Крымское Эхо
Архив

Украинские казаки — кто они?

Украинские казаки — кто они?

ЗАЩИТНИКИ ПРОСТОГО НАРОДА ИЛИ МАРОДЁРЫ МАЛОРОССИИ…

Начнём с вопроса: кто такие казаки? «Давно обращено внимание на тюркско-татарское происхождение казачьей терминологии». [1,24]. «П. Голубовский самое слово «казак» выводил, основываясь на известном » Codex Camanicus» конца XIII века из половецкого в смысле стража дневного и ночного.» [1, стр.23]. «Слово «казак»…многозначно, причем не только в русском, но и в других языках, где оно нередко встречается. В турецком словаре Радлова («Опыт словаря тюркских наречий») «казак» — авантюрист, бродяга, разбойник…

В Никоновской летописи «казак» — разбойник: «казаки рязанскиа на ртах с сумицами и с рогатинами и с саблями» (1444 г.)… в… украинских документах XV — XVI вв. «казак» встречается в значении и степной разбойник, добытчик, и свободный, никому не подчиненный человек, и бездомный, неоседлый человек. С. Тхоржевский также приводит несколько значений слова «казак» в смысле «гонец, курьер, простой воин, разбойник». Большой и разнообразный материал по употреблению слова «казак» в смысле «свободный или наемный человек, слуга» собран Б. Д. Грековым: «ходил по наймам и в казаках (1591 — 1600 гг.), «казаки должные» (1583г.); «ходил по казакам, коров пас» (1594г.) и т.д.» [9, стр.54]. Поскольку мы часто встречаем слова тюркского происхождения в быту и жизни казаков, то дадим историю их происхождения…их этимологию…

Это и слова КОШ-становище, лагерь, «КОШ» — «КОЧ» (кочевье)…именно от этого термина попало в русские летописи и фольклор «сказочное» название «кощей» (в сказках это всегда ярый враг русского богатыря) [12, стр.129] и ЧАБАН, и Отаман, от татарского ОДАМАН-начальника чабанов сводного стада, КУРЕНЬ-кибитки поставленные в виде кольца (Рашид-ед-Дин) и т.д. и т.п.

«На существование татарских казаков имеется множество указаний». [1,24]. Ещё в пору союза Ивана III и Менгли-Гирея последний сообщал, что его войско, возвращаясь из похода на Киев с полоном и добычей,было ограблено в степи «ордынскими казаками».
Русские летописцы считали их ужасными разбойниками. «Поле не чисто от азовских казаков» сообщалось в донесениях. Татарские казаки, как и русские, не подчинялись никому, это был бандитский сброд, степные ландскнехты, грабящие всех и вся, в то же время нанимающиеся к любому государю. Не гнушались этого ни Польша, ни Россия, ни Крымское ханство. Хотя судьба вольных степных разбойников была разной: мусульмане или влились в орды Крымского хана или, поменяв веру и язык, стали одними из предков русских казаков; Русское государство сумело переделать степную вольницу в защитников своих рубежей и стать государствообразующим сословием, украинные казаки Польши стали из защитников мирного сельского населения Малороссии её будущими эксплуататорами.

Почему украинские казаки не дали своего Ермака, Хабарова, Дежнева, Платова…По-видимому эталоном поведения для них стало не русское дворянство — служилое сословие до указа «О вольности дворянства», а польская шляхта — паразитическое, привилегированное сословие с 1573 года, когда польский король Генрих Анжуйский бестрепетной рукой узаконил право шляхты на мятеж против короля — рокош. Этим указом «шляхта освобождалась от повиновения королю. Так узаконивалось вооруженное восстание шляхты против короля…»[3, стр.97] В России же было совсем иначе: «Служилое сословие, от думцев до детей боярских, оказалось закрепощенным по службе, и судьба каждого зависела от служебной исправности. Крестьяне, сидевшие на поместной земле по договоренности с помещиком, пользовалось правом свободного перехода еще столетие, а затем пришла и их очередь…и это закрепощение дворянства в России началось при Иване III, т.е. с XV века.» [14, стр.120]

Поэтому будем рассматривать историю только казаков юго-запада России и тех, кто поселился в Диком Поле и тех, кто стал казаками после вторичного заселения Малороссии польским государством. С кого они брали пример, откуда были их навыки…образцы для подражания…Н. Ульянов писал:

«Надо ли после этого ходить…в поисках образца для запорожской Сечи? Истинной школой днепровской вольницы была татарская степь, давшая ей всё от воинских приемов, лексикона, внешнего вида (усы, чуб, шаровары), до обычаев, нравов и всего стиля поведения» [1, стр.25]. Что отличало и отличало резко и в худшую сторону, так только то, что «татары своих единоверцев и единоплеменников не брали и не продавали в рабство, тогда как для запорожских «ЛЫЦАРЕЙ» подобных тонкостей не существовало» [1, стр.26].

Вообще козакование было не столько стилем жизни, сколько способом прокормиться, ведь «сабля приносила больше барышей, чем хозяйство». Короче, по-нынешнему, это рэкетиры с их иерархией от ПАХАНА до шестерки, с психологией паразита, лодыря, неумехи и желанием жить за счёт других, презрением к труженику и честному человеку.

По-видимому «первыми русскими казаками были русифицировавшиеся крещёные татары» [1, стр.28]

Менталитет казака и малороссиянина резко различается. Первый- «гулящий, нетрудовой, ведущий разбойную жизнь», это порождение не южно-русской культуры, а «стихией враждебной, пребывавшей столетиями в состоянии войны с нею». Второй же- «оседлый, земледельческий, с культурой и бытом, навыками и традициями, унаследованными от киевских времён.» [1, стр.28 ]

Каков был этнический состав запорожского казачества, из кого формировалось это пёстрое, разношёрстное войско? Цитируем Яворницкого: «Все они, говорит очевидец XVII века, Яков Собесский [вообще-то он по совместительству был королём Польши, так что тему знал и информацией владел. Авт.], произошли из России, хотя есть много между ними обесславленных дворян из Малой и Великой Польши [Это надо же, оказывается не только Малая и Великая России существуют. Авт.], также несколько германцев, французов, итальянцев, испанцев, изгнанных за проступки» (т.2, стр.7). Был приличный процент татар, турок и др. мусульман, которые при приёме в казаки принимали православие. (Этих турки, если брали в плен, казнили особенно жестокими способами). «Говорили, писали запорожские казаки по-русски и считали себя русскими» [3,стр.86].

Украинское реестровое (точнее, если писать исторически правильно, малороссийское) казачество сложилось из так называемых городовых казаков, потому что они жили в основном в небольших городках юга и юго-востока Малороссии. Эти казаки также подчинялись только своим старшинам, но находились в большей зависимости от властей ПОЛЬШИ,хотя и пытались своевольничать.

«В 1578г. Стефан Баторий определил жалование шести сотням казаков и разрешил разместить в городе Трахтемирове свой госпиталь и арсенал.» [3, стр.115]

К 1589 году количество внесённых в реестр увеличилось до 3 тысяч. В основном это были богатые люди, нереестровые были гораздо беднее.

В 1620 году казаки (или те, кто себя таковыми считали, т.к. для войны польские паны закрывали глаза на происхождение и социальную принадлежность, лишь бы у новоявленного «казака» были силы и желание держать оружие и воевать за Речь Посполитую) участвовали в битве под Хотином, где Речь Посполитая разгромила войска Оттоманской Порты, поляков в войске было 57 тысяч, казаков — 40 тысяч. После битвы благодарные победители потребовали, чтобы 37 тысяч казаков вернулись в крестьянское сословие (поскольку не считали их таковыми, т.к. они не входили в реестр). Естественно, казаки взбунтовались. В 1625 году Конецпольский разбил взбунтовавшееся казачье войско гетмана Марка Жмайла, казаки избрали нового гетмана — Михайла Дорошенко и согласились на мир. Городовые казаки признали себя подданными Речи Посполитой, король увеличил число реестровых до 6 тысяч, остальных было велено лишить казачьего звания и вычеркнуть из реестра. Таких называли «выписчиками», их было большинство.

Из реестровых казаков было создано шесть полков, названных по городам, где находилась полковая старшина: Киевский, Переяславский, Белоцерковский, Корсунский, Каневский и Черкасский. (Запорожцев эта реформа не касалась).

В 1632 г. на вальный (избирающий короля) сейм в Варшаву прибыли депутаты от нереестровых казаков с просьбой участвовать в нём и добиться равноправия православных и католических воинов. Сенат Речи Посполитой дал следущий ответ: «что хотя казаки это тоже часть Республики, но такую «как волосы или ногти в теле человека: когда волосы или ногти слишком вырастут, то их стригут. Так поступают и с казаками: когда их немного, то они могут служить защитой Речи Посполитой, а когда они размножатся, то становятся вредными для Польши.» [3, стр.117]. По-поводу православия: отложено до избрания короля, а от участия в выборах было отказано.

Как и в России: на Дону, Яике (Урале), Волге и Сибири — казаки делились на домовитых и гультяев, так и в Малороссии запорожские казаки делились как бы на две касты: сечевых, что жили в казачьей столице — Сечи — по куреням. Они были привилегированной частью войска, они выбирали старшину, получали денежное хлебное жалование, участвовали в дележе добычи. Все они были неженатыми или считались таковыми. (Как это похоже на закон воровского сообщества сейчас).

Семейные казаки жили недалеко от сечи по балкам, берегам рек, лиманам и озерам создавая целые слободы. Жители слобод занимались хлебопашеством, скотоводством, ремеслами, торговлей и промыслами, поэтому звались не «лыцарями» и «товарищами», а подданными или посполитыми сичевых казаков, «зимовчаками, сиднями, гнездюками».

«Официально зимовые казаки назывались сиднями или гнездюками, в насмешку — баболюбами и гречкосеями; они составляли поспильство, т.е. подданное сословие сичевых казаков…главною обязанностью гнездюков было кормить сичевых казаков» [5].

Реестровые казаки к 1648 году сами имели хлопов. Старшина же реестровых была попросту помещиками, пусть без дворянского звания, пусть незаконно, с точки зрения шляхты Речи Посполитой, владеющей землями и хлопами, но помещиками!

Если казаки и хотели освободить хлопов от панов, то только с одной целью — самими стать хозяевами хлопов, украинскими помещиками.

Поводов для мятежей и восстаний было сколько угодно. Польские магнаты вели себя как полевые командиры бандформирований в Чечне или Афгане, абсолютно не подчиняясь королю, грабили и мелкую польскую шляхту и казацких помещиков и крестьян. «Некий Лящ, известный своим жестоким обращением с крестьянами, грубо досаждал и дворянам, за что 236 раз приговаривался к ссылке…ни один из этих приговоров так и не был приведен в исполнение, а Лящ обнаглел настолько, что приказал сшить себе костюм из постановлений королевского суда и являлся в нем ко двору короля»[3,стр.104].

Вообще, «заселение Украйны после 1569 года принимает характер планомерной колонизации; огромные пространства раздаются польским магнатам, которые заселяют их выходцами из более западных частей древней России».[6,стр.51] Свобода расселения на плодородных и почти безлюдных территориях уходит в прошлое… Сперва колонизация происходит в пределах Правобережной Украины, с конца XVI века переходит на левый берег, но в глубь степи не проникает. Король Стефан Баторий основывает город Батурин (1575 год), он лежит западнее линии Сулы; еще в XVII веке польская семья князей Вишневецких, коим принадлежала почти вся нынешняя Полтавская губерния, принимает меры к заселению Посулья. Польское правительство озабочено не тем, чтобы колонизация проникла в глубь степи, а тем, чтобы всемерно удержать малороссийский вольный люд от такого проникновения.

В украинские степи хлынул поток переселенцев со стороны Карпат: одни стремились колонизировать плодородные земли, другие — бежали от угнетения польских панов, стремясь начать свободную жизнь. Вообще история заселения отчетливо видна на карте фамилий современной Украины. Хорошо видно, что фамилии четко разделяются на западные т.н. «холопские», по польской терминологии, и малороссийские на -енко, на востоке.

1 — енко; 2 — ук, — чук, -юк; 3 — ак


Любому честному историку известно, что государства под названием Украина никогда не существовало (тем более, никогда не существовало независимого украинского государства). В первой половине XIII века под ударами монгольских кочевников пало одно из крупнейших государств средневековой Европы — Древняя Русь. После чудовищного опустошения огромная территория, называемая прежде «Русской землёй», в буквальном смысле превратилась в «дикое поле». Русская цивилизация, издавна оборонявшаяся от степных хищников, вновь откатилась к родному северу, а южные земли оказались «окраиной».

По ней кочевали разбойничьи орды татар, окончательно истребляя и вытесняя уцелевшие остатки прежнего населения. Русские пришли сюда снова лишь спустя несколько веков, вместе с войсками России. С XV века, после ослабления Степи, точнее ликвидации остатков Золотой Орды, «окраина» стала спорной территорией, на которой столкнулись интересы нескольких соперничавших держав — России, Речи Посполитой и Крымского ханства (вассала Оттоманской Порты). Вслед за этим в украинские степи хлынул поток переселенцев со стороны Карпат: одни стремились колонизировать плодородные земли, другие — бежали от угнетения польских панов, стремясь начать свободную жизнь.

Новое население, которое было этнически разнородным, с лёгкостью перенимало чужие обычаи постепенно становясь предками нынешних украинцев* «Польское…господство было не из легкопереносимых. Внесение начала сословности, раздача земель польской шляхте, введение крепостного права (на 100 лет ранее, чем в собственно России. Авт.), ограничение численности казаков, обращение всех, кто сверх этого числа, в крепостных — все это вызывает враждебное настроение казачества. Современники, причем из числа поляков, католиков, говорили о чудовищной эксплуатации малороссийского населения, его невыносимом положении: «Азиатские деспоты во всю жизнь не замучат столько людей, сколько их замучат каждый год в свободной Речи Посполитой» (Поляк Симон Старовольский).

«Нет государства, где бы подданные и земледельцы были бы так угнетены, как под беспредельной властью шляхты». (Иезуит Петр Скарга.). С конца XVI века начинается ряд восстаний…совпадение национальной, классовой и религиозной вражды придало борьбе крайнее ожесточение».[6, стр.51] как отмечат Хандингтон, борьба цивилизаций (а Православие и Западно-Европейская культуры суть цивилизации) меркнет перед расовой, национальной или классовой [7]

Россия, только вышедшая из Смуты, не горела желанием осложнять отношения с Речью Посполитой. Она выслушала, но отказала Киевскому митрополиту Иову Борецкому, в 1625 году пославшему своих послов с просьбой о подданстве, не спешила и ответить на слезные челобитные Б. Хмельницкого, просившего неоднократно о присоединении и подданстве. С Западных границ приходили всё более тревожные известия о страшной резьне православного населения. Царское правительство разрешило селиться беженцам из Речи Посполитой — «За какие — нибудь полгода выросло Харьковщина — пустынная прежде область, заселенная теперь сплошь переселенцами из Польши» [1 стр.39]

В 1652 и 1653 гг. великие и полномочные послы Б.А. Репнин и наместник Муромский Ф.Ф. Волконский в последний раз убеждали короля Яна Казимира и «панов Раду» соблюдать права малороссиян и белорусов. «Лишь тогда мы помиримся с рабами своими, — отвечала Речь Посполитая — когда им на шеи свои сабли положим». [8 стр.25]

Казацкая верхушка готова была предать и продавала свой народ даже ценой поражения. Вот что твердили реестровые и запорожцы в лице Б.Хмельницкого: «Нехай каждый своего тишится, нехай каждый своего глядит — казак своих вольностей, а те, которые не приняты в реестр, должны возвращаться к своим панам и платить им десятую копу». [1 стр.38] «Вполне в духе феодальных традиций на протяжении всех шести лет войны с королем он тем не менее подписывался «гетман Королевской Милости Войска Запорожского». Это означало, что Богдан не собирался окончательно порывать с Польшей».[2, стр.152]

В 1649 году, когда крестьянская в своей массе армия (казачество все вместе: реестровое и запорожское не превышало 10 тысяч[1, стр.33]) разгромило поляков под Зборовом, Б. Хмельницкий не только не допустил пленения короля, но преклонил колени и заключил договор, который был вершиной предательства народа Малороссии. Страна оставалась в составе Речи Посполитой, об отмене крепостного права не было и речи, зато количество казаков увеличивалось до 40 тыс. человек, казачество наделялось землей, получали право иметь двух подпомощников, старшина приобретала право владеть «ранговыми маетностями» — особым фондом земель, предназначенными для пользования чинов казачьего войска на то время, пока человек занимал эту должность.

[ Казалось, мечта казачества стать шляхтой сбылась: «объявление милости Его Королевского Величества Войску Запорожскому на пункты, предложенные в их челобитной», подписанной королем Яном Казимиром 9 августа 1649 г., договор оставляет «при всех старинных правах» только реестровое казачество, число коего определяется в 40 тысяч человек. Перепадает кое-что и православной шляхте: король обещает ей «все должности и чины в воеводствах киевском, брацлавском и черниговском». А вот насущнейший вероисповедный вопрос об отмене унии оставляет на усмотрение польского сейма (с легко предсказуемым отрицательным результатом).

Таковы были достижения Хмельницкого в момент наибольших его успехов. Авт]

Польша не собиралась сдаваться и в 1651 году, после поражения под Берестечком, Б. Хмельницкий подписал с польским гетманом Потоцким новый договор, согласно которому число казаков уменьшалось до 20 тысяч. ( «…к народу Богдан относился с таким же отвращением, как польская шляхта: после сражения под Берестечком (1651г.) могилы казаков вырыли отдельно от могил крестьян — ополченцев, ведь казаки считали себя более высокородными, «не быдлом» и не хотели лежать вместе со «скотиной»» [4, стр.219])**. Понимая, что в одиночку против нее не выстоять, Б. Хмельницкий попросился в турецкое подданство. В том же, 1651 году, «султан Мехмед IV признал Украину и запорожцев своими вассалами, пожаловав им тот же статут, которые имели Крым, Молдавия и Валахия». [3, стр.129]

Как вы догадываетесь, православное население Малороссии отнюдь не желало становиться подданными исламского государства и Б. Хмельницкий совершил очередной политический кульбит, не сообщая ничего своему новому мусульманскому государю, он стал проситься в подданство к русскому царю.

В октябре 1653 года Земский собор в Москве решил принять православный народ Малороссии «под высокую руку» русского царя. «Вечером 7 января 1654 г. (по старому стилю) у Богдана Хмельницкого с полковниками, судьями и есаулами состоялась тайная рада, и все собравшиеся единодушно «под государеву высокую руку поклонились». После тайной рады в тот же день была назначена и явная.

«Новыми подданными царя стали 700 тыс. человек. Это число обладает редкой в истории достоверностью. Присяга была принесена «всем русским народом Малой Руси», 127 тысячами мужчин. С домочадцами — как раз 700 тысяч». [4, стр. 220].

Создание мифического казацкого государства Украина, которое, якобы, загубили москали в XVII веке, было невозможно по определению: «Как показали беспрерывные войны, казаки могли успешно сражаться с поляками, нанося им тяжкие поражения, но не могли раз и навсегда отстоять Украину от притязаний польской шляхты. Для обеспечения сколько — нибудь длительной победы над поляками Хмельницкий нуждался в постоянной и надежной поддержке могущественной внешней силы. А для того, чтобы получить такую поддержку извне, в то время требовалось лишь одно: признать себя вассалом того правителя, который эту поддержку оказывал.» [10, стр.172]

В сборнике архивных документов,[11] кстати, сохранилось всего три(!) акта о присоединении Малороссии, относящихся к 1648-1654 годам, причем слово «Украина» ни разу не встречается:

— в первом, гетман Войска Запорожского Б. Хмельницкий просит царя принять его и Войско Запорожское под высокую руку;

— во втором, решение Земского собора, где говорится: » А о гетмане Богдане Хмельницком и о всем войске Запорожском бояре и думные люди приговорили, чтоб Великий государь царь и Великий князь Алексей Михайлович всеа Руссии изволил того гетмана и все войско Запорожское з городами и з землями принять под свою государскую высокую руку.»;

— в третьем говорится: «…мы, Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское за милость неизреченную вашему царскому величеству паки до лица земли низко челом бьем.»

Говоря юридическим языком Б. Хмельницкий не считал себя ни правителем Малороссии, ни гетманом реестровых казаков, т.е. все дальнейшее присоединение земель на территории современной Украины было плодом русско — польской войны 1654 — 1667 г.г., и в документах упоминаются только эти две воюющие стороны, но отнюдь не, хотя бы, вассальная, но суверенная «казацкая» держава. Кстати, новая подпись Б. Хмельницкого, которую он стал использовать после Переяслава, говорит… «Гетман Его царского Величества Войска Запорожского».[2, стр.152]

У меня нет цели описывать ни Хмельниччину, ни Руину, задача показать успешную попытку сесть на шею малороссиянам казацкой старшины. Передадим слово самим малороссам: «Каждому лицу войскового наряда перепадало кое — что со стороны низших и подчиненных от приношений…Малорусское панство выросло на всяческих злоупотреблениях своей властью. Насилие, захват, обман, вымогательство, взяточничество — вот содержание того волшебного котла, в котором перекипала более удачливая часть казачества, превращаясь в благородное дворянство». [А. Ефименко, «Малорусское дворянство и его судьба».]

Уже в 1707 году «патриот с 10-ти гривенной купюры» писал полтавскому полковнику, чтобы он людей бегущих от помещиков в слободы, «не только переймал, грабил, забирал, вязанием мордовал, киями бил», но и без пощады «вешати рассказовал». [2, стр.235].
В 1711 году запорожцы, бежавшие в турецкие владения после Полтавской битвы где они выступали на стороне страны — оккупанта Швеции, вторглись в Малороссию вместе с крымскими татарами. Правда сферы влияния (наверное, чтобы не ссориться из — за добычи) они разделили: крымский хан грабил Левобережье, а патриоты-казачки во главе с атаманами Ф. Орликом и К. Гордиенко — Правобережье.

По русским донесениям: «при запорожцах и городовых казаках, числом до 10000 человек, были еще татары белогородской и буджакской орды с ханским сыном салтаном, числом до 20000 человек, и кроме того, поляки и молдаване с «кiевским» воеводой Иосифом Потоцким и со старостой Галецким, 3000 человек и, следовательно, шведского короля Карла XII». [5, т.1, стр.370]

После разгрома этих «лыцарей и патриотов» и их союзников русскими войсками из плена было освобождено около 10 тыс. пленных малороссов, которых отправили по домам. (Так что не одни татары промышляли работорговлей! Есть чем гордиться и украинскому казачеству и «благородным» польским шляхтичам!)

В 1714 году Карл XII бежал из Турции. Следом, в Швецию, отправились и главные сообщники Мазепы — Филипп Орлик, братья Герцики, Андрей Войнаровский, Федор Нахимовский, Федор Мирович, Клим Долгополенко Федор Третьяк и др.

31 августа 1733 года после неоднократных слезливых и покаянных просьб запорожцам императрицей Анной Иоанновной были прощены их вины и разрешено быть в российском подданстве.

В 1734 году императрица приказала дать во владение урочище Красный Кут в четырех верстах от старой Чертомлыкской Сечи. Здесь и была основана новая и последняя в их истории Сечь.

Запорожцам было разрешено управляться своей выборной старшиной, которая была подчинена главнокомандующему русскими войсками в Малороссии.

Сечь существовала до 1775 года, когда она была ликвидирована указом императрицы Екатерины II. К тому времени ее ненужность и паразитизм были очевидны всем современникам, хотя современные украинские историки этого не признают. К счастью, далеко не все украинцы принимают примитивные националистические схемы. Талантливый киевский публицист Олесь Бузина пишет: «Сначала давайте разберёмся, что обычно называют «уничтожением». Ни один (я повторяю, ни один!) запорожец при этом не был убит, ранен или покалечен — то есть «уничтожен». Возможно, что в суматохе кто-то получил по морде, но на Сечи так часто и со смаком давали по морде, что уставшая история в конце концов перестала фиксировать подобные мелочи. По-настоящему пострадали трое — кошевой Пётр Калнышевский, писарь Глоба и судья Павло Головатый (не путать с другим Головатым — Антоном, стараниями которого Запорожское войско было восстановлено)… Всех троих сослали в монастыри».

С «козацкой вольницей» действительно обошлись мягко. Даже после подавления кровавого пугачёвского бунта Российское государство не применило всеобщих репрессий против потенциальных бунтарей. …В1783 году Г. Потемкин воссоздал из сичевых казаков войско под названием «Кош верных казаков Запорожских».

В 1788г. поселенное на Таманском полуострове войско «Коша верных казаков Запорожских» было переименовано в «Войско верных казаков Черноморских», вскоре Черноморскому войску были пожалованы клейноды бывшего Запорожского Войска.

Вскоре после вступления на престол Павел I повелел 22 апреля 1799г. «причислить к Черноморскому войску бродяг из малороссийских, польских и бывших запорожских людей». В 1860 г. Александр II повелел Черноморское казачье войско переименовать в Кубанское казачье войско. Потомки этих казаков и сейчас проживают в Краснодарском крае Российской федерации.

***

* Разговорная сельская «мова» исторически сложилась в оккупированной поляками Юго-Западной Руси в XV-XVII вв. Первыми ее вынуждено стали ис^пользовать русские крепостные крестьяне Речи Посполитой. Приспосабливаясь к языку владевшего ими польского пана, они в общении с ним и его польской челядью постепенно перешли на разговорный русско-польский суржик, лишь намного позже получивший громкое название «украинского языка». В Х1Х-ХХ вв. фрондирующие образованцы Малороссии этот суржик усовершенствовали, мутировав в некое подобие литературно-научного языка, и стали писать на нем беллетристические, исторические, а впоследствии и свои квазинаучные произ^ведения

** Вот когда произошел раскол на территории Малороссии, верхушка не стала считать себя частью своего народа. Получилось то, что в дальнейшем получило название «этническая химера»: «ЭТНИЧЕСКАЯ ХИМЕРА, возникшая в результате духовно-психологической и культурной мутации некоторой части Русского Народа под длительным воздействием военно-культурной экспансии католического Запада.
Согласно концепции Льва Гумилева этническая химера возникает в зоне активного противоборства на протяжении длительного времени двух несо^вместимых этносов и представляет собой общность денационализированных, выпавших из обоих этносов людей. Так уж случилось в силу исторических об^стоятельств, что именно Малороссии суждено было стать местом рождения эт^нической химеры украинства. Именно здесь многовековое противостояние двух несовместимых этносов, Русских и поляков, долгое время боровшихся за ду^ховное и политическое преобладание в Восточной Европе, достигло наивысше^го напряжения, обретя форму непримиримой конфронтации, охватившей, бук^вально, все области жизни двух народов: военную, религиозную, политиче^скую, культурную, социальную и даже языковую. Именно насильственное совмещение полярных культурно-психологических доминант Русской и польской нации дало толчок процессу этнической мутации в этой исторической области России, приведшей к возникновению этнической химеры «украинцев», сообще^ства людей, выпавших из Русского этноса, но так и не ассимилированных поль^ским. Деформация католицизмом и польской оккупацией Русского националь^ного характера, Русского исторического призвания, Русской Идеи и породили, в конечном счете, «украинскую идеологию», «украинский менталитет» и то убо^гое, дегенеративное явление, которое сегодня пышно величают «украинской культурой». [13]

*** «В районах же прежних Сечей на Днепре с конца XVIII века селились пришлые люди, ничего общего не имевшие с запорожскими казаками. Так, на острове Хортица и вблизи него поселились немцы — колонисты. Так что попытки самостийников объявить себя наследниками казаков — запорожцев представляют собой очередную фальсификацию. Писали запорожцы по — русски, а разговаривали или по — русски, или на своем сленге — варианте суржика…И живут потомки запорожских казаков на Кубани. Так какое же отношение к ним имеют «жовто — блакитные» самозванцы?» [3, стр.229]

Литература:
1. Н.Ульянов «Происхождение украинского сепаратизма».
2. О. Бузина «Тайная история Украины — Руси».
3.А. Широкорад «Россия и Украина»
4. В. Мединский «Мифы о России» т.2
5. Д. Эварницкий «Исторiя запорожских Козаков» т.2
6. Кн. Волконский «Правда истории и украинофильская пропаганда»
7. С. Хаддингтон «Столкновение цивилизаций»
8. Е. Чистякова, А. Богданов «Да будет потомкам явлено»
9. Л. Пушкарев «Сказка о Еруслане Лазаревиче»
10. О.Субтельный «Украина. История»
11. «Под стягом России» Сборник архивных документов. Изд. «Русская книга» 1992 год, Москва.
12. С. Плетнева «Половцы».
13.С.Родин «Отрекаясь от русского имени»
14. Вал. Иванов «Златая цепь времен»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Кризис жанра в начале сезона

.

Жители Симферополя «выразили недоверие» системе «Рада»

Ястребы и курицы социальной сферы

Софья БАСАВРЮК