Крымское Эхо
Архив

«Русское Единство» в вопросах и ответах

«Русское Единство» в вопросах и ответах

КРУГЛЫЙ СТОЛ С ЛИДЕРАМИ ДВИЖЕНИЯ

Эксперты сходятся во мнении, что Всекрымское движение «Русское единство», возникшее ровно год назад, необычно для последних лет быстро окрепло и приобрело популярность среди крымчан. Значит, говорят они, была объективная необходимость в его появлении. Лица лидеров стали узнаваемы, цели и задачи понятны. Движение людям интересно, но они хотят, чтобы очередной раз не ошибиться, разобраться в том, куда и зачем лидеры ведут своих сторонников. Поэтому у людей возникает множество вопросов, дать ответы на которые и призвана встреча с лидерами движения. На вопросы журналистов «Крымского Эха» отвечали Сергей Аксёнов, Сергей Цеков и Сергей Шувайников.

— За последние полгода власть изменилась: оранжевый режим, как говорится, низложен, и к власти пришли люди вроде бы с пророссийскими, с прорусскими лозунгами. Какой вообще смысл в дальнейшем существовании «Русского единства»?

 

Сергей Шувайников, Сергей Аксёнов и Сергей Цеков



Сергей Аксёнов:

— Дело в том, что ничего из обещанного в предвыборный период пока не реализуется: самое главное, вопрос о государственном статусе русского языка не закрыт, а за ним тянется целый ряд нерешенных проблем гуманитарного плана. И мы видим, что у власти пока нет и особого желания их решать.

Крупный бизнес в украинском парламенте не дает президенту идти в том направлении, в котором он планировал. Дело в том, что богатые люди отлично понимают, что установление тесных контактов с Россией приведет к тому, что на Украину придет крупный российский капитал, с которым местные «олигархи» просто не смогут конкурировать. То есть здесь нет никакой политической подоплеки, а идет банальный раздел сферы интересов, в основе лежат чисто финансовые интересы определенных групп — в том числе с Западной Украины и Центральной.

Отсюда — понимание того, что должна быть та политическая сила, которая будет подталкивать правящую партию выполнить те обещания, которые она дала своим избирателям. В Крыму это — движение «Русское единство».

Сергей Цеков:
— К сожалению, интересы русских чужды политикам Украины. Чужды были раньше и чужды теперь. Мы в очередной раз видим, как в предвыборной кампании используются русские, проросийские лозунги, за ними тянутся избиратели не только Крыма, но и Востока Украины — но когда выборы выигрываются, очень быстро становится понятно, что эти лозунги отодвигаются на второй план и прежняя политика заигрывания с Западной Украиной продолжается. Выбирает Восток — а интересы начинают защищать Запада. Это мы видим и сегодня.

Нельзя говорить, что на Украине победили пророссийские силы. Победившие уже сегодня начинают использовать принцип многовекторности: то есть Юго-Восток, Крым — побоку, и начинается игра с Западом.

Поэтому мы абсолютно убеждены в том, что «Русское Единство» создано вовремя. И мы утверждаем, что «Русское Единство» фактически является единственной крымской патриотической силой. И именно с ней, с этой силой, с «Русским Единством», связана не просто последняя, а единственная надежда избирателей Крыма на то, что в Крыму действительно будет власть, отражающая интересы подавляющего числа крымчан.

— Что дает русским организациям объединение под одним флагом? Какие цели станут возможными для реализации? И как вы формулируете общую задачу?

 

Сергей Цеков:
— Общая задача — защита прав русских и русскоязычных крымчан, а это подавляющее число крымчан. Мы 20 лет видим одну и ту же картину: власть избирает это большинство крымчан, но власть с первых дней работы игнорирует его интересы. Это происходит в гуманитарной сфере, в судах, прокуратуре, милиции, в нотариате и т.д. Дело в том, что крымская власть всегда руководствовалась интересами не Крыма, а тем, что скажет Киев. Оглядывались на Киев, потому что у власти хотели находиться, потому что зависели в большей степени от киевской власти, а не от крымчан. В период дикой приватизации, капитализации их личные интересы стояли во главе всего. Потому и не решалась задача защиты прав русских и русскокультурных граждан.

Но мы считаем, что нарушение прав русских лежит отнюдь не только в гуманитарной сфере. Нам крайне необходимо решить массу накопившихся за эти годы социально-экономических проблем.

Сергей Шувайников:
— На Украине проживает 10 миллионов русских граждан, а в Крыму это полтора миллиона русских людей, которые не забыли свою национальную принадлежность. В свое время мы создали движение «Русский Фронт Сергея Шувайникова», но вскоре поняли, что нужно объединение всех сил, у кого на знаменах похожие русские лозунги. В первую очередь — это правовой статус русского народа на территории Крыма и Украины в целом. Украинские политики называют нас не русскими людьми, а «национальным меньшинством», «русскоязычными» и даже «россиянами». Русскими нас назвал в прошлом году только патриарх Кирилл: «Русские и украинцы — братья!». Он выразил этими словами всю политическую сущность этого понятия.

Наше движение привлекло в Манифесте «Русского единства» то, что в самом начале основополагающего политического документа Движения есть правовое определение: «Мы — Русский народ Крыма». Я уверен: Русский народ Крыма по менталитету отличается от русских жителей Донецка, русских Киева, от русских Львовщины, Днепропетровска и т.д. Мы пропитаны нашей отечественной историей русской Тавриды, православием, которое берет начало с князя Владимира и его крещения в Херсонесской купели, с Тьмутараканского княжества; мы пропитаны историей со времен походов Миниха и Долгорукова, Екатерины Великой, графа Суворова, князя Потемкина, героев Крымской войны — Нахимова, Корнилова…

Одна из целей объединения — прекратить, какие бы мы, русские люди, ни были разные и непохожие — те споры, которые были в прошлом, выяснение тактики, разговоры о том, кто сделал что-то лучше, а что-то хуже, отставить в сторону личностные отношения и амбиции. Мы решили объединиться, чтобы показать тем полутора миллионам русских, что мы единственная русская сила в Крыму, способная их действительно защитить и в экономическом, и в политическом плане.

— Но ведь практически это говорила и Партия регионов!

 

Сергей Шувайников:
— Не соглашусь! Партия регионов говорила только об отдельных аспектах, которые затрагивают интересы русскоязычного населения — о дружбе с Россией и о защите прав русского языка. На этом, собственно, и заканчивается их программа защиты Русского народа Украины и Крыма, которая дальше предвыборных лозунгов не реализуется. Наша программа намного шире.

— Получается, что вы на выборы идете как конкуренты ПР?

 

Сергей Цеков:
— Все партии, которые участвуют в выборах, в той или иной степени являются конкурентами. Безусловно, мы конкуренты Партии регионов во многих вопросах, в том числе и в гуманитарной сфере.

Для Крыма очень серьезной становится конкуренция в социальной сфере, экономических вопросах. Для нас — Крым родина, а для многих из них — вкусный кусок пирога, который они хотят поделить, что отчетливо видно. Мы видим, что многие руководители, приехавшие в Крым из других регионов, не уважают крымчан: если бы они нас уважали, не привезли бы с собой на руководящие должности более сорока человек.

Конкуренция ведь разная бывает. Бывает грязная конкуренция, а бывает честная, в рамках этики и морали. Сегодня мы видим, что Партия регионов, к сожалению, в отношении нас начинает использовать некрасивые методы — вспомните хотя бы историю с порчей бигбордов с рекламой «Русского единства», с заклеиванием ее плакатами Партии регионов.

Сергей Шувайников:
— Украинским чиновникам всегда были и будут чужды интересы русских людей. И сегодня, по окончанию президентской кампании, мы видим, что продолжается наступление на права русского языка, ползучая «украинизация» во всех сферах жизни и так далее. Их даже не пугает, что 31 октября снова нужно будет держать ответ перед своими избирателями.

— Известно, что движение «Русское единство» вобрало в себя старейшую общественную организацию полуострова — Русскую общину Крыма. Она сегодня представлена в Верховном Совете Крыма, попав туда в блоке с Партией регионов. Однако известна ее сегодняшняя критическая позиция по отношении к этой партии. Как так получилось?

 

Сергей Цеков:
— Четыре года пребывания у власти были для нас тяжелыми: трудно находиться в одной коалиции с людьми, которые придерживаются иных идеологических взглядов. Мы часто не могли понять, почему не принимается то или иное решение ВС Крыма, в том числе и нами предлагаемое. Не могли публично объяснить, что наши проекты не пропускает председатель Анатолий Гриценко и его окружение. А нас все это время наши избиратели, члены организации, теребили: вы же Русская община Крыма, вы же брали на себя обязательство…

И вот в 2009 году, когда мы от этого груза освободились и стали свободно говорить то, что думаем, и делать то, что нам подсказывает совесть, нам стало очень легко.

В том, что мы пошли с Партией регионов, особой ошибки не было. В 2004 году мы оказали искреннюю и очень активную поддержку Виктору Януковичу. Поддержали, подчеркну, по чисто идеологическим соображениям: мы очень положительно оценили ту пророссийскость, которую он демонстрировал. Речь шла о защите русских, русскокультурных крымчан от власти украинских националистов.

В тот период Партия регионов в Крыму практически разбежалась, остались фактически только Василий Киселёв и Петр Запорожец. Борис Дейч, встречаясь с президентом Украины Виктором Ющенко, вообще приостановил членство в партии. Причем сделал это официально.

Напомню, Анатолий Гриценко появился за два месяца до выборов в Верховный Совет Крыма 2006 года. Они в паре пришли: он и Александр Мельник. Их весьма настойчиво «порекомендовал» Антон Пригодский, друг Виктора Януковича, в то время куратор крымской организации Партии регионов. Сам Янукович их тоже особо не знал.

Их деятельность началась в КРО с того, что они наплели массу интриг, в том числе и против Русской общины Крыма. Но мы тогда надеялись, что внутри блока «За Януковича!» сможем переломить ситуацию в нужную сторону. Конечно, я мог стать в позу, не согласиться. И настроения такие, не скрою, у нас были. Но я сказал себе: надо терпеть, завязал свои эмоции в узел — иначе эти четыре года в вопросах защиты русскоязычных крымчан были бы для нас однозначно потеряны.

У нас была договоренность о том, что мы занимаемся идеологией, и «регионалы» принимают наши законодательные инициативы. У меня была договоренность с Януковичем о том, что мне будет оказываться всяческое содействие в работе Русской общины Крыма. Однако практически с первых дней члены Партии регионов в Крыму делали вид, что никаких договоренностей не существует. Любое решение, направленное на защиту крымчан, которое мы предлагали, они принимали в штыки. В частности, мы вполне могли тогда провести референдум, пусть консультативный, по русскому языку. Но Гриценко был категорически против. А вспомните те антиНАТОвские события, в которых Русская община Крыма принимала активное участие по общественной линии. Мы терпели. Если бы мы сразу начали конфликтовать, то все вспомнили бы середину 90-х годов и сказали: вот видите, они только зашли и сразу дестабилизируют ситуацию, а она и без того сложная. Нам бы сразу навесили ярлыки людей неконструктивных, маргиналов, радикалов, не способных договариваться и так далее. Это политика.

Хочу подчеркнуть: несмотря на противодействие со стороны председателя ВС Крыма, депутаты от Русской общины разработали и внесли в повестку дня сессий Верховного Совета Крыма более десятка постановлений, направленных на защиту прав русских и русскокультурных крымчан, — в защиту прав граждан на использование русского языка в различных сферах общественной жизни (в частности, — в защиту наших детей от «украинизаторских» приказов министра образования Вакарчука), о недопущении пропаганды фашизма на территории Автономной Республики Крым, о недопущении открытия в Крыму так называемого «поста присутствия» США и многие другие. Если бы мы пошли на открытый конфликт, многие из этих решений принять бы не удалось.

— Как Русская община стала частью «Русского единства»? Одно время говорили даже о том, ее захватили рейдеры…

 

Сергей Цеков:
— Чушь! Ну как можно на это ответить? Мы поверили Сергею Аксенову, нынешнему лидеру «Русского единства». Я очень давно знаю его отца, больше десяти лет: Валерий Николаевич был председателем Русской общины в городе Бельцы (Молдавия), где он работал вице-мэром. И мы с ним сталкивались не раз по линии работы с соотечественниками. Абсолютно положительный человек! Русский, очень высоких моральных качеств. Человек, который бескорыстно помогал русским людям и русской идее. Он в 2007 году переехал в Крым и сразу пришел в Русскую общину, стал активно работать. Мне это понравилось: мы за каждого человека держимся, особенно опытного.

Слышал о Сергее Аксёнове из разговоров его дяди, Валерия Ивановича Ильичёва — председателя Симферопольской городской организации Русской общины Крыма, очень авторитетного для нас человека. А когда мы с Сергеем познакомились, я увидел, что он настоящий русский человек — перспективный, воспитанный, и, что очень важно, — способный экономист, предприниматель. У нас ведь в основном в Русской общине Крыма люди-гуманитарии; но ведь и экономические интересы крымчан защищать надо.

У Аксёнова есть хорошая команда, которая формировалась лет 10 — 15. Стать состоятельным человеком в Крыму, как вы понимаете, непросто. Причем свои капиталы, в отличие от многих его недругов, ворующих многие годы бюджетные средства, Сергей заработал законным путем. У него очень обширный круг друзей, причем в самых разных сферах, разных профессий. И к нему люди очень уважительно относятся — я это вижу. Он сейчас стал лидером русского движения, а до этого был лидером многих экономических проектов и программ.

— Движение «Русское единство» — только для русских? Чего от вас ждать азербайджанцам, армянам, караимам, татарам?.. Есть смысл им за вас голосовать?

 

Сергей Шувайников:
— В первую очередь — это все же русское движение, мы от этого не отказываемся: мы четко видим, что сегодня дискриминируется самая большая этническая группа, проживающая в Крыму. Я не боюсь сказать: я русский. Но я не ультранационалист. Мы уважаем все народы, так как живем в многонациональном Крыму, и это для всех нас общий дом. Мы готовы бороться за права других народов так же, как и за права русских людей: русский народ, будучи в большинстве, всегда защищал интересы других народов.

Сергей Цеков:
— Посмотрите на Россию, где проживает большинство русских. Россия не ущемляет права нацменьшинств. Более того, она их защищает! Мы собираемся эти традиции, которые заложены в менталитете русского народа, сохранять. И мы это уже демонстрируем в нашей повседневной работе.

Сергей Шувайников:
— Русский народ никогда не страдал национальным эгоизмом. Он всегда был открыт для других народов и готов был их защищать. Да, есть в Крыму замкнутые национальные группы, которые, кроме своих национальных интересов, ничего не видят. Но и они понимают, что русские — это открытые люди.

— Тем не менее в названии вашей партии присутствует указание на национальность.

 

Сергей Цеков:
— Присутствует — потому что русские в данный момент на Украине оказались самой незащищенной национальной группой. Самая угнетаемая и самая преследуемая группа. Государственное строительство на Украине осуществляется за счет русских, за счет вытеснения русского языка из сфер общественной жизни, за счет искажения истории, разрушения связи с Россией. Именно поэтому мы объединяемся в «РУССКОЕ Единство». Это ключевая проблема крымчан, Крыма. Подавляющее число крымчан — русскокультурные люди, постоянно испытывающие давление со стороны украинского государства.

— Ваши партийные интересы ограничиваются только Крымом?

 

Сергей Аксёнов:
— Не только. Уверен, что к нам быстро примкнет и Юго-Восток тоже. Думаю, что в 2012 году мы стартуем со своим проектом «Русского единства» и в целом на Украину.

— Вы говорили о приехавших 40 человеках из Макеевки. Но эти люди не воспринимаются украинцами, они тоже русские. К тому же они привезли сюда большие украинские деньги: Янукович же сказал, что Крым — это жемчужина Украины…

 

Сергей Аксёнов:
— Покажите нам эти деньги! Ни о каких деньгах речь не идет! О них только говорят. И голосовали мы за Джарты только исходя из тех соображений, что нам рассказали, что крымский бюджет будет состоять из 10 миллиардов в год. Потом, правда, стали говорить — из шести, а потом радовались, что Крым вроде бы должны прийти 500 миллионов. В конце концов мы получили 100 миллионов и их сразу определили на дорожное строительство. А сезон уже заканчивается… Дорожная сфера — это то, на чем сегодня легче всего зарабатываются деньги. Пусть сегодня Совет министров у себя на сайте выставит всю программу строительства — что, где, за сколько хочет построить, кто подрядчик, кто заказчик, сколько квадратный метр стоит, какая технология применяется, какие материалы используются, какой срок гарантии. И посмотрим предложения западных и российских фирм — где дешевле, где качественнее.

И все это притом, что не дороги на сегодня самый больной вопрос, если учесть, что мы накануне отопительного сезона, начала учебного года и в условиях повышения цены на газ.

Сергей Цеков:
— Речь идет не о русских — и украинцах, а о крымчанах — и некрымчанах. Они не крымчане. У нас претензия к ним одна: они, приехав в Крым, не знают даже, сколько районов в Крыму, сколько жителей в Крыму! И им еще нужно доказать свой профессионализм по всем вопросам.

Сергей Аксёнов:
— Чиновника, конечно, можно пригласить к нам «из-за рубежа» (из-за пределов Крымского полуострова), но действовать надо по-другому. Перед приездом в Крым он должен выслать свое резюме, рассказать, как и чем он осчастливил свой город или область, что нового внес, как под его руководящей рукой расцвела Макеевка или какой другой город. Пусть туда съездят крымчане за опытом, убедятся в том, что человек говорит правду, что претендент знает и умеет нечто такое, чего не знаем и не умеем мы. Потом пусть этот кандидат на кресло в крымском Совмине напишет программу своей деятельности в Крыму, мы ее рассмотрим, а понравится — сами его сюда перевезем.

А пока просто идет создание непонятно какой и для кого вертикали власти. У нас на должность министра образования садится какой-то ресторатор… Идет банальное завладение властью после выборов. Ни о какой экономике речи нет! Господин Джарты здесь с июля прошлого года работал как куратор от Партии регионов — как раз в то время, когда некоторыми членами ПР, которых нам позже удалось отодвинуть от властной кормушки, шло активное разворовывание крымского бюджета. Прошло больше года — ни одного мало-мальски значимого в сфере экономики не сделано. Мы слышим от него, что везде проблемы. Но ведь до них кто-то же довел крымскую экономику! А при власти последние пять лет, напомню, были как раз члены Партии регионов.

Тем не менее экспертов в сфере финансов я тут не вижу. Сегодня мы должны эффективно использовать то, что у нас есть. Провести инвентаризацию всего, что имеем. А мы до сих пор не видели ни кадастра земельных ресурсов, ни сколько и на что средств выделялось, какие были поступления в бюджет…

— Про инвентаризацию многие говорят, но никто ее не делает…

 

Сергей Цеков:
— Я скажу только одну вещь: бюджет, который мы сформируем, обязательно будет включать до 10 процентов средств на развитие Крыма, а не один, как сегодня.

Сергей Аксёнов:
— Будет масса программ, касающихся энергетики, экологии, которые будут рентабельны. Когда в Ялте проходил банковский форум СНГ, сюда приехали ведущие банкиры, включая Кудрина, чтобы предложить нам выгодные варианты работы с деньгами. Три дня здесь пробыли — ни одной программы крымское правительство не представило для банковского форума! Министр экономики приехал, посидел немного, развернулся и уехал. Я это говорю к тому, что финансы есть, люди готовы с деньгами зайти к нам в автономию — не хотим, получается, брать! А бюджет нечем наполнять.

Сергей Цеков:
— Для нас очень немаловажно, откуда деньги. Мы считаем, что в первую очередь нужно открыть дверь настежь для российских инвестиций. Хотите землю — покупайте землю! Хотите здравницы — покупайте здравницы. Хотите реконструировать порты и прочее? Пожалуйста! Аэропорт? Пожалуйста! У вас есть деньги — мы в них нуждаемся. Киевляне, по большому счету, только говорят об этом. Они боятся конкуренции со стороны сильного российского капитала. А мы не боимся.

— Джарты объявил, что пишет программу стратегического развития с помощью российских экспертов во главе с Сергеем Глазьевым. Вы об этом знаете?

 

Сергей Цеков:
— Знаем. В списке того совета по стратегическому развитию Крыма — 40 человек, есть представители Российской Федерации, других государств. Но вы же понимаете: для того, чтобы давать некие рекомендации по развитию Крыма, нужно хорошо знать его проблемы, разбираться в украинском законодательстве и уметь заинтересовать крымчан. Проектов, предложенных из-за пределов Крыма, мы уже на своем веку перевидали множество. Все они закончились ничем. А они провели за день анализ — и уже дают рекомендации. Мы взглянули на эти рекомендации и сразу поняли, что эти люди Крым не знают.

Сергей Шувайников:
— Если хотите, чтобы деньги к нам пришли и работали, надо изменить психологию крымской власти. Вот одна из задач «Русского единства»: нам нужно добиться, чтобы во власть не приходили ни варяги, ни местные, которые хотят чисто нажиться и которые не будут хозяевами Крыма. Как ни прискорбно, но за все годы новейшей истории автономии, у нас так и не появились хозяева, которые могли бы рачительно относиться к природе Крыма, расчистить завалы в крымской экономике и так далее. Особенно это заметно по столице — Симферополь утопает в грязи, нет в Симферополе хозяина; нет хозяина и в Крыму.

Если мы не сменим нынешнюю власть на этих выборах, мы можем потерять Крым. Власть думает, что если будет больше гостиниц, центров отдыха, шалманов, к нам больше приедет людей отдыхать. Но не от этого же зависит…

— Вы не жалеете, что боролись за отставку Гриценко и Ко? Ведь фактически вы расчистили место для чужаков. Правильно ли все сделали?

 

Сергей Аксёнов:
— Конечно, правильно! Если люди воровали, то их надо убрать из власти. Когда мы голосовали за Джарты, мы знали только, что это человек, представленный президентом. А сегодня нужен кардинально новый подход по всем вопросам. Те сферы бизнеса, которые приносили деньги, в Крыму, — например, земля, продажа недвижимости — стали неактуальны. Кризис съел все эти программы. Если посмотреть на последние 10 лет, сколько было продано земли, то ее бы хватило еще на 10 лет вперед. Поэтому надо не бояться, чтобы правительство Крыма инвестировало деньги в технологическое развитие, чтобы оно потом на следующий год приносило дивиденды. Для этого не страшно, когда нанимают менеджеров по контракту, с высокой зарплатой — так делают в частном бизнесе, все крупные компании. Когда компания начинает нести убытки, нанимают менеджера, который меняет политику.

Сергей Цеков:
— Абсолютно не жалеем! Если бы случился тандем Джарты — Гриценко, то это вообще была бы гремучая смесь. Надо обратить внимание на то, что было до этого четыре года. Что было в Симферополе, во что превратилась наша столица? Кто ее превратил в такое позорное явление? Представители Партии регионов! Поэтому решение было абсолютно правильным, абсолютно выверенным. Когда Джарты был предложен сюда Виктором Януковичем, естественно, у нас было беспокойство по поводу того, не привезет ли он с собой большую команду и насколько он сам профессионален. Но мы надеялись на то, что это человек президента, он имеет определенные возможности, проведет реформы, затянет сюда большие деньги и т.д.

А что имеем? Многочисленную некомпетентную макеевскую команду, которая не знает Крым, никаких денег и инвестиций в Крым нет; мы видим, как премьер, отменив программу «Здоровье крымчан», направил деньги на ремонт здания Совета министров. Почему практически полностью заменен состав Республиканского комитета по земельным ресурсам? Мы считаем, что дележ крымской земли нынешним руководством Партии регионов в Крыму будет продолжаться.

— Почему движение «Русское единство» отстаивает существование крымской автономии? Вот строит Партия регионов вертикаль власти — может, и пусть будет жесткая централизованная власть без всяких там автономий?

 

Сергей Цеков:
— Янукович не будет у власти 100 лет. Сегодня власть одна — завтра другая. Республика Крым — это не собственность какой-то одной политической силы, в том числе и нашей. Это достояние всех крымчан, которые высказались на референдуме за ее создание. Республику восстановили, она существует 20 лет. Безусловно — не без проблем. Безусловно, мы до конца не реализовали то, что изначально планировали. Но это, как говорится, дело будущего. Хочу заметить, что у республики есть очень большое достижение: мы единственный регион Украины, в котором сохранилось образование на русском языке. Например, в Луганске системно уменьшается количество школ с русским языком, то же происходит в Донецке, в других областях Украины, в том числе и Юго-Востока.

Большим достижением является и принцип формирования власти, по которому Верховный Совет формирует Совет министров Крыма. В других регионах Украины совсем другая ситуация: даже если какая-то политическая сила имеет большинство в Совете, во главе исполнительной власти могут поставить человека, назначенного президентом от другой политической силы. А как показала недавняя история президентства Ющенко, назначенец может игнорировать мнение народа на конкретной территории и действовать по принципу что хочу, то и ворочу.

Мы формируем власть по иному принципу, и это позволило сохранить русский язык в Крыму и в целом все гуманитарные вопросы в Крыму. В том же Севастополе ситуация хуже, потому что там ставленник президента подчиняется прежде всего указам из Киева. Наша же власть, хоть и не в полной мере, но все же руководствуется интересами крымчан.

— Есть ли у вас команда? На сколько процентов вы сможете заполнить вакансии людьми из «Русского единства»?

 

Сергей Цеков:
— Весь год идет процесс объединения русских организаций Крыма, и соответственно формируется одна команда. Мы — я и Сергей Шувайников — имеем большой опыт, за 20 лет прошли серьезную политическую школу. У Сергея Аксёнова были хорошие учителя в вопросах предпринимательства, ведения серьезной экономической деятельности. В нашей команде — молодежь, специалисты, разные профессионалы, которые состоялись в разных сферах жизни, известные в Крыму люди и пока ещё не очень. Среди них — Олег Родивилов, Олег Слюсаренко, Андрей Козенко, Виктор Попов — все они депутаты Верховного Совета Крыма, а также Наталья Лантух, Ирина Рулла и многие другие. Команда многочисленная, перспективная, что проявилось в подготовке к избирательной кампании, которая показывает серьезную конкуренцию внутри нашей команды: оказалось, что у нас кандидатов на округа больше, чем самих округов, а это позволяет отобрать наиболее достойных.

Сергей Шувайников:
— Речь идет не только о политиках. Дело в том, что за нами стоят люди, которых мы знаем как грамотных и толковых специалистов в различных сферах деятельности: хозяйственной, экономической, гуманитарной — эти люди активно сотрудничают с «Русским Единством». К нам постоянно присоединяются новые и новые люди, которые видят, что движение обретает массовость, поддержку народа. Они все патриоты Крыма. И они приходят к нам. Подчеркну, не только русские люди, но это и украинцы, и армяне, даже представители крымских татар.

— Мы видим, что движение «Русское единство» сотрудничает с крымской православной епархией. Почему?

 

Сергей Аксёнов:
— Мы действительно сотрудничаем, потому что считаем, что это поможет в деле духовного возрождения крымчан. Мы против того, чтобы чиновники ходили в церковь подержать свечку — это все неискренне, это двойной подход. Он пришел в церковь, поцеловал икону — и тут же взялся за свое черное дело. Поэтому мы говорим: нужно, чтобы в политику шли честные люди, для которого понятие мораль — не пустой звук. Мы видим, что у нынешней власти не болит душа за Крым, все приходят как временщики.

Сергей Шувайников:
— Русская православная церковь всегда была центром духовности и хранителем моральных ценностей и русской государственности. Она, собственно, и была основой формирования русского народа как государствообразующего народа, формирования русского государства как централизованного и объединенного государства. Не зря противники Русского мира так хотят разорвать русское православие, создали раскольничью церковь. Мы противники раскола, мы не хотим, чтобы молодежь уходила от основ нашей духовности. Для «Русского единства» была и останется одной из главных задач работа с Русской православной церковью, с людьми и особенно с молодежью, которая нуждается в укреплении морали и духовном воспитании.

Сергей Цеков:
— Связь русских организаций с Православной церковью неразделима, она многолетняя. Наша помощь, которую мы оказываем Православию, наша связь с Православной церковью имеет очень богатую историю, не говоря уже о том, что многие люди, в том числе и я, считают, что Российское государство состоялось во многом благодаря Православию. Не было бы Православия — не было бы России.

— Многие политические силы говорят, что они «прокрымские». Чем движение «Русское единство» отличается от украинских «недопартий» и насколько вы готовы защищать права крымчан?

 

Сергей Цеков:
— Есть четкое отличие. Центр Партии регионов и БЮТа — Донецк и Киев; руководство партии там же и находится. В «Русском Единстве» руководство движения исключительно крымское. Это надо четко различать. Замечу также, что есть слова — а есть дела. Дела показывают, что ни БЮТ, ни ПР до последнего времени особого внимания Крыму не уделяли. Более того, если проанализировать период с 2006 по 2007 год, когда Партия регионов находилась у власти, то за это время ничего позитивного для Крыма не произошло. Да, много говорили о Крыме, якобы заботились о нем, но за это время переподчинили Государственную Архитектурно-строительную комиссию (ГАСК) и Азово-черноморскую инспекцию напрямую Киеву. Обращу ваше внимание: когда переподчиняли Киеву Азово-черноморскую инспекцию, Министерством по охране окружающей природной среды руководил Василий Джарты. Вот это конкретные дела! «Русское единство» претендует стать общеукраинской партией и вынести свои идеалы и понимание защиты русских, русскокультурных людей за пределы Крыма, но всегда для «Русского единства» основной базой будет Крым, а для них — Киев и Донецк или Львов.

Сергей Шувайников:
— За все годы независимости Украины было множество попыток создать общественное движение и политическую партию, которые могли бы серьезно и грамотно защищать интересы русских людей на Украине. У «Русского единства» есть такой шанс и такая возможность. Сегодня, насколько мне известно, многие русские организации Украины с надеждой смотрят на Крым: если мы сумеем достичь положительных результатов, то тогда мы этот опыт сможем использовать, чтобы объединится и работать во всеукраинском масштабе.

— Расскажите о программе «Подъём Крыма!» — о ней много говорят, но ее пока никто не видел.

 

Сергей Аксёнов:
— Вот Сингапур не называется свободной торговой зоной, у него нет какого-то там статуса, а есть город-государство, в котором создана оффшорная зона. И все там отлично работает, хотя все сырье привозное. Так правильная система управления может дать колоссальные результаты. Если бы украинцев поменяли местами с японцами, то очень быстро на территории Украины было бы самое развитое в мире государство. Я туда специально поехал, посмотрел: люди там выращивают урожаи в таких условиях, в которые украинцев ни за что не загонишь. А там снимают урожаи, которые кормят страну. Там в основе экономики лежит важный процесс — борьба с коррупцией. А на Украине все процессы удорожаются из-за того, что есть теневой процесс, который делает нерентабельным любой бизнес. В Сингапуре все решили просто: за взятку выше 2000$ — высшая мера наказания.

Мы не говорим, что должна быть смертная казнь, но наказание за взятки должны быть. Думаю, вы не сможете назвать хоть один громкий судебный процесс по коррупции на Украине за последние 15 лет. Все знают, что капитал уводится из экономики и из страны в невероятном количестве. Но при этом все понимают, что самый выгодный «бизнес» за последние 15 лет — это стать чиновником. Ты приобретаешь место, подделываешь подпись, ничего не инвестируешь, ничем не рискуешь, не выстраиваешь никаких процессов. Однозначно для нас это неприемлемо!

Представители Партии регионов делают вид, что не понимают, что происходит. Василий Киселев начал эту работу, по его инициативе созданная комиссия проделала большую работу по Симферополю — нашли 50 миллионов нецелевого использования средств, но дело до конца так и не посмели довести…

В нашей программе «Подъем Крыма!» борьба с коррупцией — это ключевая тема. Как поднять экономику Крыма? Не скажу ничего нового: нужны инвестиции. Чтобы инвестиции пошли, нужна земля. Вот приезжают туристы, и каждая семья оставляет тут хотя бы тысячу долларов за период отпуска. Если приехало, грубо говоря, 3 миллиона отдыхающих, значит, три миллиарда доходов в Крыму должно остаться по итогам сезона. Но сколько из этих денег в бюджет попало? Нисколько!

До тех пор, пока мы не запустим процессы, которые будут стимулировать предпринимателя платить налоги — и жить спокойно, не будет никакого развития Крыма. Ну, скажем, налог в 30% по совокупности, в зависимости от ситуации. В Канаде предприниматели даже не знают своего налогового инспектора. Но там же за неуплату налогов предусмотрено лишение свободы сроком до 15 лет. Поэтому легче заплатить налоги, чем всю жизнь прятаться от налогового инспектора.

То есть мы говорим, что наши основные приоритеты — такие же, как в остальном мире: информационные технологии, экономическое развитие, очистка воды. Процессы, которые интересны бизнесу, интересны и государству. В них нужно сегодня инвестировать. Никто, например, не мешал муниципалитету брать кредит, строить квартиры, половину продать, а остальные использовать для сокращения жилищной очереди.

Наша экономическая программа сейчас проходит экономическую экспертизу. Но ни одна программа, ни один экономический теоретик не может предугадать ситуацию с кризисом. Никто в 2005 не мог предупредить: мол, ребята, смотрите: в 2010 будет так-то и так-то, вы свои деньги перекладывайте сюда или туда. Наши известные экономисты, ученые, академики, имеют много интересных теорий и идей, но никто не предложил конкретных проектов, как выйти из кризиса.

А надо, на мой взгляд, сделать простую вещь: дать возможность тем, кто сегодня инвестирует в США, Европу, вкладывать деньги в украинскую экономику. Государство должно взять на себя роль регулятора этих процессов.

Сергей Цеков:
— В нашей программе заложен принцип эффективного управления, привлечения инвестиций, борьба с коррупцией. Всю программу можно свести к трем пунктам: модернизация крымского производства, создание высокотехнологичной базы и создание кадрового потенциала. В мире никто больше ничего нового не придумал.

Вот что делают китайцы: они берут производство, выкидывают все старое оборудование, насыщают производственные площади последними, самыми современными технологиями, которые только существуют на сегодняшний день. И получают в результате минимальную стоимость любой продукции. За счет этого Китай забил сегодня полки всех магазинов во всех странах своей продукцией, кстати, далеко не всегда плохой.

Сергей Шувайников:
— Эта программа суммирует все самое лучшее, что уже накоплено в мире. Но для этого нужно, чтобы к власти пришли те люди, которые будут не свои карманы набивать, а работать на крымчан. Это команда патриотов Крыма, которые сегодня объединились в «Русском единстве».

Сергей Аксёнов:
— Государство как можно быстрее должно завести внутрь страны те деньги, которые были выведены в оффшоры. Что нужно сделать для подъема сельского хозяйства в Крыму? Прежде всего — земля. У нас есть свободная земля? Нет: все земли распаеваны, розданы. А как используются? Какой инвестор придет в сельское хозяйство? Вы будете рассказывать, что соберете пайщиков и будете с ними договариваться? Но вы же здесь ничего не решаете, все договоры нужно вести с Киевом!

Сергей Цеков:
— Разработку полезных ископаемых и недр в Крыму нужно вести очень осторожно. Крым необходимо сохранить как мировую жемчужину, в этом должны быть все заинтересованы. Мы должны очень бережно относиться к природе Крыма. Разработка сырьевых месторождений природу Крыма не сохраняет. Например, мы абсолютно отрицательно относимся к тому, что Севастополь хотят использовать как перевалочный пункт для угля. Только некрымчане могли предложить такое. Это же касается и идеи использовать Донузлав как порт, которую уже в который раз продуцируют варяги, а крымчане только успевают отбиваться от подобных идей.

У Крыма есть свой традиционный вектор развития — это рекреационно-курортный комплекс, и ничего нового тут не придумаешь. Он предполагает высокопродуктивное экологически чистое производство сельскохозяйственной продукции, использование альтернативных источников энергии; у нас есть большие подземные запасы чистой питьевой воды, которую мы никак не разрабатываем, а травимся водой из Днепра.

Говорят красивые слова многие годы, все всё понимают, но ни одна власть серьезно в Крыму этим процессом не занималась. У нас нет утвержденного плана развития Крыма и его населенных пунктов. Почему нет? Очень удобно дерибанить, как модно говорить, землю города без генеральных планов. Когда мы придем к власти, одной из главных задач будет разработка и утверждение генпланов в течении одного-двух лет. Серьезной проблемой является развитие столицы Крыма. Город Симферополь зажат в границах. Мы считаем, что назрела острая необходимость в расширении границ города.

Сергей Аксёнов:
— Привожу пример: в маршрутках еще два года назад по нашей инициативе поставили видеокамеры — в 12 раз выросла выручка! Это то, что называется эффективное управление. Прочитайте программы политиков за 15 лет — вы найдете в них одно и то же. Даже у нас работает группа экономистов, которые уже участвовали в написании программ по Крыму. То, что они предлагают, к ноу-хау не относится — ничего нового абсолютно нет! Надо говорить о свободе предпринимательства — в Симферополе все в очередь стоят, хотят город развивать, а мы говорим, что Крым не может заработать.

Зарубежный опыт присутствует во всех программах. Например, в сельском хозяйстве. Государство выделяет фермерам льготные кредиты для того, чтобы их товар был конкурентоспособным. Дают топливо на уборку угодий, чтобы крестьянин не зависел ни от кого. Главная задача — убрать посредника между реализацией и производителем. Всё! Ведь основные деньги забирает посредник. Просто все задачи нужно структуризировать. И наладить эффективное управление. Далее. Если кредит будет под 20-24% годовых, то это то, что уничтожит сельское хозяйство. Кредит для крестьян может быть максимум 3-4%. Наша задача сделать так, чтобы кредитование было по очень выгодным тарифам. Тогда появляется шанс.

Все остальные вопросы зависят от качества власти.

— Украинские националисты любят обвинять русские организации в сепаратизме. Как вы отвечаете на этот вопрос? Вы говорили, что надо продавать землю, заводы и т.п. россиянам. А не получится так, что физически Крым будет российским, а политически украинским?

 

Сергей Цеков:
— К сожалению, Уголовный кодекс не позволяет прямо ответить на этот вопрос. Скажу так: наша задача — чтобы Украина с Россией как можно больше сблизились. Тогда и Крым будет ближе к России. Тем не менее, когда меня спрашивают: «Где было бы лучше Крыму?» Я отвечаю: «В России». Потому что там уважали наши права, насильственно не украинизировали, не глумились над нашей историей, да и экономически там лучше. Именно по этой причине при проведении социологических опросов на тему «где бы вы хотели видеть Крым?» более 70% крымчан отвечают: в России. Истоки крымского сепаратизма в Крыму — в той политике, которую Киев многие годы проводит по отношению к Крыму. Было бы уважение к Крыму, было бы уважение к русским в Крыму, естественно, сепаратизм в той или иной степени уменьшился.

Сергей Шувайников:
— На Украине путают понятие «сепаратизм» и «патриотизм». Особенно, когда идет речь в отношении Крыма. По вопросу русского языка — я сепаратист, по русской культуре — тоже. Я, например, за «экономический сепаратизм», за «культурный сепаратизм», потому что мы отличаемся от других культурно-этнических групп, проживающих на территории Украины. В этом отличии нет ничего страшного. Возьмите ту же Америку, любое европейское государство, где проживают различные этнические группы. Государство идет навстречу этим группам.

Чтобы не раздувать сепаратизм, надо соблюдать права русских людей. Если в Швейцарии признали четыре государственных языка, в Финляндии — два, то почему европейское государство Украина самую большую этническую группу русских людей, проживающую в украинском государстве, низвело до правового статуса «национального меньшинства» и отказывает в удовлетворении гуманитарных, культурных, национальных, исторических и других потребностей? Пока государство и его центральная власть не решат эти проблемы, сепаратистские настроения будут присутствовать постоянно.

Сергей Цеков:
— Если политика Украины по отношению к русским будет такой же, какой она была последние 20 лет, то если не я, так другие представители нашей организации заявят: извините, при такой политике мы не хотим жить на Украине. И будем требовать право на самоопределение, как это сделало Косово.

— Натовские учения в этом году в Крыму не проводились, а единственная организация, которая все равно протестовала против их проведения, было «Русское единство». Почему вы бунтовали?

 

Сергей Цеков:
— К сожалению, мы до сих пор не получили от Киева внятного ответа по НАТО, несмотря на принятый закон о внеблоковом статусе Украины: закон легко как принять, так и отменить. С одной стороны, слышим, что в НАТО вступать не будем, а с другой — видим, как Киев заигрывает с альянсом. Чтобы быть уверенным, что НАТО не будет, мы проводим эти акции протеста, чтобы ни у кого никогда не было желания проводить учения НАТО в Крыму.

Сергей Шувайников:
— Русские политики хорошо понимают: все попытки НАТО внедрится на Украину — это работа против России, раскол дружбы русского и украинского народа. И это не громкие фразы, это действительно так. Мы это понимаем. И понимает народ, что вся пропаганда о НАТО — якобы что это дружественный блок, и блок, который занимается гуманитарной миссией — ничего общего с реальностью не имеет. Мы не хотим обманывать ни себя, ни нашу молодежь, поэтому должны быть всегда начеку. Противодействие НАТО — это также часть патриотического воспитания молодежи.

— Власть в Киеве не раз заявляла, что Украина идет в Европу. А ваше мнение: нам, Крыму, нужна Европа?

 

Сергей Цеков:
— Мы не против, чтобы уровень жизни у крымчан был, как в Европе. Но вовсе необязательно для этого «идти в Европу». А с учетом того внимания, которое есть к Крыму со стороны европейских структур, мы понимаем, что Европа не против сама прийти в Крым. Пожалуйста, но не противопоставляйте Европу России! Россия всегда, в любой ситуации будет нам ближе.

— Как «Русское единство» относится к двойному гражданству?

 

Сергей Цеков:
— Исключительно положительно. Мы за то, чтобы было двойное гражданство — при этом считаем, что двойное гражданство сегодня больше в интересах Украины, чем России, потому что в России работают украинские гастарбайетры, а не российские — у нас. Следовательно, возможность получения двойного гражданства напрямую отвечает интересам значительной части украинцев.

— Есть ли у «Русского единства» отдельная программа по помощи пенсионерам?

 

Сергей Шувайников:
— Пенсионеры Крыма — это самая незащищенная часть населения, самая уязвимая, самая обиженная государством. Это люди, которые требуют особого внимания. В Крыму это около полумиллиона человек, и нам небезразличны их нужды. Кстати, надо сказать, они самые активные участники нашего движения. И у нас есть намерение заключить с каждым крымским пенсионером социальный договор, в котором прописать многие программные принципы, по которым движение, придя во власть, будет им оказывать им поддержку за счет бюджета и различных резервных фондов. Это долгосрочная и многовекторная программа «Каждому пенсионеру — поддержка и забота крымской власти!», которая будет работать в автономии для поддержки именно пенсионеров.

Сергей Цеков:
— Наша организация не только говорит, но и многие годы эффективно работает с пенсионерами, инвалидами, малоимущими. Составная часть «Русского единства» — Русская община Крыма за последние 10 лет оказала материальную помощь более чем трем тысячам ветеранов Великой Отечественной войны, малоимущим на сумму от 200 до 600 гривен. Мы постоянно отправляем ветеранов на отдых и лечение в санатории Крыма. По нашему направлению их бесплатно оперируют в лучших медицинских учреждениях России. Мы оказываем материальную помощь на лечение здесь, в Крыму.

— А для учителей что вы приготовили?

 

Сергей Цеков:
— Должна быть комплексная программа поддержки крымского образования. Несправедлива ситуация с украинской школой-гимназией. В неё вложены огромные деньги, её сделали показательной — а в школах с русским языком обучения не то, что бассейнов, но и элементарных туалетов нет внутри помещения, особенно в сельской местности. Мы против закрытия сельских школ. В этом вопросе не следует нас сравнивать с Америкой, там другие реалии. Считаем очень важной задачей компьютеризацию школ и всем доступный Интернет. Недопустимы задержки заработной платы учителям, иначе мы скатимся в середину 90-х годов. Учителей следует приравнять к государственным служащим и значительно увеличить зарплату.

Сергей Аксёнов:
— Стоит вопрос о том, чтобы все население Крыма компьютеризировать за пять лет за счет государства. Это не такие уж и большие деньги — надо, чтобы государство тратило всего по 10-15 миллионов долларов в год.

Сергей Цеков:
— Проблема также в том, что в Киеве указывают, чему и как учить наших детей. Мы считаем, что образование в Крыму должно быть обязательно с крымской спецификой. В школах должна преподаваться история Крыма, а с учетом того, что в Крыму проживает 60% русских, а 80% считают русский язык и историю родными, должно быть больше внимания уделено преподаванию русского языка и русской литературы. У нас должны преподавать такие предметы, как история России, география России — это, в частности, отвечает европейским стандартам: любая этническая группа должна иметь право получать образование именно по таким стандартам.

— Вы говорите, что в «Русском единстве» много молодежи.

 

Сергей Цеков:
— «Русское единство» — показательная организация с точки зрения работы с молодежью. Это выражено, в частности в том, что представители «Русского единства» — самые молодые во властных структурах Крыма. Самый молодой депутат в ВС Крыма и в Совете министров, заместитель председателя Совета министров — Андрей Козенко, самый молодой председатель Нижнегорского райсовета — Александр Петров. Самые молодые депутаты в Симферопольском горсовете — также представители «Русского единства». Мы активно вовлекаем молодежь во власть. Показателем нашего уважительного отношения к молодежи является то, что молодежь фактически самостоятельно создала организацию «Молодые за Русское единство». Это организация, выросшая снизу, очень динамично развивается. Откровенно говоря, за их идеями и инициативами нам, руководителям Русского единства, сложно успевать.

— Вы сказали сейчас об очень ограниченном количестве молодых людей. А чем вы увлечете молодого избирателя?

 

Сергей Шувайников:
— «Русское единство» дает возможность молодым людям для самореализации, самоутверждении личности. Мы можем предложить молодому человеку ту программу, которая ему поможет стать на ноги, мы можем помочь, подсказать, направить, поддержать. Но мы не хотим быть благотворителями молодежи, мы должны научить молодежь работать самостоятельно. Дать удочку — но и научить ловить рыбу. Молодежь должна стремиться реализовать себя сама. В работу организации «Молодые за «Русское единство» мы не вмешиваемся.

Вообще, считаем, что молодые люди должны обратиться к взрослым избирателям Крыма с просьбой голосовать за «Русское единство», потому что будущее крымской молодежи может быть связано только с «Русским единством».

— Поддерживаете ли вы страховую, семейную медицину — сейчас модно говорить на эту тему?

 

Сергей Аксёнов:
— Пока мы не можем кардинально вмешаться в то, как наше государство обустроило сферу здравоохранения. Но считаем, что каждый человек должен иметь право и возможность получить первую медицинскую помощь, причем бесплатно. Мы готовы принять участие, и сделаем все, что от нас зависит, чтобы искоренить тотальную коррупцию в государственных клиниках — и для этого в первую очередь нужно добиться достойной оплаты нашим медикам.

Сергей Цеков:
— Должен быть баланс между медициной платной и медициной бесплатной. Сейчас этого нет. Кроме того, мы знаем, что многие из тех, кто работают в бесплатной медицине, в рабочее время используют свое служебное положение для того, чтобы заработать деньги в свой карман на платной медицине. Мы должны четко разделить учреждения с полностью бесплатной медицинской помощью — и учреждения с платной. Странно видеть, что на одних площадях медучреждения находится платная и бесплатная медицина. Это особенно часто практикуют в роддомах, где фактически уже нет бесплатных родов. Та помощь в несколько тысяч гривен, которая выделяется на новорожденного, практически полностью перетекает в карман нечистоплотных врачей. Этого не должно быть.
Если на одной площади находятся бесплатная и платная медицина, это создает очень большие возможности для нарушений. Замечу также, что в среде медиков наблюдается резкое разделение на богатых и бедных. Первые — это те, кто руководит здравоохранением. Вторые — те, кто оказывает реальную медицинскую помощь. Как это преодолеть? Разделить платную и бесплатную медицину, бороться с взяточничеством, резко повысить зарплату медикам и вводить страховую медицину, реализовать которую можно только в рамках всей Украины.

— Ваше отношение к повышению пенсионного возраста?

 

Сергей Аксёнов:
— Резко негативное: мужчины у нас в среднем живут 62 года — о каком повышении пенсионного возраста можно говорить? Мы будем проводить акции, протестовать.

— «Русское единство» отметилось большим количеством акций по Симферопольскому горсовету…

 

Сергей Цеков:
— По Симферополю, я считаю, в течение года надо утвердить генеральный план и заняться расширением границ города с обязательным проектированием микрорайонов под индивидуальное строительство. Время многоэтажек уходит!

Сергей Аксёнов:
— В городе сегодня много кричащих проблем: прохудившийся водопровод, переполненная канализация; все сети изношены процентов на семьдесят. Они советские, замены им нет и не предвидится в ближайшее время. При этом большинство ликвидных участков земли реализованы. Отсутствие генплана развития города позволяло раздавать их направо и налево. Системного подхода к выдаче земли не было. Ведь в Европе, например, существуют некие нормативы: сколько супермаркетов должно быть на тысячу жителей. Эти моменты должны быть применимы и здесь! Должно быть четко определено местоположение точек торговли, удобный подход и подъезд к ним. Должны быть названы ценовые категории, которые определенным образом регулируются государством.

Мало кто помнит, что в Симферополе было 147 заводов. Промышленная зона работала ритмично, экспортировала продукцию во многие страны, снабжала Украину. Сегодня нормально работают два-три предприятия. А потребность в сельхозтехнике, сборочном производстве, машиностроении — как была, так и есть! Развивать промышленное производство сегодня мешает отсутствие кадров, они за двадцать лет умерли, разошлись. Мощности простаивают из-за того, что на этих предприятиях осуществлялось неэффективное руководство.

Все это можно увидеть, если проехать по промзоне — там все закрыто или используется под складские помещения. А это большие территории, потерянные колоссальные мощности — ведь к ним подведены газ, железнодорожные пути, построены трансформаторные подстанции. Ничто не мешало при системной, правильной работе запустить большую часть этих предприятий. Можно было создать им условия (например, определить какой-то льготный период по уплате налогов, предоставить льготное кредитование), чтобы они запустили производство.

Программа в рамках государства, оценка рынков сбыта, эффективная система управления — начиная от транспорта и до здравоохранения, до системы реализации медикаментов — вот что могло бы наполнить бюджет. Сейчас же работает система посредников между производителем и конечным покупателем. Посмотрите, везде — частные аптеки, платящие минимальные налоги.

В Симферополе 1,5 тысячи маршруток, из которых лишь 500 ездит с конкурсными документами, платит какие-то налоги. Остальные работают только на себя, никому ничего не платят, разбивают дорожное покрытие, не рассчитанное на такую нагрузку. Все понимают, что транспорт — одна из самых прибыльных сфер бизнеса в Симферополе, а деньги здесь проходят без учета. Когда-то этому беспределу должен быть положен конец.

Сергей Шувайников:
— Кроме плохих дорог, гор мусора и проблем в жилищно-комунальном хозяйстве, негативные изменения претерпела сама система городской власти. Сегодня нет «обратной связи» между жителями и городской властью. Жители не знают, что делает городская власть — а городской власти неинтересно, чего хотят жители и чем они живут. Этот разрыв надо ликвидировать. Почему я как горожанин не имею доступа к информации о городе — ни к документам, ни к решениям? Информационный сайт Симферополя, кроме воспевания городского головы, не сообщает ни о чем. Решения принимаются в закрытом режиме. Когда я спрашиваю у депутатов городского совета: а за что вы голосовали, и что вы приняли — они отвечают: не знаю! Вспомним хотя бы решение по застройке соснового рукотворного леса в конце улицы 51-ой армии. Все это вызывает возмущение жителей, и система городской власти, конечно, должна быть перестроена.

Сергей Аксёнов:
— Мы предлагаем установить вебкамеры в кабинете у каждого чиновника. Это нетрудно и недорого сделать. Я хочу знать, чем занимается мэр — и он должен знать, что я как рядовой гражданин за ним в любой момент могу начать наблюдение. Мало того, что все решения должны быть вывешены на сайте горсовета — совсем нетрудно сделать интернет-трансляцию всего хода сессии!

Вы принимаете решение о ремонте здания — пожалуйста, вывесите на сайте, что именно хотите покрасить, какой краской, сколько и какая фирма возьмет за работу. Тогда у меня и у других жителей города не будут возникать лишние вопросы и подозрения в том, что общий бюджет города расходуется не по назначению.

— Казаки с вами?

 

Сергей Аксёнов:
— Казачество с нами, Совет атаманов Крыма с нами. На сегодняшний день движение перерастает общественную организацию, мы становимся политической силой, политической партией.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поэтическое слово Тамары Дьяченко

Елена ОСМИНКИНА

Монополия на чистый город

Ольга ФОМИНА

Сергей Аксёнов: Запрет на изучение русского языка на Львовщине —

.