Крымское Эхо
Эхо недели

Тысячелетие созидания

Тысячелетие созидания

Удары возмездия после теракта на Крымском мосту, главная тема этой недели, начавшиеся с понедельника, немедленно породили всплеск эмоций: от понятных ликующих до непонятных условно «гуманистических» — люди со светлыми лицами из категории стоящих в очередях в Верхнем Ларсе на полную включили свой аппарат «нетвойне», заявляя о множественных людских страданиях.

Всплеск эмоций немедленно породил дискуссию. Прозвучали, в общем-то, здравые призывы поумерить ликование, обоснованное стремлением не допустить украинизации российского общества: в том смысле, что зомбированные украинцы тоже ведь чрезмерно радуются ударам по Донецку и Херсону, гибели людей и разрушению домов.

И хотя призывы не терять человечность и не скатываться до уровня зомбированного украинца, повторимся, здравые, едва ли явно улучшившееся настроение абсолютного большинства россиян связано с радостью от разрушений или смертей в украинских городах.

Во-первых, это важно понять: зомбированный украинец или украинский нацист радуются конкретно человеческому горю, упиваются своей кровожадностью и радостно призывают наносить удары по скоплению людей и по их домам.

Во-вторых, радость российского общества от ударов связана, прежде всего, с принятием решения о поражении целей, без которых противнику будет тяжело вести боевые действия: объектов энергетики, военного управления и связи. Каждый пораженный такой объект прямо означает спасенные жизни наших солдат и наших же граждан в новых и «старых» регионах.

В-третьих, свое берет эмоциональное ожесточение. Тут, конечно, важен фактор справедливости, «ока за око» — вещей понятных и важных каждому русскому человеку. Но куда важнее фактор лишений и потерь – часть граждан из группы ликующих за прошедшие почти восемь месяцев спецоперации потеряли друзей или родственников, собственными глазами видели, какие ценности несет укрорейх, вооруженный американским оружием.

Возможно, наносись такие массированные удары по украинским критическим объектам весной, не только спецоперацию можно было бы завершить раньше, но и не дать (заметим – праведной) ожесточенности в обществе вырасти до нынешних масштабов.

В то же время почти восемь месяцев спецоперации дали масштабный импульс развития гражданского общества – превращение «пропутинского» электората в заинтересованных, болеющих за дело активных граждан.

Мы не зря вспомнили про «очередников» на Верхнем Ларсе или любых других погранпереходах: предыдущие годы именно они пытались убедить всех, и внутри России, и снаружи, что «они здесь власть», что только они могут считаться гражданским обществом, бегая на митинги в поддержку нынешнего сидельца в колонии и шатая наше государство изнутри. Но «мы здесь власть» сбежала за границу радоваться «тифлисской свободе», а подлинное гражданское общество России подняло голову.

И подлинное гражданское общество России требует от государства две вещи: устоять и победить. Какой разительный контраст с эмигрантами, правда? Но и спрашивать это гражданское общество с государства будет куда жестче, и бежать оно никуда не собирается. И в этом еще одна причина ликования ударам возмездия: государство услышало требование победы, требование всем навалиться и победить.

Судя по всему, Россия во внутренней политике вступает в новую фазу.

Выходит из состояния, назовем это, сонного лоялизма и переходит к фазе созидательного развития. Все, кто на фронте и вернется с него после победы, все, кто помогает фронту в тылу – вне всяких сомнений – дальше приложит все свои силы к тому, чтобы строить сильную и богатую Россию. Будет надежной опорой и помощником власти, при этом не забывая жестко спрашивать с тех ее представителей, кто еще не понял, в какое время мы живем и какие цели перед нами стоят.

Задел для развития у страны просто колоссальный, русские – это прежде всего строители и созидатели; и русские к этому своему естественному состоянию массово возвращаются. Впрочем, нельзя сказать, что и раньше всего этого не было, о чем ярко свидетельствуют и большие стройки последних лет, особенно в Крыму, и текущая работа.

Крымский мост, поврежденный украинским терактом, частично восстановил пропускную способность уже в день взрыва. Сейчас же на нем работают сотни специалистов, которые, как пчелки, устраняют последствия теракта, готовят все необходимое для скорейшего восстановления. Действительно скорейшего: уже сегодня вечером по мосту поедут первые грузовики, а полностью поврежденные пролеты восстановят уже к концу года.

Россия умеет, любит строить. Россия бурлит созидательной энергией – кто как не крымчане об этом прекрасно знают, глядя на наши новые электростанции, трассы, газопроводы и водоводы, школы, сады, больницы!

Любая война — как и текущая третья мировая — всегда есть противостояние устойчивости систем.

Запад, выбрав Украину как свой инструмент разрушения России, сделал ставку как раз на типаж граждан, орущих «мы здесь власть» (есть ли разница между «протестующими» в Москве и ордой на Майдане?).

Но «мы здесь власть» — по умолчанию сила разрушительная, а не созидательная. На Украине не было больших строек, не было построено ни единой электростанции после развала СССР, мостостроение в Киеве давно стало притчей во языцех; а после Майдана вся государственная политика и вовсе была сведена к одному – убивать.

После ударов возмездия украинские «мыздесьвласовцы» уже придумали план спасения энергетики: приедет, значит, Siemens и за копейки, а скорее и вовсе бесплатно (Украине же весь мир что-то должен!) построит новые станции.

То есть новая украинская система построена так: Siemens построит станции, Chevron организует нефтепереработку, какая-нибудь сельскохозяйственная ТНК засеет все поля, а народ просто отправят на убой.

Выдержит ли такая система разрушения и нахлебничества противостояние с системой созидательной? Без внешней подпитки не выдержит. Пока эта подпитка идет, а надолго ли ее хватит? Увидим дальше на фронтах третьей мировой.

У России есть тысячелетний опыт созидания, есть наши замечательные граждане, которые на это созидание настроены всеми силами.

Остается укрепить решающее звено этого уравнения: централизованное управление.

Высшее руководство прикладывает все усилия для того, чтобы из сложной ситуации вынести максимум. Посмотрите, как усилилось взаимодействие с арабским миром – ключевой американский союзник на Ближнем Востоке, Саудовская Аравия охотнее сотрудничает с Россией, нежели с США; руководство Катара и ОАЭ – регулярно встречается с Владимиром Путиным. На этой неделе прошли «сверки часов» по линии СНГ и азиатского сотрудничества.

А вот с мест регулярно сообщают о, кхм, управленческих ошибках. И эти, кхм, управленческие ошибки серьезно, пускай и некритично, бьют по устойчивости нашей созидательной системы.

Исправим это – победим.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия сосредоточилась

У России появляется азарт

Суверенное право на горячий душ

Оставить комментарий