Крымское Эхо
Новороссия

Пример ушедших и долг живых

Пример ушедших и долг живых

За прошедшие две недели мая самым заметным событием в ходе специальной военной операции (СВО) стало освобождение города Попасная Луганской Народной Республики. Успех этот тем более ценен потому, что Попасная — не только крупный железнодорожный узел, но еще и господствующая высота для всей близлежащей местности. С некоторых точек Попасной просматривается даже город Артемовск, находящийся пока под контролем украинских войск. Расстояние от Попасной до Артемовска — свыше 20 километров.

Линия фронта к Попасной все же остается близкой, всего-то пять-семь километров. Поэтому украинская армия не упускает случаев обстреливать потерянный для нее город из артиллерии, что и происходило, например, 15 и 16 мая.

По направлению к городам Краматорск и Славянск принципиальных изменений в военной обстановке пока нет. Бои идут севернее Славянска, в лесной местности, на левом берегу реки Северский Донец.

Освобождение всей северной группы городов Донбасса — задача на сегодняшний день, хоть и отсроченная, однако ее решение неизбежно и необходимо. Главная трудность, которая вырисовывается на всей этой территории, — фортификационное прикрытие местности. В течение последних семи лет украинские военные превратили Краматорск и Славянск в серьезно укрепленный район общей площадью 170 квадратных километров.

По этим же причинам непросто продвигается вытеснение украинских войск из Авдеевки, этот город-спутник Донецка укреплен так же сильно. Со стороны Авдеевки по-прежнему не прекращаются обстрелы северных окраин Донецка и всей Ясиноватой. В мае были уже три прецедента, когда снаряды, выпускаемые из Авдеевки, долетали и до Макеевки.

В зоне артиллерийского и минометного огня остаются Перовский и Кировский районы Донецка. Туда противник стреляет из Новомихайловки, Марьинки и Красногоровки.

Военные действия, какое бы название они не носили, всегда сопровождаются потерями. Союзные силы, российская армия, воюют, стараясь беречь людей. Но не всегда это удается.

Об одном таком герое войны, погибшем на поле боя совсем молодым, следует рассказать особо.

Не далее, как 14 мая в городе Нефтеюганске, хорошо знакомом автору этих строк, похоронили морского пехотинца, ефрейтора Максима Захарчука. Он родился и вырос в городе нефтяников, находящемся в Ханты-Мансийском Автономном округе — Югре, там же окончил школу, а потом поступил в Сургутский государственный университет. В студенческие годы участвовал в движении «Волонтеры Победы». Мечтал заняться альпинизмом.

В армию Максим был призван в 2020 году, а уже год спустя стал служить по контракту. Службу проходил на Дальнем Востоке, в городе Уссурийске. Часть, где служил ефрейтор Захарчук, была направлена на защиту Донбасса в ходе СВО. Погиб Максим Захарчук 01 мая этого года, действуя в составе разведывательного взвода. Геройскому морпеху, только будущей осенью, 29 октября, могло бы исполниться 22 года.

Максима можно назвать ровесником нового века: век двадцатый, такой богатый на крутые повороты истории, уроженец Нефтеюганска успел застать разве что на самом его исходе.

Город Нефтеюганск, его Клуб юных морских пехотинцев, другие организации, где воспитываются будущие защитники Отечества, склонили свои флаги над могилой своего товарища и друга. У Максима Захарчука остались родители, сестра, брат и жена по имени Надежда.

Долг живых — добиться победы над киевской властью и, что еще важно — правильно и убедительно выяснить причины, приведшие к развернувшемуся военному конфликту, разобраться, как и почему он стал неотвратимым.

Коллизии ХХ века достались по наследству его преемнику — 21-му столетию.

Те, кто уже никогда не вернётся с войны, оставляют живущим силу своего примера служения Родине. А дело тех, кому выпало жить — идти вперед дальше, продолжать и умножать все, что завещано павшими героями.

В массовом, повседневном восприятии специальной военной операции возник, что также надо признать, некоторый диссонанс между ежедневными боевыми сводками Министерсва обороны России и темпом продвижения союзных сил. И дело здесь не в том, что кого-то надо подгонять. Но определенные коррективы в информационное обеспечение операции вносить не помешало бы.

Время в условиях фактически войны — явление обоюдоострое. Его резервы могут быть и в распоряжении противника. Киевская власть в этом плане сильно рассчитывает на своих содержателей и подстрекателей с Запада. А они, в свою очередь, всегда рады стараться подпитывать режим, в самом деле готовый воевать до последнего жителя Украины всем, чем считают нужным.

А киевская власть прикидывает сейчас, что крупные партии военных грузов из-за западного кордона станут поступать в ее распоряжение уже совсем скоро, приближающимся летом.

К разряду излишне оптимистичных не отнесешь и сведения о том, что российские войска оставили несколько населенных пунктов в Харьковской области. И тут дело не только и не столько в том, что иногда приходится предпринимать тактические отступления. На войне всякое бывает.

Только, вот, оставленные территории —это не одно лишь пространство, но прежде всего люди, которые там живут. И уже немало из них попали под репрессивный каток киевской власти. Берут тех, кого заподозрили хотя бы в минимальном сочувствии к российской армии или кто-нибудь прикреплял на свою одежду георгиевскую ленту. Все они теперь, на терминологии Киева, «коллаборанты».

Флаг России безусловно должен вернуться туда, где он был уже поднят. Таким образом все станет на свои места, и все, кто может, разберут, кто «коллаборант» на самом деле.

Картина реальной войны всегда противоречива. Но в ней наряду с не самым лучшими есть место и обнадёживающим новостям. Тоже не так быстро, как бы того хотелось, но неуклонно подходит к своему логичному концу осада комбината «Азовсталь» в Мариуполе. Правда, 16 мая из заводских подземелий вышла только отколовшаяся от остальных «азовских» сидельцев группа численностью 265 человек, из них 51 — тяжело раненый. Но, главное, что процесс пошел. Видимо, в ближайшее время мы узнаем и о судьбе остальных.

Верно и то, что группировка союзных сил, продолжающая держать в осаде комбинат, где остаются еще несдавшиеся нацисты, сейчас очень бы понадобилась где-нибудь под Красным Лиманом. Там, кстати, также обозначился успех: взяты окрестные села, а сам город — небольшой, но имеющий важность как крупная транспортная развилка, взят подразделениями российской армии и народной милиции ДНР в полукольцо.

Фронт продвигается и к западу от Красного Лимана, в направлении курортного Святогорска. Но снова нужны терпение и выдержка. Мариуполь также, как и весь Донбасс, хотя и это только для начала, должны стать полностью свободными от фашистской нечисти.

Донецк, пусть это не прозвучит в обиду Луганску, нередко называют столицей всего Донбасса. Сегодня эта столица, как и в 1941 году Москва, остается прифронтовым гордом. О чем и свидетельствуют и звучащие, нередко внешне бесстрастно, боевые сводки. По причине непрекращающихся обстрелов на весь период майских праздников в этом году на территории Донецка были отменены любые массовые мероприятия.

А сводки о днях, наступивших уже после майских «каникул» таковы: 15 мая от артиллерийского огня погиб житель Петровского района Донецка, проживавший на улице Вересаева. Тогда же был убит еще один человек, и одна женщина ранена.

Сутки 16 мая отличились тем, что были обстреляны четыре района Донецка: снова Петровский, а также Ленинский, Кировский и Куйбышевский. К счастью, теперь это так называется, в минувший понедельник обошлось без жертв. Но три жителя в Донецке получили ранения разной тяжести.

Война, сама по себе — тяжелый долг. Но те, чье дело на войне правое, безусловно, исполняют свой долг до конца. Иного ведь не дано…

Г.Донецк

Фото из открытых источников
Прощание с Максимом Захарчуком

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Война — дело уже решённое

Алексей НЕЖИВОЙ

Технический перерыв на ветряных мельницах

Игорь СЫЧЁВ

Обстрелы со сканером

Игорь СЫЧЁВ

Оставить комментарий