Крымское Эхо
Архив

Вместо села — монастырь

Вместо села — монастырь

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОКУРОР ПОДУМАЛ — ПОДЧИНЕННЫЕ ОТВЕТИЛИ «ЕСТЬ!»

Два года в Белогорском районе между местными жителями и женской обителью УПЦ (МП) продолжается земельный конфликт, связанный, по словам участников, с подделкой документов и вооруженными нападениями. На сегодняшний день цена вопроса — уже не только 25 соток и хозпостройки жителя села Учебное, но и существование населенного пункта, который, как утверждает адвокат одного из потерпевших, церковь с помощью органов власти хочет ликвидировать, а территорию отдать Крымской епархии.

Поправил здоровьичко…
 

Андрей Степченко его адвокаты уверены,
что документы монастыря подделаны

Вместо села - монастырь
Эта история, прогремевшая на весь полуостров еще в 2008 году, обретает новые подробности. Житель Киевской области, ликвидатор аварии на ЧАЭС, хирург Андрей Степченко переехал в Крым по состоянию здоровья, нуждаясь в изменении условий проживания. Выбрал для себя небольшое, давно всеми забытое село Учебное (под самым боком у Топловской женской обители). Купил у пенсионерки Валентины Легкоступовой приватизированный участок и домик, лет сорок не ремонтировавшийся, так как сын и муж хозяйки умерли, а ее сил не хватало, чтобы крышу подлатать, стены укрепить, запор починить. Сделку закрепили нотариально, после чего новый владелец оформил официальные документы — никто из госорганов нарушений не увидел, претензий не предъявлял. Таким образом, Степченко получил во владение одноэтажную хибарку и участок в 0,249 га. Отметим, свою собственность Легкоступова получила через куплю-продажу у колхоза «Заря» (впоследствии ликвидированного) как бывший член объединения — о чем свидетельствует договор от 22 марта 1993 года.

— В 2000 году Свято-Параскевиевский женский монастырь начал выживать из села жителей, применяя методы, далекие от религиозных заповедей, — вспоминает Андрей. — С целью юридически подкрепить претензии обители на мой дом в 2002 году был подделан выданный монастырю госакт на право постоянного пользования землей. В документы задним числом внесли изменения, вследствие которых площадь монастыря увеличилась, а мой дом и сооружения оказались на якобы их территории. Просто у них несколько лет назад побывал нынешний Генеральный прокурор Виктор Пшонка, сказавший «монастырю надо помогать» — видимо, его подчиненные слишком близко к сердцу все поняли и не предоставили нужных сведений. Посещал обитель глава надзорного ведомства по приглашению тогдашнего прокурора Белогорского района Евгения Левадного, осужденного в прошлом году за ДТП с летальным исходом.

Решение Белогорского райсовета.
Монастырю отдают 8,01 га»

Вместо села - монастырь
Действительно, решением 16-й сессии от 20 декабря 1994 года Белогорский райсовет выдал госакт на право пользования землей, которым наделил обитель участком площадью 8,1 га. Но, оказалось, есть еще одно — такое же решение, к нему — приложение с перечнем землевладельцев района, в нем — рукописное добавление, что монастырю отходит уже 10,76 га. Внизу подпись: «дописанному верить», еще ниже: «Согласно оригинала». Но самое интересное — в госакте, в 1995 году выданном православной общине, в 2000 году неустановленные лица обыкновенной ручкой исправил 8.01 га на 10, 76 га, приписав стандартное «исправленному верить» . Заметим, соответствующих решений райсовет не принимал, в государственном земельном кадастре за обителью до сих пор числится 8,01 га, о чем свидетельствует письмо (от 22. 10. 09 г.) начальника КРФ ГП «Центр государственного земельного кадастра» Тетерятникова.

Законное беззаконие
 

Еще одно «решение» районного совета.
В этот раз монастырю отдают 10,76 га

Вместо села - монастырь
С 2007 года у Степченко начались проблемы из-за его собственности: приезжали милиционеры, прокурорские, просто «шкафы», требовавшие отдать дом и участок обители Святой Параскевы, угрожали разобраться «по-своему». И слово сдержали, совершив вооруженное нападение: тогда Андрею, по его словам, удалось отобрать у одного из налетчиков пистолет и сделать несколько выстрелов прямо в человека. Затем нападавшие быстро ретировались, но их задержал участковый, было возбуждено уголовное дело, расследующееся неизвестно почему до сих пор. После психо-физической атаки Степченко слег в больницу с черепно-мозговой травмой.

Пока мужчина отлеживался, прокурор Белогорского района Левадный внес протест на решение Земляничненского сельсовета от 1996 года о выдаче госакта на землю самой первой владелице — Легкоступовой, который удовлетворили. Следом — иск об освобождении участка и сносе находящихся на нем построек, получивший «одобрямс» председателя Белогорского райсуда г-на Чубабрии. В 2008 году Апелляционный суд АРК постановил: в иске прокуратуре отказать из-за того, что не все детали дела учитывались.

На этом надзорное ведомство не остановилось и закинуло очередной иск — о признании недействительным договора купли-продажи между колхозом «Заря» и прежней хозяйкой Легкоступовой на основании того, что процедура прошла «вопреки требованиям закона и устава колхоза… председателем колхоза выдана не заверенная нотариально доверенность на оформление от имени колхоза договора» (хотя подобные сделки были признаны законными в отношении как минимум пяти человек, но пострадал лишь Степченко — Авт.).

Летом того же года тот же райсуд во главе с тем же Чубабрией на основании подданных поддельных, по версии Степченко, документов принял решение о выселении Андрея из дома и сносе строения. На сегодняшний день кассационную жалобу рассматривает Верховный суд Украины, дело принял к рассмотрению и Европейский суд по правам человека. Несмотря на то, что в таких случаях любое исполнение ОГИС замораживается до окончательного постановления, правоохранители в январе текущего года таки разрушили здание, выгнав на улицу и хозяина, и его беременную жену, и их родственника. Личные вещи милиционеры вынесли и увезли в неизвестном направлении.

Госакт, хранящийся в епархии.
Одни данные «заменили» на другие»

Вместо села - монастырь
Итак, Степченко имеет по факту: законное решение Земляничненского сельсовета о передаче в частную собственность участка бывшей владелице Легкоступовой, госакт на частную собственность Легкоступовой, нотариально заверенный договор купли-продажи между Легкоступовой и Степченко, выданный ему же и записанный в госкадастре госакт на частную собственность, приобретенную у пенсионерки. При этом Крымский научно-исследовательский институт судебных экспертиз в своем заключении говорит: «госакт… выданный Степченко А. В. соответствует технической документации по установлению границ земельного участка Легкоступовой В. Т.». Фактически никто не имеет права препятствовать пользоваться домом и землей.

Всю власть — монахам
В свою очередь, у Свято-Троице-Параскевиевского женского монастыря имеется два идентичных решения Белогорского райсовета с приложениями (по одному, площадь обители — 8,01 га, по другому — 10,76 га), госакт на право постоянного пользования землей площадью 8,01 га (исправлено на 10,76 га), не вступившее в силу, но исполненное решение райсуда о признании недействительными документов Степченко и Легкоступовой и сносе принадлежавших им строений.

По версии наместницы монастыря — игуменьи Параскевы, в 2000 году Степченко «с денежной помощью Петрова Александра Валерьевича (экс-председателя Нижнегорского райсовета — Авт.), и еще одного частного предпринимателя приобрел у Легкоступовой бывшую монастырскую иконописную мастерскую». О чем монахинь не предупредили, «поскольку в 1995 году это здание было передано Обители по акту» (в документе, по данным Степченко, упоминания о его доме нет — Авт.).

В своем письме к бывшему прокурору АРК Виктору Шемчуку матушка Параскева пишет: «Соседство началось с того, что мастерскую начали перестраивать, вываливая землю на монастырский огород». Затем Степченко «начал строить бассейн и другие непонятные объекты. Одновременно поставил ограждения с табличками «Частная территория». К великому возмущению насельниц, «в имении Степченко начались пьяные оргии с пьяными купальщиками перед окнами у сестер. Одновременно… были украдены балки, черепица, др. стройматериалы». И прочие, как говорится, бесчинства. К сожалению, кроме этого и еще пары обращений, нет зафиксированных доказательств распутной жизни Степченко.

 

То, что осталось от дома Степченко

Вместо села - монастырь
Совсем недавно монастырь обратился к белогорским депутатам с просьбой ликвидировать село Учебное, на территории которого размещена обитель, землю же полностью отдать монастырю. Райсовет отказал.

По словам экс-председателя Республиканского комитета по делам религий Владимира Малиборского, в населенном пункте живут на данный момент три человека — остальные выехали, им православная община купила новые квартиры. Вот только Степченко не соглашается — по его же словам, в купленный за 25 тысяч гривен дом вложено свыше 100 тысяч долларов, к тому же построено еще одно здание — для гостей.

— Я свидетель всего процесса — от возрождения монастыря до всех его перипетий. В октябре 1992 года на сессии Белогорского райсовета впервые был поставлен вопрос о возвращении строений бывшего монастыря — из 70 депутатов 68 человек сказали «нет». Но затем время и процессы менялись — и в 1993 году постановлением Совета министров АРК в ответ на то, что монастырь был зарегистрирован, были переданы храм и два корпуса в безвозмездное пользование, — рассказал Малиборский. — В 1997 году монастырю передали комплекс строений бывшего монастыря за исключением приватизированного жилья и строений, которые были возведены после закрытия обители при СССР. На то время на территории монастыря — село Учебное — проживала 61 семья. Когда встал вопрос о возрождении и возвращении монастыря, произошли массовые переоформления тогда еще существовавшего пионерского лагеря (принадлежавшего колхозу «Заря» — Авт.) на частную собственность: есть такие моменты, когда за 13 долларов выкупалось 150 кв. м жилья. Жилье приватизировалось даже не в отдельно стоящих зданиях, а в монастырском корпусе. И тогда мною были направлены два письма в адрес районного прокурора, чтобы остановить эту вакханалию — реакции долгое время не было. В итоге монастырь получил такое тяжелое «наследство». Поверьте мне, в мировой практике нет таких случаев, чтобы религиозная организация переселяла целое село, а монастырь это сделал. Сейчас в Учебном проживает три человека: Андрей Степченко, Леонид Шевченко, Тамара Шевченко. Так вот, в 1997 году Легкоступова тайно осуществила сделку, поскольку монастырь имел право на первоочередное право выкупа здания. Я занимался этой сделкой, выезжал туда десятки раз с различными комиссиями и специалистами. И Степченко прекрасно знал, что внедряется в женский монастырь — он сознательно шел на то, чтобы организовывать беспорядки. И нечего ему возмущаться: у него есть постоянное место жительства в городе Вишневое Киевской области. А дом в Учебном использовал для летнего отдыха и организации оргий. Степченко просто так не пришел туда, его сформировала определенная группа, она же его и подерживала — это все известно.

Чиновнику на пенсии оппонирует адвокат Александр Остапенко, представляющий интересы Степченко.

— Вот текст постановления СМ АРК от N 204 от 08. 07. 97 г, на которое ссылается Малиборский. В нем четко говорится: «Передать Топловскому женскому монастырю имущество, помимо приватизированного жилья и построек, построенных после закрытия», — подчеркивает юрист. — При заключении договора купли-продажи Степченко и Легкоступовой, помимо спорного объекта, на земельном участке были расположены гараж, курятник, сарай, подвал. Скажите, пожалуйста, какое отношение монастырь имеет к этим, построенным после ликвидации монастыря, строениям, если не говорить о спорном здании?! Суд не хочет проводить экспертизы и проверять достоверность документов, узнавать, кто исправлял данные в них, с какой целью и на основании каких действий. Видимо, так суд хочет установить «истину».

На сегодняшний день «КЭ» не удалось получить официальный комментарий Симферопольской и Крымской епархии по сложившейся ситуации — информация будет лишь на следующей неделе. Пока же Людмила Кожухарь, пресс-секретарь епархии, говорит, что православная общественность и журналисты намерены обратиться к Степченко через СМИ, попросив его принять предложение монастыря в виде «отступных» или нового жилья.

Пришла беда — отворяй ворота
Андрей Степченко надеется на справедливость и готовится к аудиенции с митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром, чтобы рассказать о своих злоключениях. Вот только вряд ли они смогут найти общий язык, а если и придут к пониманию — на этом все и закончится. В последнее время УПЦ (МП) активизировала работу по возвращению утраченного в годы большевистского террора имущества — священнослужителей и монашествующих в последнюю очередь волнует, что будет с людьми, владеющими бывшей собственностью Церкви. Увы, примеры, и не единичные, тому есть. Так, в Киеве монахи Китаевской пустыни выгнали на улицу жителей дома в Голосеевском районе. Народ пообещал разобраться с церковниками самостоятельно, если власть не наведет порядок.

Конфликт Степченко и женского монастыря, скорее всего, перейдет в состояние перманентной войны. Во всяком случае, стоит дождаться вердикта Европейского суда и Верховного Суда Украины, чьи решения являются окончательными.

Если удача не будет на стороне мужчины, ему стоит смириться — и взять предлагаемую обителью компенсацию в виде денег или другого жилья.

Если победит Степченко, то должны последовать определенные действия: выявить тех, кто подделал монастырские документы, кто этому способствовал и кто «крышевал» криминал. Впрочем, их имена и фамилии зафиксированы в документах — и виновным отвертеться за подлог, надеемся, не удастся.

А пока остается ждать — не кипятиться, не делать громких заявлений: необоснованные и недоказанные судом обвинения в рейдерстве в отношении уважаемых многими крымчанами людей не красит Степченко. Как не прибавляет авторитета и священнослужителям, в большей любви к Церкви забывающих о своей пастве, благодаря которой живут, развиваются, строятся.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как отдать Крым другому государству? Это просто!

Поруганная Победа

Сергей Аксёнов всё ещё верит в здравый смысл

.