептицизме в отношении главных СМИ.

Замечательный эффект. Американцам должна быть хорошо известно высказывание о том, что можно долго обманывать немногих, недолго обманывать многих, но невозможно бесконечно обманывать всех.

И теперь снова вернемся к возмущению, которые многие из нас испытывали по поводу хода проведения СВО: к мостам, Банковой и информационной кампании. Как показал ход времени, стратегия была выбрана верно. Это не отменяет множества допущенных ошибок или порой несвоевременную реакцию на те или иные событий, и тем более не говорит о том, что победа у нас в кармане – впереди еще долгий и сложный путь. Но не отдать должное принятым (а точнее, не принятым) решениям по этим трем пунктам было бы просто несправедливо.

Уж не знаем, был ли это хитрый план или просто так получилось. Скорее всего, все-таки комбинация обоих этих факторов. Но в конечном итоге действительно пока получается все так, как в приведенной кикбоксером Тэйтом цитате Наполеона: Россия не перебивает врага, пока он делает ошибку.

Но русскому человеку все же ближе выражение «делай, что должно, и будь, что будет». Вот она, на наш взгляд, объясняет всё — даже то, о чем мы пока не знаем.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 2.8 / 5. Людей оценило: 11

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поклониться — за что и кому

Приезжай, Трамп, гостем будешь!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Не потерять бы рассудок

Оставить комментарий