Крымское Эхо
Архив

Сила, брат, в покаянии

АРМЯНЕ ПОМЯНУЛИ ПОГИБШИХ ОТ ТУРЕЦКОГО ЯТАГАНА

24 апреля. Для большинства из нас — обычный день. Для армян — День поминовения тех полутора миллионов, кто погиб от турецкого ятагана. Случилось это в 1915 году. Точнее, геноцид армянского народа длился несколько лет: старики, дети, женщины безжалостно вырезались только потому, что принадлежали к людям этой национальности.

Прошло уже более девяти десятков лет — а рана не заживает. Вот уже несколько лет, как местная армянская община собирается в Симферополе в этот день на траурный митинг. Он длится недолго — ровно столько, сколько нужно, чтобы сказать — не электорату, а себе, прежде всего себе! — помним!

И в этот раз митинг шел не больше получаса. После него мы попросили нынешнего главу армянского общества Крыма Олега Габриеляна сказать несколько слов для читателей «Крымского Эха»:

Олег Габриелян

— 24 апреля — это самая трагическая дата в истории армянского народа, это такой кинжал, что ли, в сердце народа… Почему отмечается эта дата? Именно в этот день в Западной Армении Османской империи вся интеллектуальная, культурная, духовная элита армян была уничтожена, народ был обезглавлен. И началась резня. Резня достигла своего апогея весной 1915 года и длилась до 1923 года. Турки тогда пытались решить какие-то свои внутренние проблемы за счет ограбления и уничтожения целого народа. Я несколько раз встречался с детьми тех людей, родители которых погибли. Рассказы о том ужасе передаются из поколения в поколение, есть колоссальное количество документов, свидетельства современников, в том числе и иностранных, европейских дипломатов. Но в моей библиотеке, кстати, их нет: потому что по-человечески невозможно вынести, так тяжело это читать. Так же тяжело, как читать документы о зверствах фашистов.

Я хочу, чтобы мы не просто так «провели мероприятие», а чтобы оно было пропущено через душу каждого человека, независимо от его национальности. Это событие значимо и болезненно не только для нас, армян, но оно должно быть значимо и болезненно в истории всего человечества, всей истории, творящейся на наших глазах. Мы как-то спокойно относимся к тому, что сегодня видим по телевизору. Многие кровавые кадры становятся для нас как бы обычными: люди гибнут по всей земле — в Ираке, в Афганистане, в Палестине, на Кавказе, на Балканах — и это в наши дни! К чему я это говорю — к сожалению, даже в ХХI веке мы не научились находить такие механизмы, которые бы осуждали такие факты в юридическом плане. Я не говорю о международном трибунале, который, к сожалению, часто выполняет чей-то политический заказ, а не заказ со стороны человечества, гуманизма.

Моменты поминального митинга


— Я знаю, что ваш народ борется за то, чтобы все страны признали факт геноцида. Как на сегодня дела обстоят?

— Самым большим нашим достижением я считаю то, что благодаря бывшему депутату Сергею Шувайникову и крымским парламентариям (прошлого созыва — Н.Г.) от Русского блока, Верховный Совет Крыма принял соответствующее постановление. Часто вот еще спрашивают, как обстоит ситуация по Украине в целом в деле признания той резни геноцидом армянского народа…

— Я не спрашиваю, потому что знаю, что Украине сегодня невыгодно это признавать — у нее есть своя идея про геноцид, который она продвигает во всем мире…

— В этих вопросах не может быть «выгоды» или «невыгоды». Есть справедливость. Не бывает справедливости чуть-чуть, не бывает справедливости «второй свежести». Если ты не делаешь это, если ты не признал это злодеяние геноцидом, — ты должен понять, что ты по другую сторону. Значит, ты не признал, что это было преступление. Значит, получается, что ты преступник. И объясняй, как хочешь. Американцы, например, объясняют своими связями с Турцией, возможными потерями каких-то контрактов. А французы взяли — и признали! Причем утвердили законодательно: кто будет отрицать геноцид, тот подвергнется уголовному наказанию. Я думаю, что рано или поздно и Украина признает это.
С нашей стороны в этом вопросе действует принцип ненасилия. Мы будем вставать и говорить: вы должны признать — если хотите считаться демократическим государством, вы должны быть на стороне добра и справедливости.

— А украинские политики не выдвигают вам встречное требование: дескать, вот признаете голодомор геноцидом, тогда и мы вам всё признаем?

— Я не раз слышал такие вопросы со стороны журналистов, но, думаю, что в этих вопросах не может быть разговора «ты мне, я — тебе». Есть справедливость, есть гуманизм, и надо отстаивать их.

— Прошу прощения за предыдущий вопрос, но, зная характер наших вождей, я вполне допускаю, что такие разговоры, или, по крайней мере, намеки вполне могли быть. Тем более, судя по вашим словам, не одной мне такой вопрос пришел в голову.

— Думаю, прежде всего Украине нужно обратиться к государству Армения со своим запросом. Мы же обращаемся к государству Украина — уже передали пакет документов. То есть они должны прийти и спросить: а какое мнение по этому поводу? А торговаться… Это значит, мы что, осуществляем «обмен гуманизмом»?! Не представляю себе. Это вопрос нравственный. А в этом смысле ты поступаешь порядочно потому, что ты порядочный человек…

— Последние двадцать лет заставили нас всех вспомнить, что мы еще и люди разных национальностей, а не только просто «крымчане». Обращаюсь к вам уже как к политологу: этот процесс поиска самоидентификации — позитивный, в целом положительный, прогрессивный или он несет в себе раздрай? И я хотела бы, чтобы вы оценили: ваше крымское армянское общество стало за последние годы сплоченней — или оно всегда так жило, дружненько?

— Историческая судьба армянского народа показывает, что без сплочения не выжить. Мы можем внутри иметь споры и даже ссоры, как в любой, скажем, семье, но сам факт инокультурного окружения, иноязычного окружения заставляет быть вместе — если, конечно, ты хочешь сохранить свою культуру, и не только в высоком значении, но и культуру быта, культуру повседневного общения. И я неслучайно говорил на митинге: есть здоровое начало в нашем народе, и оно проходит сквозь века. Были стихи зачитаны: прошли другие, варварские племена, которые уничтожали армян — где они, их нет! А мы остались, потому что против ятагана, против меча, занесенных над нашей головой, мы выставляли книгу. Потому что в пустыне Месопотамии, куда выслали армян, — просто в пустыню, на вымирание, — армянский священник выводил армянские буквы, учил армянских детей. У них не было хлеба, у них не было воды, но последнее, что они в своей жизни делали, — они изучали свой язык, свой алфавит.
Что касается самоидентификации — знаете, когда-то я прочел замечательные слова русского философа Ильина: он говорил, что насколько глубоко мы — русские, англичане, евреи или, скажем, украинцы, настолько мы интересны миру. То есть насколько Шекспир англичанин, настолько он становится общемировой величиной. Насколько Толстой или Пушкин является русским, настолько он становится общемировым достоянием.

— Скажем коротко, интерес в многообразии…

— Вот-вот! Каждый привносит что-то свое в мир, чего нет у других, и это становится нашим общим достоянием, понимаете?

— Сформулируйте, зачем вы добиваетесь признания геноцида армянского народа? Что это вам даст — и для чего это нам всем нужно?

— Знаете, не знаю, в тему ли, но вспомнил слова из песни Высоцкого: «А люди справедливости хотят». Это очень важно для нас всех, чтобы преступник покаялся.

— А он не кается!

— А мы будем добиваться этого. Я чем больше в этой теме нахожусь, тем больше прихожу к выводу, что это уже нужно не столько нам, сколько самим туркам нужно. Потому что когда они это сделают, они станут качественно другим народом. Я глубоко в этом убежден. В этом сила, понимаете? Когда президент Германии встал на колени в Израиле, то весь немецкий народ встал с колен. Своей виной перед еврейским народом они покаялись — и это делает немцев культурной нацией. Они смогли преодолеть свое прошлое, смогли покаяться за это прошлое перед другими. Они хотят очиститься от этого позора. Вот это важно.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Закон не должен защищать нацистов

.

Симферопольскую ТЭЦ захватили «террористы»

.

«Песни, пляски и пельмень —