Крымское Эхо
Архив

Предмет истории – начало всех начал

Предмет истории – начало всех начал

В СЕВАСТОПОЛЕ ПРЕЗЕНТОВАЛИ КНИГУ «РАССКАЖУ ВАМ О ВОЙНЕ…»

Это была необычная презентация. После презентаций обычных рядовых книг газетчик на скорую руку составляет заметку из десятка штампованных предложений и, зевнув, принимается за подготовку следующего материала. На этот раз всё было по-другому. Выступление доктора исторических наук, профессора <b>Тамары Гузенковой</b> в севастопольской библиотеке им. Л.Н. Толстого, где состоялась презентация книги <b>«Расскажу вам о войне… Вторая мировая и Великая Отечественная война в учебниках и сознании школьников славянских стран»</b>, содержащей глубокий анализ преподавания истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны в школах стран постсоветского пространства и некоторых европейских государств, заставил автора статьи более часа заниматься расшифровкой диктофонной записи.

Тамара Гузенкова

Предмет истории – начало всех начал
Ибо все сказанное московским историком вовсе не умещалось в простенькие фразы, а требовало подробного изложения.

Тамара Семеновна Гузенкова – российский историк, политолог, специалист по национальной и гуманитарной политике в европейских странах СНГ, заместитель директора Российского института стратегических исследований, автор множества научных трудов, освещающих политические процессы, в том числе и на Украине. В 2010 году вышла ее книга «Антропология власти и Юлия Тимошенко» , вызвавшая большой интерес и наделавшая немало шума в политикуме Украины и самой России. Сейчас этот бестселлер трудно найти, по крайней мере, из Интернета «Антропологию…» скачать не получается. Что подтверждает ценность этого издания.

И вот очередной труд Тамары Гузенковой и команды ее единомышленников – книга «Расскажу вам о войне…». Об истории создания этой книги, о ее специфике и некоторых особенностях ее разделов Т.Гузенкова и рассказала в севастопольской «Толстовке» . Повторяю: всё сказанное московским исследователем показалось мне настолько интересным, что я привожу выступление Т.Гузенковой практически полностью.

В книге «Расскажу вам о войне…» содержится глубокий анализ преподавания истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны в учебниках и сознания в этой связи школьников славянских стран. Авторы книги изучили школьные учебники Украины, Беларуси и Украины, а также восточно-европейских славянских стран – Чехии, Словакии, Польши, Болгарии, Сербии, Хорватии и др. Предметом внимания представителей РИСИ были тексты школьных сочинений и ответы учащихся на специальные тесты.

«Тема преподавания истории в школах, на мой взгляд, невероятно важна, – отметила в самом начале Тамара Гузенкова. – Потому что в зависимости от того, как рассказывают детям той или иной страны историю вообще и историю Второй мировой войны в целом, воспитывается соответствующим образом и молодежь, позиционируется сама страна в мире».

Книга «Расскажу вам о войне…» вовсе не является орудием пропаганды, подчеркнула Т.Гузенкова. Внимательно изучив учебники и школьные сочинения, специалисты РИСИ создали, по словам московской гостьи, объективную картину процессов, происходящих в славянских странах. «Мы специально не занимались пропагандой и не кляли никого позором. Наша книга – это объективный научный труд, выполненный в спокойной академичной форме», – сказала замдиректора РИСИ.

Презентованная в севастопольской
«Толстовке» книга»

Предмет истории – начало всех начал
Одна из тенденций, которые наблюдаются в школьных учебниках стран СНГ и центральной восточной Европы, – это интерпретация истории Второй мировой войны. Всё разнообразие учебников по истории специалисты РИСИ делят условно на три группы. «Это учебники, которые близки к традиционной поздней советской концепции, – пояснила Т.Гузенкова, – учебники, несущие в себе существенно пересмотренный компонент и, наконец, учебники, в которых содержится радикальный пересмотр событий Второй мировой войны и ее интерпретации».

Основные позиции «поздней советской концепции» – это такие категории, как «решающий вклад в победу СССР», «преимущество социалистического строя и коммунистической идеологии», «морально-политическое единство советского народа, как залог победы», «позитивный образ советского руководства». Советское командование в годы Великой Отечественной войны данной концепцией также рассматривается позитивно, но о Сталине, отметила Т.Гузенкова, «говорится довольно глухо и он очень мало упоминается». Остальные категории – «Коммунистическая партия воспринимается как главный организатор борьбы советского народа», а также «трактовка народно-демократических революций в странах Восточной Европы — как результат победы СССР».

Естественно, Тамара Гузенкова обратила свой взор на школьные учебники Украины – соответствуют ли они «поздней советской концепции»? «Ничего подобного в украинских учебниках нет», – заявила историк. По ее мнению, к «поздней советской концепции» максимально приближаются исторические образовательные системы Беларуси и Приднестровья, в достаточной степени – Армении и Узбекистана. «Хотя в этих странах и есть свои особенности», – добавила в адрес двух последних республик Т.Гузенкова.

 

Великая Отечественная война
в объективе военного корреспондента

Предмет истории – начало всех начал
Второй группе учебников характерна «трансформационная концепция» изложения истории. Это свойственно России, Чехии, Словакии, Болгарии, Сербии, Хорватии, Венгрии, а также Азербайджану, Молдове и Таджикистану. Что значит «трансформационная концепция»? Это когда в учебниках освещаются репрессии, преувеличивается роль страны (в которой выпущен этот учебник) в победе над фашизмом, обсуждается тема предательства коллаборационистов – иногда нейтрально, иногда сочувственно, подвергается критике советская система, осуждаются действия советского руководства на первых этапах войны и обсуждаются ранее «запретные» темы – Холокост, Катынь.

Также для «трансформационной концепции» характерны описания быта в годы войны, взаимоотношения народа и власти, гендерная тема («женщины в годы войны») и в целом – новая трактовка военных событий.

И, наконец, третья группа учебников – «радикально пересмотренная концепция». «Этой концепции однозначно соответствуют украинские учебники, – заявила Т.Гузенкова. – Гитлер по этой концепции приравнивается к Сталину и на этих лидеров возлагается равная ответственность за развязывание Второй мировой войны, затушевывается решающая роль СССР в ведении войны и в победе над фашизмом, определяющими факторами победы СССР считаются огромные людские ресурсы и климатические условия, победа объясняется «Генералом Морозом», который помог СССР выиграть войну.

В целом трактовка действий СССР после 1944 года – захватническая; как только Красная армия переступили границы СССР, она превратилась в агрессора. Германский народ, по версии «радикально пересмотренной концепции», – такой же страдалец и жертва войны, как и все народы, на которые напал Гитлер, коллаборанты превращаются в национальных героев, вплоть до того, что ОУН-УПА считается главным победителем во Второй мировой войне.

На Параде Победы в Москве»
Предмет истории – начало всех начал
Анализ школьных учебников европейских стран позволил специалистам РИСИ сделать некоторые обобщающие выводы. «О войне стали говорить гораздо меньше, – делится наблюдениями Тамара Гузенкова. – Если в 60-е годы и в начале 70-х в учебниках, посвященных истории XX века, теме войны отводилось до 40% общего объема учебников, потом этот объем стал заметно снижаться, то в настоящее время войне посвящено 8%, максимум – 10%. Мы полагаем, что этот процесс будет продолжаться, и не за горами то время, когда тема войны будет умещаться в несколько строк».

Одной из существенных тенденций в европейском образовании стала попытка демилитаризировать саму войну. Считается некорректным, сообщила историк, описывать войну через военные сражения, через битвы, через описание героизма, воспевание героев. Войну стали описывать через другие образы и с помощью других приемов. Война из событий, происходивших на линии фронта, в окопах и на полях сражений, превратилась в описание тылового быта, положения мирного населения, детей, женщин, пленных, раненных.

В результате этого страны-агрессоры и страны, подвергшиеся оккупации, встали, образно говоря, на одну доску. Страдания германского населения описываются в такой же степени, как и страдания советских людей, – все они были жертвами войны. И постепенно размывается представление, кто агрессор, а кто – жертва войны, кто захватчик, а кто – защитник. Европейцы, в частности, не рекомендуют возлагать вину за развязывание Второй мировой войны на какой-то определенный народ. Они считают, что это неполиткорректно. Вдобавок ко всему война дегероизируется. Считается некорректным выделять каких-либо героев войны, воспевать их, брать с них пример – европейцы полагают, что эти люди являются носителями «милитаристского начала».

 

Одно из подразделений ОУН-УПА

Предмет истории – начало всех начал
Как отмечалось выше, при подготовке книги «Расскажу вам о войне…», помимо школьных учебников по истории, специалисты РИСИ изучили сочинения учащихся, а по возможности и тестировали учащихся. Специалисты стремились понять: как школьники относятся к минувшей войне, что для них в этом процессе является ценностью и кого они считают действительными героями? Выяснилось, что в школьных сочинениях восточных славянских стран, в частности, Чехии и Словакии практически нет описания военных событий.

Т.Гузенкова поделилась интересным наблюдением: «Многие школьники, – сказала она, – писали сочинения как бы от имени тех людей, которые находятся в концлагерях, которые спрятались от фашистов в деревнях и только ждут, когда немцы уйдут. Судя по тому, что в сочинениях нет описания реалий Второй мировой войны, дети не понимают, что на самом деле происходило в это время».

В сочинениях российских школьников война воспринимается, конечно, по-другому, они описывают и сражения, и поражения, и победы, у детей есть свой пантеон героев. Причем, в этом пантеоне зачастую даже нет тех героев, которые описаны в учебниках, заметила Т.Гузенкова. «Сознание российских школьников, – считает она, – более консервативное и преемственное – это та социальная память, которая идет не от учебников, а от связи с поколениями. Чаще всего называемыми полководцами Великой Отечественной войны являются Жуков и Рокоссовский, а главный герой войны – народ. Не забыты российскими школьниками молодогвардейцы, Александр Матросов, Гастелло, Карбышев, Панфилов. Значительной фигурой считается и Сталин – в сознании юных россиян он занимает довольно большие позиции».

Изучая школьные сочинения, специалисты РИСИ стремились понять: в какой степени согласованы мнения школьников и мнения учебников. «Если мнение учебников и мнение школьников согласованы, то мы понимаем: это общество в определенной степени консолидировано. И мы пришли к выводу: самой консолидированной нацией оказались белорусы. Потому что во всех регионах, где мы проводили тестирование, школьники излагали примерно тоже, что и говорится им в учебниках», – резюмировала Т.Гузенкова.

Несколько иначе выглядит подобная «консолидация» в России — учащаяся масса этой страны, по мнению московского историка, представляет собой менее сплоченное общество. Если в провинциях и на востоке России школьные сочинения демонстрируют «более консолидированное мнение», то крупные города являются, по выражению Т.Гузенковой, «черными дырами».

Очень разнородные мнения о войне в Москве и Ленинграде, в этих городах нет патриотизма в традиционном смысле этого слова, сочинения учащихся построены на «размышлениях, которые размывают мнение о войне». В частности, пермские школьники меньше всех говорят о блокаде Ленинграда и о дневнике Тани Савичевой. Так или иначе, отмечает историк, но тема блокады Ленинграда остается самой распространенной во многих сочинениях учащихся россиян.

Советский плакат»
Предмет истории – начало всех начал
Большое внимание, говоря о «консолидации» школьных учебников и учащихся, московский профессор уделил состоянию общества Украины. В этой стране, сказала Т.Гузенкова, наблюдается «ни на что не похожая картина». «Консолидация» учащихся и учебников присутствует только на Западной Украине, именно в этом регионе школьники разделяют мнение учебников, написанных в Киеве.

У школьников же Востока и Юга Украины мнение о минувшей войне весьма далеко от изложенных в учебниках идей. Зачастую это приводит к определенной депрессии детей, полагает историк. «Они не понимают смысла этой войны: за что воевали их предки, чего они добились? Украинские дети очень тяжело отвечают на вопрос: кто является героем Великой Отечественной войны? Называть героем Степана Бандеру на Востоке и Юге Украины им неудобно. Также неудобно называть им героями молодогвардейцев или Зою Космодемьянскую. Поэтому в представлении украинских детей война оказывается бессмысленной и безгероической», – делает вывод Т.Гузенкова.

 

Великая Отечественная война
в объективе военного корреспондента

Предмет истории – начало всех начал

Город Севастополь в данном контексте, как показалось автору этих строк, московской гостье представляется своеобразной «загадкой». «Вы ведь преподаете официальную историю по тем же учебникам, которые спускаются из центра! Но каким образом получается у вас баланс между тем, что должны говорить учителя и тем, что школьникам говорят родители? – недоумевает Т.Гузенкова (одновременно восхищаясь при этом, как показалось автору статьи). – Как вы в этой ситуации выкручиваетесь и как вам это удается?»

В Севастополе, по мнению Тамары Семеновны, происходит «нечто такое, что не происходит в других регионах Украины»…

Но в настоящее время ситуация с отражением Великой Отечественной войны в украинских учебниках в достаточной степени меняется. В учебники вернулось понятие Великой Отечественной войны. Если в течение многих лет это словосочетание было изъято из учебников и, более того, в учебниках имелись статьи, в которых разъяснялось, почему минувшая война в украинском обществе ни при каких обстоятельствах не может называться Великой Отечественной, а может быть только советско-германской, то сейчас, по словам Тамары Гузенковой, в учебниках Украины появились «новые ориентиры».

До самого недавнего времени формирования ОУН-УПА трактовались, как главные герои войны, а сейчас «этот процесс пошел в обратную сторону». Украинской повстанческой армии стали уделять меньше места, а если ее и характеризуют, то в достаточно нейтральных, а не героизированных тонах. «По моим сведениям, из украинской системы образования скоро будут убраны Бандера и Шухевич, появятся Шорс и Пятаков. Табачник, я думаю, много еще услышит по этому поводу лестных слов от украинских националистов», – съязвила Т.Гузенкова.

Лесные братья»
Предмет истории – начало всех начал
И, тем не менее, историк полагает, что авторы новых украинских учебников пошли, как она выразилась, «по пути наименьшего сопротивления». Если и есть изменения в текстах учебников, то они косметические. «Просто убраны антироссийские грубости, а то, что более нейтральное, – осталось», – отметила Тамара Семеновна. Позитивным моментом в новых учебниках по истории она видит возвращение в них в качестве иллюстративного материала советских плакатов времен Великой Отечественной войны.

В завершении презентации Тамара Гузенкова подвела своеобразную черту. «История вообще и история Второй мировой войны, – сказала она, – переписывалась, переписывается и будет переписываться, потому что она создается в интересах правящего класса и властвующей в настоящий момент верхушки».

Вообще-то, по классификации Т.Гузенковой, существует три типа истории. Это государственная, официальная история, которая излагается в учебниках истории, контр-история, угнетаемая и подавляемая государственной историей, и, наконец, история, которая хранится в памяти общества и передается из поколения в поколение. Различные специалисты по-разному оценивают значение этих видов. Французский исследователь Марк Ферро, изучающий преподавание истории в школах разных стран, например, считает, что официальная история и контр-история не влияют на историческое сознание общества. «Но мне кажется, влияние этих типов истории более чем значительно», – заметила замдеректора РИСИ.

 

Великая Отечественная война
в объективе военного корреспондента

Предмет истории – начало всех начал
Во время презентации книги «Расскажу вам о войне…» выступили представители общественности Севастополя, они рассказали московскому профессору, каким образом в их городе сохраняется память о Великой Отечественной войне. Тому порукой – множество памятников в Севастополе, преподавание истории не только по государственным, но и по учебникам, составленным городскими специалистами, активная позиция ветеранов войны и пр.

В ответ Т.Гузенкова высказала несколько соображений, которые показались мне весьма примечательными. «В интеллектуальном и идеологическом отношении, – сказала Тамара Семеновна, – Севастополь находится в оборонительной позиции. Севастополь не может навязать свою точку зрения относительно былой войны всей Украине, этот город вынужден различными способами обороняться. В достаточной степени этому помогает тесная связь с Россией. Вы говорите, что очень трудно фальсифицировать историю, если есть живые свидетели…Я хочу сказать, что мы находимся на пороге радикального перехода. Уходят люди, остаются последние свидетели, в присутствии которых нельзя откровенно врать. Но как только последний участник Великой Отечественной Войны уйдет в мир иной, у нас наступит эпоха интерпретаторов, и это будет борьба интерпретаций и здесь может быть уже все, что угодно…»

 

Фото автора, а также фото из Интернета

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О симферопольском новогодье, новом общественном совете и новорожденных

.

У нас не забалуешь!

Татьяна ГЛЕБОВА

Бывают в жизни встречи

Ольга ФОМИНА